Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
НБА заберет у всех клубов номер самого титулованного игрока лиги Спорт, 23:04
Небензя счел абсурдом обвинять Россию в ударах по Запорожской АЭС Политика, 23:03
Продажа статуса: как монетизировать желание водителей выделиться Партнерский проект, 23:02
МАГАТЭ не увидело немедленной угрозы для ядерной безопасности на ЗАЭС Политика, 22:56
Госдеп заявил о нежелании вредить россиянам визовыми ограничениями Политика, 22:51
Работа для подростка: как раннее трудоустройство помогает строить карьеру Партнерский проект, 22:32
Клуб из Лихтенштейна впервые дошел до последнего раунда отбора еврокубка Спорт, 22:29
Военная операция на Украине. Главное Политика, 22:07
РБК Comfort
Получайте рассылку с новостями, которые влияют на качество вашей жизни.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
ЛУКОЙЛ получил первую иностранную заправку в России Бизнес, 22:06
Как бороться с лудоманией на средства операторов игорного бизнеса Партнерский проект, 22:03
Теннисиста наказали за неправильное использование «туалетного» перерыва Спорт, 21:56
Как отучить пьяных садиться за руль Партнерский проект, 21:39
Глава АвтоВАЗа оценил перенос производства Lada Vesta в 1 млрд руб. Авто, 21:29
Турция обвинила Швецию и Финляндию в невыполнении обещаний по НАТО Политика, 21:18
Экономика ,  

Суд в Гааге принял «крымский» аргумент в решении по делу ЮКОСа

Как связаны присоединение Крыма и вердикт голландского суда
Суд Гааги, встав на сторону экс-владельцев ЮКОСа в споре с Россией, как аргумент использовал договор о присоединении Крыма. Юристы, защищающие интересы России, в целом называют трактовку суда ошибочной и «из ряда вон выходящей»
Фото: Василий Смирнов / Global Look Press
Фото: Василий Смирнов / Global Look Press

Апелляционный суд Гааги, который 18 февраля вынес решение против России по жалобе бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа, опирался в том числе на Договор о принятии Крыма в состав Российской Федерации 2014 года как на свидетельство того, что Россия пользуется механизмом временного применения международных договоров во всей их целостности. Это следует из полного текста решения суда, изученного РБК. Фактически суд заявил, что та позиция, на которой настаивает Россия в споре с экс-акционерами ЮКОСа, не поддерживается в других примерах ее международных договоров.

Россия доказывала на суде, что Договор к Энергетической хартии (ДЭХ), на основании которого судились экс-акционеры ЮКОСа, применялся временно, за исключением тех положений, которые противоречили российским законам, и среди этих неприменяемых положений была статья о разрешении споров с инвесторами в международном арбитраже.

Толкование нескольких слов

Ключевым вопросом спора на протяжении более десяти лет является интерпретация ст. 45 Договора к Энергетической хартии (ДЭХ) — эта статья определяет порядок временного применения договора до его вступления в силу. Россия подписала этот договор в 1994 году, но не ратифицировала, применяя на временной основе (в 2009 году формально отказалась от временного применения и ратификации).

Логика бывших акционеров ЮКОСа была такой: в 1994 году Россия согласилась применять ДЭХ временно целиком, а значит, в том числе согласилась применять ст. 26 о порядке разрешения споров с инвесторами.

Россия возражала: согласно ее интерпретации ст. 45 говорит, что договор применялся временно только в отношении тех его положений, которые не противоречили действующему российскому законодательству (в конечном счете принципиальная разница толкований упирается в лингвистическую интерпретацию конструкции to the extent that such [provisional application]… — «в той степени, в которой такое [временное применение]»…). Соответственно, если какая-то статья договора вступала в противоречие с российскими законами, она не должна была применяться. Россия утверждала, что именно такой статьей являлась ст. 26, которая определяет «безусловное согласие» сторон на передачу спора в международный арбитраж. Это потому, аргументировала Россия, что по российским законам споры в области публичного права (проистекающие из действий государства, например в области налогообложения) не арбитрабельны и могут быть рассмотрены только в российских судах.

Договор либо применяется целиком, либо не применяется

Pro
Правда ли, что мед, стевия и фруктоза полезнее сахара
Pro
Фото: Joern Pollex / Getty Images Почему пользу веганства часто преувеличивают и чем это опасно
Pro
Фото: David Paul Morris / Getty Images Строители начали зарплатные гонки за работников. Как меняется отрасль
Pro
Фото: 20th Century Fox Film Corporation «Я вышел от шефа униженным»: как бороться с токсичностью на работе
Pro
Фото: Leon Neal / Getty Images «Почему мы такие бедные?»: как отвечать на неудобные вопросы ребенка
Pro
У вас есть 8 секунд. Как презентовать и продать идею
Pro
Фото: Shutterstock Сотрудники на удаленке стали хуже работать: как этично их контролировать
Pro
Масштабный пожар на складе Ozon. Как это скажется на его результатах

Апелляционный суд Гааги, разбиравший спор 3,5 года, в конечном счете не поддержал российскую трактовку и заключил, что ст. 45 подразумевает, что Договор к Энергетической хартии после его подписания, но до ратификации либо применяется временно целиком, либо не применяется временно целиком. В последнем случае государство должно сделать специальное заявление о том, что оно не может согласиться с временным применением — такую опцию ДЭХ предоставляет. Россия в свое время не сделала такого заявления. «Когда Российская Федерация подписала ДЭХ, она согласилась временно применять его, если только договор в целом не противоречит российскому законодательству. Апелляционный суд придерживается мнения, что ДЭХ в целом не противоречит российскому законодательству», — заявила пресс-служба суда.

