Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
К расследованию взрыва в Бейруте подключился Интерпол Общество, 21:30 В Нижегородской области открылись бани и фитнес-центры Общество, 21:01 «Зенит» обыграл «Локомотив» в матче за Суперкубок России по футболу Спорт, 20:59 Дипломаты заявили об отсутствии россиян на разбившемся в Индии самолете Общество, 20:58 Российский вирусолог назвал противопоказания к вакцинации от коронавируса Общество, 20:50 Коренные народы Севера и Сибири попросили Маска бойкотировать «Норникель» Бизнес, 20:43 Катастрофа пассажирского самолета в Индии. Фоторепортаж Общество, 20:32  КХЛ опубликовала календарь на сезон 2020/21 Спорт, 20:30 Василий Березуцкий вошел в тренерский штаб ЦСКА Спорт, 20:16 Зачем нужен иностранный брокерский счет: главные плюсы и минусы Инвестиции, 20:14 Банки сообщили о росте числа запросов налоговиков о счетах клиентов Финансы, 20:07 В полиции сообщили о 14 погибших при крушении самолета в Индии Общество, 20:07 Умер бывший советник Буша-старшего и Форда по нацбезопасности Политика, 20:03 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:53
Бизнес ,  
0 

KPMG оценила ущерб для России от введения углеродного налога в ЕС

Эксперты аудиторской компании KPMG представили три сценария введения европейского климатического налога для поставляемых из России товаров. При базовом варианте российские экспортеры заплатят €33,3 млрд в 2025–2030 годах
Фото: Сергей Пономарев / AP
Фото: Сергей Пономарев / AP

Аудиторская компания KPMG подготовила презентацию о влиянии на российских производителей трансграничного углеродного налога, введение которого сейчас обсуждается в Европейском союзе (ЕС). Она была сделана на заседании рабочей группы комитета экологии и природопользования Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в понедельник, 6 июля. РБК ознакомился с презентацией, ее подлинность подтвердил один из участников заседания.

Эксперты KPMG представили три сценария введения углеродного налога в ЕС:

  • В оптимистичном сценарии ЕС введет налог только в 2028 году и будет взимать с разницы между фактическими выбросами углекислого газа (СО2) при производстве товаров и эталонным объемом ЕС. Нагрузка для российских производителей в этом случае составит €6 млрд за три года (2028–2030-й). Больше других пострадают поставщики газа, никеля и меди: углеродоемкость их продукции превышает европейский бенчмарк в два-три раза. Производство нефти, продукции нефтехимии, калийных удобрений и других экспортируемых товаров полностью укладывается в европейский эталон.
  • В базовом сценарии налог вводится в 2025 году и распространяется только на прямые выбросы парниковых газов (непосредственно при производстве продукции). В этом случае нагрузка для российских экспортеров составит €33,3 млрд в 2025–2030 годах.
  • При самом негативном сценарии налог может обойтись поставщикам из России в €50,6 млрд до 2030 года. Это произойдет, если трансграничный налог будет введен уже в 2022-м и распространится не только на прямые, но и на косвенные выбросы CO2 — под этим подразумеваются выбросы из источников, принадлежащих другим организациям, но так или иначе связанных с деятельностью экспортера.

У России появился план по снижению выбросов парниковых газов до 2050 года
Бизнес
Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Параметры налога, который ЕС может ввести для импортируемых «грязных» товаров с большим углеродным следом, пока не ясны. Но для России это значимый вопрос. По данным KPMG, Европа — самый крупный регион сбыта российский товаров, на нее приходится 46% экспорта. В 2019 году Россия экспортировала в страны ЕС продукцию на $189 млрд, следует из статистики ФТС.

Пока введение углеродного трансграничного налога находится в категории рисков, напоминает замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. По его словам, в случае введения такого налога в ЕС российское правительство может поддержать компании, предоставив им налоговые льготы и преференции. Оно уже поручило министерствам к 1 октября представить предложения о поддержке компаний, которые могут пострадать от углеродного налога.

Год назад глава «Роснано» Анатолий Чубайс предложил ввести собственный углеродный налог в России, который взимался бы за превышение компаниями целевых показателей выбросов парниковых газов. В случае появления такого налога ЕС мог бы освободить российские товары от нового трансграничного налога.

Чубайс предложил ввести в России новый налог
Политика
Анатолий Чубайс


Но в этом случае ущерб для экономики страны вырастет в разы, предупреждает Широв. По его подсчетам, европейский налог на реально экспортируемый объем парниковых газов из России (141 млн т эквивалента CO2) составит 275 млрд руб. в год (€3,4 млрд по курсу на 7 июля) с учетом текущих цен ЕС на парниковые выбросы. А российский углеродный налог взимался бы со всего объема производства компаний (621 млн т эквивалента СО2), которые в ЕС экспортируют только часть товаров. В этом случае налог был бы вчетверо выше — 1 трлн руб. в год, подсчитал эксперт.

Российские производители могут избежать налогов и обвала экспорта путем модернизации, которую можно профинансировать за счет «зеленых облигаций», считают эксперты АКРА. Такие инструменты подразумевают не только доступ к более дешевому финансированию, но и высокое качество отчетности и ее прозрачность, указывают эксперты. ВЭБ уже заявил о готовности помочь в развитии «зеленого» направления в экономике: для поддержки российских компаний институт развития планирует привлечь около 300 млрд руб.

Модернизация предприятий — хорошее решение для российского бизнеса, но далеко не все смогут инвестировать в новые мощности во время стагнации в экономике и климатические риски тут не помогут, скептичен Широв.