Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Отдача видеороликов переоценена. Как «Пятерочка» пришла к такому выводу Pro, 10:35
ВТБ предупредил о мошеннической схеме с мобильным приложением Технологии и медиа, 10:34
Как подростку получить опыт работы для успешной карьеры в будущем Партнерский проект, 10:33
В Крыму сообщили о прекращении взрывов на складе боеприпасов Политика, 10:28
Поставки в Россию бюджетных смартфонов упали более чем вдвое Технологии и медиа, 10:25
Серена Уильямс за час проиграла нанявшей Турсунова теннисистке Спорт, 10:20
В Росреестре зафиксировали рост числа ипотечных сделок в Москве Недвижимость, 10:18
Главком ВСУ заявил о «напряженной, но контролируемой» ситуации на фронте Политика, 10:15
РБК Comfort
Получайте рассылку с новостями, которые влияют на качество вашей жизни.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
Жителям столичного региона пообещали ослабление жары в выходные Life, 10:12
Как отучить молодежь от покупки сигарет Партнерский проект, 10:10
Как избежать наказания за налоговые преступления — 4 способа Pro, 10:08
«Молдовгаз» попросил «Газпром» отсрочить аванс за август и сентябрь Бизнес, 09:55
В МИДе заявили о превращении Афганистана в «наркогосударство» при США Политика, 09:52
Роналду назвал правдой только пять из ста новостей о себе Спорт, 09:48
Нефть дешевеет ,  
0 

Встреча России со странами ОПЕК пройдет в Петербурге

Как стало известно РБК, встреча России с пятью странами — членами ОПЕК должна состояться 20 марта в Санкт-Петербурге. Об этом сообщили два источника, близких к Минэнерго, и подтвердил чиновник ведомства

Один из собеседников РБК уточняет, что на встречу приглашены представители тех стран, которые посетил министр энергетики России Александр Новак в ходе своего турне и переговоров по стабилизации мировых цен на нефть. В частности, приглашение уже получили главы министерств нефти и газа Саудовской Аравии, Катара, Нигерии, Венесуэлы, Ирана. На эти пять стран — членов ОПЕК вместе с Россией приходится около 32% мировой добычи нефти.

Представителей других крупнейших производителей нефти (США, Ирака, Норвегии и Мексики) на встречу пока не звали, сказал собеседник РБК.

О встрече крупнейших нефтедобывающих стран 20 марта в России в четверг сообщило и агентство Bloomberg со ссылкой на министра нефти Нигерии Эммануэля Качикву.

Россию на этих переговорах будет представлять министр энергетики Александр Новак, встреча запланирована на уровне министров нефти и газа приглашенных государств, рассказали РБК два источника, близких к министерству, и подтвердил сотрудник ведомства. В предварительной повестке — выработка мер для стабилизации спроса и предложения на рынке нефти, чтобы цены на нефть выросли. По сути речь идет о заморозке добычи на уровне января 2016 года и юридическом закреплении этой договоренности, сказали все три собеседника.

Представители России, Катара, Венесуэлы и Саудовской Аравии предварительно договорились о заморозке добычи нефти на уровне января на встрече в Дохе в середине февраля. Эта договоренность вступит в силу, если к ней присоединится большинство остальных мировых производителей. А на встрече президента Владимира Путина с руководителями крупнейших нефтяных компаний 1 марта Новак заявил, что заморозить добычу уже готовы 15 стран, на которые приходится 73% добычи нефти в мире.

Министр нефтяной и горнорудной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино в четверг заявил, что во встрече, посвященной заморозке добычи, примут участие более 15 стран — членов ОПЕК и стран, не входящих в организацию, передает ТАСС. Место встречи он не назвал. 

Подъем со дна: в какую цену барреля верят нефтяные магнаты
Фотогалерея 
Вагит Алекперов,  основной владелец компании ЛУКОЙЛ

— Какой будет цена на нефть в ближайший год? 

— Мы считаем, что цена на нефть достигла своего дна в $59–60. Это тот уровень, ниже которого цена в ближайшее время, наверное, не снизится. Мы ждем, может, не резкого, но стабильного, консервативного роста в ближайшие три года. Но я не думаю, что в этот период цена достигнет $70 за баррель.

— Какой курс рубля при такой цене нефти был бы для вас оптимальным? 

