Лидеры роста и падения
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Крипто
Дебоширов на МЦК будут выявлять с помощью искусственного интеллекта Бизнес, 08:00 Как создается одна из крупнейших платформ онлайн-обучения Skyeng РБК и OCS Distribution, 07:55 Кремль подтвердил планы по большой пресс-конференции Путина Политика, 07:34 На Чукотке ограничат массовые мероприятия из-за коронавируса Общество, 07:16 Продержался 17 и 35 секунд. Все поражения Федора Емельяненко в ММА Спорт, 07:15 Почему бунтарь Моцарт живет в Театральном доме на Патриарших РБК и Галс-Девелопмент, 07:12 Почти 40% сотрудников не доверили бы работодателю свою биометрию Технологии и медиа, 07:00 СК завершил расследование дела о хищении 120 зданий в Москве Общество, 06:52 Советник офиса Зеленского дал Украине 4 место по военной мощи в НАТО Политика, 06:36 Банки попросили ЦБ отложить обязательную выдачу кредитов по биометрии Финансы, 06:30 Билеты в театры в осеннем сезоне подорожали в стране минимум на 10% Технологии и медиа, 06:00 Четыре человека погибли в ДТП с участием автобуса во Владимирской области Общество, 05:58 В Центробанке назвали суммы, которые россияне отдают финансовым пирамидам Экономика, 05:42 The Times сообщила о переговорах между Лондоном и Киевом о поставке ракет Политика, 05:07
NFT ,  
0 

Как выпустить NFT и не нарушить закон. Кейс проекта Хабиба Нурмагомедова

Старший партнер компании Aleinikov & Partners Law Firm Денис Алейников рассказал в авторской колонке «РБК-Крипто», с какими трудностями столкнулся NFT-проект чемпиона UFC и как токены удалось сделать полностью легальными

Юридический советник проекта DigitalKhabib, старший партнер компании Aleinikov & Partners Law Firm Денис Алейников


Объем рынка NFT оценивается в десятки миллиардов долларов и стремительно растет. Как и любым рынком объектов коллекционирования, им движет желание покупателя приобрести редкий объект и владеть им, а затем продать и заработать на перепродаже. Но ажиотаж сегодня не позволяет осознать риск, что вторичного рынка на NFT-токен может и не возникнуть. Если не озаботиться вопросами «правовой обертки», то NFT, как карета из известной сказки, может превратиться в тыкву. И купив такой токен за сотни тысяч долларов, продать его не получится.

Весной 2021 Хабиб Нурмагомедов успешно провел выпуск NFT в честь завершения своей карьеры. NFT чемпиона UFC были структурированы по белорусскому и частично американскому праву. Этот необычный «набор» применимого права был впервые использован для решения проблемы легальности оборота NFT.

Важность процедуры KYC

Тема NFT достаточно молодая и новая. И пока ни одна площадка, которая проводит аукционы по продаже невзаимозаменяемых токенов, фактически не имеет KYC (Know your customer — знай своего клиента). После такой продажи вслепую можно получить проблемы с международными и американскими структурами, которые противодействуют отмыванию преступных средств.

Мы проводили пресейл, чтобы оценить спрос на цифровые карточки Хабиба Нурмагомедова. По результатам мы получили заявок на покупку NFT в несколько раз больше, чем могли их продать. И были вынуждены многим отказать, потому что ввели процедуру KYC. Сейчас эта процедура активно используется на платформах, которые торгуют криптовалютой, на криптобиржах. Это требование международного законодательства в сфере противодействия легализации преступных доходов.

Американская площадка OpenSea, на которой было решено проводить торги, тоже не использует KYC. Руководство платформы сообщило, что добавление процедуры в планах, но не в ближайшее время. Понятно, что они не хотят этого делать, чтобы раскрутить свою площадку. Людей, которые тайно готовы тратить криптовалюту, гораздо больше тех, кто готов делать это открыто.

Изначально на этапе пресейла, когда мы не использовали KYC, заявок на токены поступило столько, что мы за неделю не могли их разобрать. Однако задача была сделать имиджевый проект, достойный. Для всей команды Хабиба это был важный репутационный проект. Поэтому мы старались работать деликатно.

Вокруг NFT сейчас законодательства вообще нет и нет сформированной правоприменительной практики, поэтому мы старались ее предугадать: какие вопросы могут возникнуть в будущем у американского регулятора, у международных регуляторов. И сделать таким образом, чтобы проект соответствовал не текущим требованиям даже, а будущим.

