Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Новак оценил необходимость срочных мер по нефтяному рынку Бизнес, 09:38
Саакашвили привезли в тбилисский суд Политика, 09:34
Цена на нефть выросла на 5% после пятничного обвала Инвестиции, 09:33
Прокуратура проверит сообщения о смерти ребенка в больнице Приморья Общество, 09:32
Прыжок в будущее: зачем нужны квантовые компьютеры и нейроморфные чипы РБК и Росатом, 09:30
Власти обсудили новое название документа с QR-кодами Политика, 09:15
Как первый инвестор Instagram находит бриллианты среди стартапов Pro, 09:08
Почему гаджеты — не враги нашего мозга, а его союзники РБК и Huawei, 09:06
Что мешает росту доходов, ВОЗ назвала риск «омикрона». Главное за ночь Общество, 09:05
Разработчик процессоров Baikal проведет эксперимент по их сборке в России Технологии и медиа, 09:00
«Золотой мяч» — 2021. Кто претендует на самую престижную премию в футболе Спорт, 09:00
Антивирусное управление: что помогает предприятиям пережить пандемию Дискуссионный клуб, 09:00
Арабика, робуста или микс: что такое кофейный бленд и для чего он нужен РБК и Coffesso, 08:43
В Кузбассе ввели режим ЧС после аварии на шахте «Листвяжная» Общество, 08:40
Экономика ,  
0 

Бизнес назвал риски всемирной налоговой реформы для России

Российским группам может понадобиться доплачивать налог на прибыль
Российский союз промышленников и предпринимателей оценил риски для российских компаний и бюджета от присоединения к глобальной налоговой реформе. Она угрожает льготным проинвестиционным налоговым режимам в стране, заключили в РСПП
Фото: Андрей Любимов / РБК
Фото: Андрей Любимов / РБК

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), представляющий интересы преимущественно крупного отечественного бизнеса, провел анализ рисков, которые несет для российских компаний и государственного бюджета присоединение к глобальной реформе корпоративного налогообложения под эгидой Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и «Двадцатки» (G20). Преподнесенная как «историческая», эта реформа была запущена летом 2021 года и предусматривает, в частности, введение минимального эффективного налога на глобальные прибыли транснациональных компаний в размере 15% с 2023 года.

Обложение прибыли новым единым налогом в 15% затронет большинство крупных российских корпораций, говорит источник, близкий к РСПП, поскольку налог будет применяться к группам с выручкой от €750 млн (например, у НЛМК выручка в 2020 году превысила $9 млрд, у Evraz составила почти $9,8 млрд и т.д.).

Россия с самого начала присоединилась к планам глобальной налоговой реформы и сейчас находится среди 137 подписантов этого плана (.pdf). Комитет РСПП по налоговым рискам под председательством бенефициара НЛМК Владимира Лисина анализировал в том числе возможность отказа России от участия в реформе, но пришел к выводу, что это будет бессмысленно. «Независимо от участия в глобальной реформе российские группы все равно попадут под ее действие в других странах своего присутствия (в том числе на уровне зарубежных холдингов). Таким образом, РФ не сможет защитить интересы российского бизнеса, если откажется от участия в реформе», — говорится в проекте позиции налогового комитета по итогам анализа (есть в распоряжении РБК, подлинность документа подтвердил источник, близкий к РСПП).

Угроза для российских льготных режимов

В числе ключевых рисков, которые беспокоят российский бизнес, в РСПП называют тот факт, что реформа угрожает существующим льготным налоговым режимам в России, таким как СПИК (специальные инвестиционные контракты) или ОЭЗ (режим особых экономических зон). Эта угроза не прямая — как указывают специалисты Deloitte (.pdf), глобальный минимальный налог сам по себе не запрещает налоговые льготы, предоставляемые по праву домашней страны. Однако, согласно предлагаемым правилам ОЭСР/G20, если в стране нахождения материнской компании (например, в России) прибыль эффективно облагается по ставке ниже 15%, то другие юрисдикции присутствия группы смогут добрать недоплаченный дома налог. В этом случае российские налоговые льготы будут фактически сокращены (если базовая ставка налога на прибыль до применения льгот превышала 15%) или вовсе нивелированы.

«Возможно, что определенные налоговые льготы будут отменены юрисдикциями», поскольку они частично утратят смысл, считают эксперты Deloitte. Льготные режимы налогообложения со ставками налога менее 15% могут быть отменены в принципе, что ставит под угрозу инвестиционные проекты, невозможные к осуществлению без господдержки, предупреждают в комитете РСПП по налогам. В 2021 году общий объем «налоговых расходов» (выпадающих доходов бюджетной системы из-за налоговых льгот), по оценке Минфина России, превысил 6,6 трлн руб., хотя конкретно по налогу на прибыль такие льготы составляют только 232 млрд руб. Если какие-то из льготных режимов будут ликвидированы из-за реформы ОЭСР, государству, возможно, придется готовить альтернативные механизмы господдержки инвестиций (например, субсидии), отмечают в РСПП. В противном случае «негативным последствием для государства может стать срыв инвестиционных проектов, новая волна недоверия инвесторов к стабильности инвестиционного климата».

