Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
На какие деньги Эрмитаж пополняет свою коллекцию РБК и Фонд Потанина, 21:16 Reuters узнал о возможном смягчении санкций США против Венесуэлы Политика, 21:06 Синоптик спрогнозировал срок таяния снега в Москве Общество, 21:05 В правящей партии Армении увидели основания для импичмента президента Политика, 20:55 В Астрахани сын бывшего депутата сбил двух пешеходов Общество, 20:37 На «фиолетовой» линии московского метро произошел сбой Общество, 20:11 Губерниев извинился перед Вяльбе Спорт, 19:59 Премьер Чехии сообщил об угрозе убийством ему и его семье Политика, 19:52 «Динамо» поднялось на шестое место после победы над «Ахматом» в матче РПЛ Спорт, 19:43 Bloomberg отнес Россию к «горячим точкам» по росту цен на продукты Экономика, 19:40 Промес заявил о недостаточной самоотдаче «Спартака» в игре с «Рубином» Спорт, 19:18 В «Союзмультфильме» назвали дату прощания с Зуйковым Общество, 19:16 Тихановская спрогнозировала уход Лукашенко весной Политика, 19:11 Вяльбе заявила об отсутствии претензий к Ретивых из-за упущенной победы Спорт, 19:03
Антикризисные меры ,  
0 

Эксперты назвали популярные у российского бизнеса антикризисные меры

Предприниматели назвали сокращения сотрудников и неоплачиваемые отпуска крайними мерами
Самые популярные антикризисные меры у российского бизнеса — сокращение операционных затрат и отсрочка арендной платы, показал опрос EY. В отношениях с персоналом компании практикуют перевод на неполную неделю и сокращение зарплат
Фото: Евгения Новоженина / Reuters
Фото: Евгения Новоженина / Reuters

Российский бизнес для выживания в условиях карантинных ограничений и самоизоляции населения стремится сократить операционные затраты, добивается снижения или отсрочки арендной платы, а также переводит сотрудников на неполную рабочую неделю. Отправку в неоплачиваемые отпуска и увольнения предприниматели считают крайними мерами и стараются обойтись без них, следует из результатов опроса компании EY «Как COVID-19 меняет российский бизнес?» (есть у РБК).

В исследовании, которое проводилось 24–30 апреля, приняли участие руководители более 230 компаний, представляющих малый, средний и крупный бизнес. Почти две трети респондентов (64%) представляют крупные частные компании, 29% — малый и средний бизнес, а также индивидуальных предпринимателей, еще 7% — топ-менеджеры крупных компаний с госучастием. 30% опрошенных приходится на системообразующие предприятия. Результаты опроса отражают мнение респондентов до объявления президентом третьего пакета антикризисных мер.

Подавляющее большинство респондентов (80%) заявили о падении выручки из-за ограничений, связанных с пандемией. 27% сообщили о падении выручки более чем на 50%, еще четверть — о ее снижении на 20–50%, 27% — о снижении выручки не более чем на 20%. Рост выручки зафиксировали только 6% опрошенных, они работают в основном в производстве товаров повседневного спроса, розничной торговле и сфере информационно-коммуникационных технологий.

Среди отметивших снижение выручки более чем на 30% больше всего представителей таких сфер, как автомобилестроение, деятельность аэропортов, туризм и гостеприимство, образование, недвижимость, производство промышленной продукции.

Запас прочности меньше квартала

Запас прочности напрямую связан с размером бизнеса, отмечает управляющий партнер EY по странам СНГ Александр Ивлев. Среди руководителей малого и среднего бизнеса до 20% опрошенных считают, что находятся на грани закрытия сейчас или в ближайшие недели, для крупных частных компаний аналогичный показатель составляет 7%, сообщил он. «Средний запас прочности и для МСП, и для крупных частных компаний составляет несколько месяцев. 80% топ-менеджеров крупных компаний с государственным участием не считают, что текущий кризис может привести к прекращению деятельности их бизнеса», —уточнил он.