Поэтому мы прикрутили собственный сервис KYC к платформе OpenSea. Для этого мы пригласили сторонний профессиональный сервис, который специализируется на этом. И фактически мы верифицировали всех покупателей токенов Хабиба. Понятно, что кто-то не стал проходить эту процедуру из ранее поданных заявок, кто-то не прошел ее. Но изначально и не было задачи собрать все деньги мира, не ставились во главу угла финансовые вопросы. Была задача сделать красиво, легально, насколько это возможно в текущих условиях.

Подробнее о технической стороне вопроса

В сфере NFT с точки зрения ортодоксальной юриспруденции крутятся несколько разных объектов: сам токен, картинка и права на нее. Ценность для покупателя представляют как раз права на картинку и реальная возможность их уступки (перепродажи). Продается при этом NFT — токен, который является некой цифровой биркой конкретной картинки, и считается, что его передача влечет передачу прав на саму картинку. Так считается, но часто, с юридической точки зрения, это далеко от реальности.

Проблема в том, что сам по себе выпуск NFT может образовывать исключительно техническую связь с картинкой — например, в его смарт-контракт может быть зашит хеш картинки. Правовая связь при этом автоматически не возникает. То есть токен можно купить, а прав на картинку не получить. А именно наличие прав на картинку и будет ключевым предметом аудита, когда коллекционер захочет выставить купленную им через NFT картинку на серьезный аукцион — например, Christie's или Sothby's.

Чтобы купленный арт-объект при его продаже не превратился в тыкву, при выпуске NFT в Условиях использования (terms of use) должны быть решены 2 основные проблемы:

  1. Сделать выпускаемый NFT оборотоспособным объектом. Т.е. неким способным к продаже/перепродаже имуществом;
  2. Определить, какие права картинку как на объект интеллектуальной собственности будут принадлежать покупателю (это важно) и юридически «привязать» экземпляр картинки к NFT.

Как сделать выпускаемый NFT оборотоспособным объектом

Если согласно законодательству не ясно, является ли NFT легальным объектом гражданского оборота (т.е. можно ли его покупать/продавать), то может возникнуть ситуация сродни «покупки участка на Луне» — где есть контракт и есть участок, но по факту у вас ноль, так как государство не признает легальность оборота таких объектов.

Стран, где статус NFT не ясен, достаточно много — к ним можно отнести и Россию. Есть страны, где токены признают законным объектом продажи, но устанавливают серьезные ограничения для их выпуска и оборота. Например, США признают большинство токенов ценными бумагами и требуют соблюдения серьезных регуляторных процедур по их выпуску. Позиция Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) в отношении таких токенов, как NFT, до сих пор не ясна и есть риск, что они могут быть признаны разновидностью ценных бумаг «задним числом». Соответственно, штрафы за несоблюдение процедур могут догнать вас уже после выпуска и реализации токенов.

Поэтому для эмиссии токенов Хабиба нами было выбрано право Республики Беларусь. Оно имеет следующие преимущества:

  • По белорусскому праву NFT не является ценной бумагой и не регулируется законодательством о ценных бумагах. Он является «иным имуществом» и его можно легально продать или купить;
  • В Беларуси токен имеет четкую юридическую привязку к объектам гражданских прав. В частности, к объектам авторского права, что представляет собой наиболее распространенный случай использования NFT. Т.е будет обеспечена необходимая покупателю связь между токеном и объектом digital art (картинкой);
  • В Беларуси смарт-контракт, через который распространяются токены — это юридически обязывающий договор. В других правовых системах его надо дублировать классическими договорными инструментами.

Как лучше всего передать права на NFT-карточки

Самым важным элементом всей сделки с NFT является вопрос: какие права на digital art (картинку) получит покупатель?

Мы подчинили вопросы предоставления прав на карточки законодательству штата Нью-Йорк. Во-первых, в части трансфера прав на объекты интеллектуальной собственности оно одно из самых уважаемых международным сообществом (а для последующей глобальной перепродажи карточек важно, чтобы права на них признавались в соответствии с ведущими международными практиками). Во-вторых, оно содержит достаточно плотное регулирование такого понятия, как «Name and Likeness», что позволяет предоставить покупателям надлежащее право на использование картинок с имиджем известного лица.

Если говорить концептуально, то права на картинку передаются через неисключительную лицензию на публичный показ картинки как объекта цифрового искусства. Необходимо обратить внимание, чтобы эта лицензия была. А также на наличие слова Public (публичный) в лицензии — без него демонстрировать купленную картину можно будет только в тихом семейном кругу — что вряд ли входит в планы большинства коллекционеров.

«Сверхприбыль осталась в прошлом». Что будет с NFT

Испанская Премьер-лига выпустит собственные NFT-токены

Эрмитаж продал NFT-токены картин из своей коллекции на 32 млн рублей

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Главное Курсы ICO