РБК направил запросы в Минфин и Федеральную налоговую службу (ФНС).

Эффективная ставка налога будет рассчитываться не по каждой компании в отдельности, а по юрисдикции в целом, поэтому если у группы в России есть помимо компаний, пользующихся льготными режимами с эффективной ставкой менее 15%, также компании, уплачивающие налог на прибыль по стандартной нормативной ставке 20%, то, возможно, налог в иностранных юрисдикциях доплачивать и не придется, указывает партнер, руководитель группы международного налогообложения КПМГ в России и СНГ Анна Воронкова. Корректировки самого правила на уровне ОЭСР, которые могли бы позволить надеяться на исключение льготных режимов из-под действия реформы, Воронкова считает маловероятными.

Глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров в интервью РБК 22 ноября заявил, что компонент налоговой реформы, связанный с глобальным минимальным налогом (Pillar 2), «фундаментальным образом» повлияет на международные компании. Егоров как раз обозначил проблему, связанную с налоговым стимулированием, и тем фактом, что глобальное налоговое соглашение может закрыть эти возможности. «Ряд стран уже смогли у себя развить те или иные отрасли, которые во многом развивались за счет различных преференций, в том числе налоговых. А теперь налоговая преференция уходит, а другого рода преференции, по идее, закрыты нормами ВТО. И у развивающихся стран возникает вопрос: а как же мы? То есть те, кто уже развились, пользовались инструментом, а те, кто нет, лишены этой возможности», — сказал глава ФНС.

Риски перераспределения прибыли из России в другие страны

Первый компонент налоговой реформы — так называемый Pillar 1 — распространится (по крайней мере на первом этапе) только на сотню крупнейших транснациональных компаний мира с глобальной выручкой свыше €20 млрд ($22 млрд по текущему курсу) и затронет перераспределение примерно $125 млрд налогооблагаемой прибыли от преимущественно низконалоговых юрисдикций в страны, где корпорации фактически реализуют свои товары и услуги. Этот компонент, вероятно, коснется минимального количества российских компаний (если затронет вообще), говорит собеседник РБК в РСПП. Тем не менее в налоговом комитете организации отмечают, что риск применения Pillar 1 к российским гигантам связан с широтой определения «добывающих» (extractive) отраслей. Дело в том, что перераспределение налогооблагаемых прибылей не затронет «добывающие» отрасли — для них сделано исключение. Поэтому российскому бизнесу будет выгоднее максимально широкое определение добывающей деятельности, которое будет покрывать разработку всевозможных природных ресурсов (включая лес, воду и так далее), указывают в РСПП.

Распределение прибыли между странами неизбежно вызовет споры между налоговыми органами разных стран, предупреждают в бизнес-организации. Для их разрешения потребуется эффективный механизм взаимосогласительных процедур, но проблема в том, что этот механизм в России сейчас «развит очень слабо, что ограничит возможность налогоплательщиков защищать свои интересы».

Кроме того, на данный момент непонятно, как для целей перераспределения прибыли будет определяться страна сбыта — например, по стране регистрации покупателя российского товара или по стране доставки груза, указывает РСПП. Действительно, есть неопределенность, которая должна быть устранена ОЭСР при подготовке проекта модельного законодательства, сказала РБК преподаватель МВА ВШЭ Галина Акчурина. «В любом случае компании столкнутся с трудностями отслеживания страны сбыта по своей продукции, и им потребуется внести изменения в учетные процессы и процессы фиксации юридически значимых фактов, сбора доказательственной базы», — добавила она.

В интервью РБК Даниил Егоров заявил, что «с точки зрения доходов» России выгодно участие в глобальной налоговой реформе, но не привел конкретных оценок. Воронкова отмечает, что в целом фискальный эффект для России нужно будет оценивать раздельно по каждому элементу (Pillar). По Pillar 1 российский бюджет дополнительно соберет налоги, которые иностранные компании, реализующие продукцию российским потребителям, будут доплачивать в России. В потенциальном минусе — налог, который придется доплачивать российским группам в странах сбыта их продукции, но «с учетом высоких порогов вряд ли под действие Pillar 1 попадет большое количество российских групп, по крайней мере на первоначальном этапе», указала Воронкова.

По Pillar 2 дополнительные сборы в российский бюджет — это налог, который будут доплачивать российские группы с холдинговой компанией в России, если в какой-то из стран присутствия их прибыль облагается по ставке менее 15%.