Суд Гааги назвал дату вынесения решения по делу ЮКОСа на $50 млрд
Бизнес

Таким образом, апелляционный суд посчитал ошибочной позицию Окружного суда Гааги, который в 2016 году постановил, во-первых, что ДЭХ должен применяться временно только в отношении тех его частей, которые не противоречат национальному законодательству, а во-вторых, что временное применение не распространялось на статью о разрешении споров с инвесторами в международных арбитражах. Фактически апелляционный суд вернулся к исходной интерпретации международного арбитражного суда в Гааге.

«Апелляционный суд чрезмерно уважительно отнесся к решению арбитража от 2014 года», — сказал РБК гендиректор Международного центра правовой защиты (МЦПЗ, координирует работу юристов в международных делах против акционеров ЮКОСа) Андрей Кондаков. По его словам, апелляционный суд ошибся в трактовке ст. 45, предложив «из ряда вон выходящее» прочтение, согласно которому временное применение ДЭХ, допускающее арбитражное разбирательство спора из области публичного права, не противоречит российскому законодательству. Кондаков надеется, что Верховный суд Нидерландов исправит эту ошибку.

«Крымский» аргумент

Апелляционный суд Гааги считает, что на практике Россия в целом ряде случаев соглашалась на временное применение международных договоров целиком, даже если их отдельные положения противоречили российскому законодательству. То есть ее юридическая позиция по вопросу временного применения ДЭХ не подтверждается другими примерами временного применения договоров. Один из таких примеров, на который ссылается суд, — международный договор о принятии Республики Крым в состав России.

Договор о принятии Крыма был подписан 18 марта 2014 года и применялся временно до его ратификации, которая состоялась несколько дней спустя. Конституционный суд, срочно рассмотрев запрос президента Владимира Путина о проверке конституционности данного соглашения, 19 марта писал, что «фактически принятие Республики Крым в состав Российской Федерации предусматривается как элемент применения рассматриваемого договора до его ратификации». Это означало, что Крым и Севастополь находятся в составе РФ с момента подписания договора, а не с момента его вступления в силу, объяснял Конституционный суд. Однако, посчитал суд Гааги, положения договора о принятии Крыма отклонялись от действующего российского законодательства, потому что этот договор, в частности, устанавливал новые государственные границы.

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин позже объяснял, что в условиях, когда к отправке в Крым готовился «вооруженный майданный десант», времени для «строгого юридического крючкотворчества» не было.

Сергей Гландин Гаагский арест: почему Россия не сможет победить акционеров ЮКОСа в суде
Мнение
Фото:Алексей Мякишев / Global Look Press

В том же постановлении о проверке конституционности договора о присоединении Крыма Конституционный суд ссылается на другое свое постановление от марта 2012 года, в котором подчеркивалось, что «согласие на временное применение международного договора означает, что он становится частью правовой системы Российской Федерации и подлежит применению наравне со вступившими в силу международными договорами (если иное специально не было оговорено Российской Федерацией), поскольку в противном случае временное применение лишалось бы смысла». Правила временно применяемого международного договора «становятся частью правовой системы Российской Федерации и имеют, как и вступившие в силу международные договоры Российской Федерации, приоритет перед российскими законами», отмечал Конституционный суд.

Позиция России и трактовки Конституционного суда

Подход Российской Федерации и ее экспертов в деле ЮКОСа противоречит позиции Конституционного суда, считает апелляционный суд Гааги. «В тех случаях, где они утверждают, что временно применяемые соглашения не обладают приоритетом над российскими федеральными законами, эта позиция опровергается сложившейся практикой Конституционного суда», — пишет суд.

«Крымский» аргумент адвокаты бывших акционеров ЮКОСа предложили суду в 2017 году: с их точки зрения, российский Конституционный суд в 2014 году подтвердил, что временно применяемое соглашение имеет обязательную силу для России до ратификации и несмотря на расхождения между таким договором и существующими нормами российского права.

Апелляционный суд Гааги приводит примеры и других международных договоров России, в которых, как он считает, временно применяемые соглашения содержат положения, расходившиеся с законодательством России. В частности, Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств 1990 года (в Беринговом море) — оно стало исполняться на временной основе, хотя так и не вступило в силу в порядке ратификации. А также Соглашение об учреждении международного научно-технического центра, заключенное в 1992 году Россией, США, Евросоюзом и Японией. Суд считает, что иммунитеты, которые российское правительство предоставляло сотрудникам центра в Москве, расходились с российским законодательством, несмотря на временное применение этого договора.

Авторы
Теги
Магазин исследований Аналитика по теме "Нефть"