Большинство опрошенных руководителей (76%) считают, что ограничительные меры являются угрозой для их бизнеса. На момент проведения опроса в конце апреля 10% всех респондентов отметили, что бизнес уже находится на грани закрытия или окажется в безвыходной ситуации при продлении ограничительных мер более чем на две недели. Половина участников опроса (51%) рассчитывали, что в режиме ограничений их дело сможет продержаться от одного до трех месяцев, 15% утверждали, что запаса прочности хватит на период от квартала до полугода.

Президент продлил режим нерабочих дней по всей стране до 11 мая, а с 12 мая период вынужденных каникул на федеральном уровне (в общей сложности — свыше шести недель) завершился, но руководители регионов сохраняют право продлевать ограничительные меры в зависимости от ситуации с распространением коронавируса.

Миллиарды на вирус: как бизнесмены помогают бороться с пандемией
Фотогалерея 

Снижение зарплат и неполная неделя

Участники опроса EY назвали антикризисные меры, которые уже принимают в условиях коронавирусных ограничений. Наиболее распространенными среди них стали:

  • снижение операционных затрат (38%);
  • снижение или отсрочка арендной платы (30%);
  • перевод сотрудников на неполную рабочую неделю (26%);
  • пересмотр условий договоров с поставщиками (24%);
  • снижение заработной платы сотрудникам (20%).

За реструктуризацией кредитов обратились пока 11% компаний, 24% планируют это сделать.

Неоплачиваемые отпуска и увольнения

В качестве крайних мер, к которым большинство респондентов не готовы или не планируют обратиться, EY отнес отправку персонала в неоплачиваемый отпуск и сокращение штата. О том, что уже сократили часть сотрудников, сообщили 9% опрошенных, столько же отправили работников в неоплачиваемый отпуск. Еще 23% заявили, что планируют сокращения, 11% — что намерены отправлять людей в отпуска без оплаты.

Невысокие показатели сокращения штатов и отпусков без сохранения содержания могут объясняться тем, что 64% участников опроса EY представляют крупные частные компании, еще 7% — компании с госучастием, отмечает доцент РАНХиГС Олег Филиппов. «Крупный бизнес более консервативный, более медленный, возможно, у него есть некий жирок, на котором он еще может ехать. Возможно, у них как раз принимаются сейчас решения о том, как оптимизировать структуру персонала», — пояснил он.

Он также предполагает, что респонденты могли лукавить, отвечая на этот вопрос. По его оценкам, «более-менее не изменили структуру штата» около 30% бизнесов. «Упали весь малый бизнес, ориентированный на людей, рестораны, кафе», — уточнил он.

Марсель Салихов Цена карантина: почему антикризисные меры придется расширять
Мнение
Фото:Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Минтруд в конце марта напомнил, что работодатель не имеет права по своей инициативе отправлять сотрудника в неоплачиваемый отпуск. Отпуск за свой счет работник может взять только по своему желанию. Если работодатель настаивает, чтобы сотрудник оформил отпуск за свой счет, необходимо обратиться в трудовую инспекцию, также можно жаловаться в суд и прокуратуры, рекомендовали в министерстве.

Однако опрос ЦСР, проведенный среди 1 тыс. предприятий с 31 марта по 2 апреля (в течение первой нерабочей недели в России), показал, что почти 30% компаний заставили сотрудников взять отпуск за свой счет. Кроме того, 49% предприятий сообщили, что перевели работников на неполный рабочий день с сокращением зарплаты, а более 20% сократили зарплату сотрудникам, не изменив количество рабочих часов. Майский опрос ЦСР, в котором приняли участие 3,2 тыс. жителей страны, выявил, что изменения в трудовых отношениях затронули 33% респондентов: у 52% из них сократились зарплаты, 25% отправили в неоплачиваемый отпуск, а 23% уволили.

Сбербанк зафиксировал с конца марта по середину апреля сокращение на 33% расходов на выплату зарплат в компаниях малого и среднего бизнеса, работающих в сферах спорта, отдыха и развлечений. На 24% снизили расходы на оплату труда своих работников малые и средние компании, занятые в сфере предоставления продуктов питания и гостиничного бизнеса. Расходы на фонд оплаты труда предприятий МСП, работающих в сфере образования, упали на 21%, в секторе аренды и лизинга — на 17%.