— Мы не влияем ни на цену на нефть (на нее влияет мировое потребление), ни на курс рубля. Но для нас сегодня очень важна стабильность курса, его предсказуемость: инвестиционный цикл в нефтяной отрасли значительный, так что эти факторы ключевые. Я считаю, что тот коридор, в котором курс находится сегодня, — 50–57 руб. за доллар — он, наверное, сбалансирован. Цена $60–65 ограничила активные инвестиции в шельфовую нефть на территории США. Страны ОПЕК уже продекларировали, что уровень поддержки цен $60–65 за баррель их удовлетворяет. Все эти факторы говорят нам о том, что эта цена будет стабильной.

— То есть явный проигравший в противостоянии с ОПЕК — США?

— Никакого противостояния, по сути, не было. Надо учитывать, что страны ОПЕК добывают 30% от мировой добычи нефти, контролируют более 80% рынка сырой нефти, их влияние на нефтяные цены огромно. Скорее всего, предсказуемость действий стран ОПЕК будет влиять на нефтяные цены и в будущем. Участники ОПЕК смогли остановить огромный поток инвестиций в развитие нефтяных проектов в Соединенных Штатах: мы сейчас наблюдаем сокращение числа буровых установок, а шельфовая нефть без бурения быстро истощается. В то же время США — крупный потребитель и импортер нефти, поэтому здесь для страны уже положительный эффект проявляется.

— Вы давно и активно лоббируете доступ на шельф для независимых компаний и, кажется, близки к успеху. Будет ли ЛУКОЙЛ инвестировать в шельфовые проекты при нынешнем уровне цен и сколько готов в них вложить?

— Я буду уверен в том, что это решение принято, только когда оно пройдет все законодательные процедуры. Конечно, это нелогично — ограничивать собственные компании в возможности инвестировать в собственной стране. Должны быть равные условия для всех, особенно в такой тяжелый период, который мы сейчас наблюдаем. Но пока есть ограничения по инвестициям. Мы также понимаем, что в ближайшее время наши иностранные партнеры не смогут работать в Арктике. Нужно, конечно, привлекать национальный капитал, национальные компании для того, чтобы активно начать разрабатывать месторождения, которые могут быть открыты в Арктике.

— И все-таки когда и сколько? 

— Шельфовые проекты сами по себе имеют большой инвестиционный цикл. Допустим, мы на Каспии сделали первое открытие в 1995 году, а первую нефть получили в 2008 году, то есть инвестиционный цикл на шельфе составляет 7–15 лет от начала поиска до первой разработки. На разведку, если нам дадут такую возможность, мы готовы выйти очень оперативно. Сложно сказать, сколько денег потребуется. На каждом месторождении до начала разработки нужно пробурить как минимум три разведочные скважины. Это минимум $1 млрд. Компания готова эти деньги выделить на поиск месторождений. Мы готовы за счет того, что оптимизирует свои затраты за пределами Российской Федерации.

— Где будете брать деньги, с учетом того что влияние санкций чувствуют на себе все компании, даже те, которые непосредственно под них не попали? 

— Конечно, мы чувствуем сдержанность банков в выдаче кредитов. Но ЛУКОЙЛ всегда имел и сегодня имеет инвестиционный рейтинг. Мы два дня назад погасили свои еврооблигации на $1,5 млрд. Нам необходимы длинные деньги для нашего цикла. И сегодня эти сложности, конечно, могут ограничить возможности наших инвестиций. Мы чувствуем санкции: к примеру, наш партнер Total не стал реализовывать с нами проект по разработке нефти в Западной Сибири. Потихоньку это все, конечно, сказывается.

— Собираетесь ли возвращаться в Иран или участвовать, к примеру, в продаже иранской нефти? 

— В продаже иранской нефти мы точно не участвуем. Нам не предлагали, да мы и не заинтересованы вести торговые операции. Наш офис на территории Ирана работает, есть планы по изучению ряда провинций там, мы работаем активно с министерством нефти Ирана и с национальной нефтяной компанией. Мы уверены, что при снятии ограничений на территории Ирана у нашей компании будет конкурентное преимущество.

— Как вам кажется, при нынешней цене на нефть будет ли увеличиваться в нефтянке присутствие государства? Вы чувствуете для ЛУКОЙЛа такую угрозу? 

— Я считаю, присутствие государства в нашей отрасли и так чрезмерно. Особенно после того, как «Башнефть» стала государственной компанией. Я уверен, что сохранение конкурентной среды в России — это единственная реальная возможность для государства оценивать и затраты, и отдачу от отрасли, которая определяет и социальное развитие, и наполнение бюджета.

— Германа Грефа часто спрашивают, сколько банков должно быть в стране? А сколько нефтяных компаний? 

— Чем больше, тем лучше.

— Если «Башнефть» выставят на продажу, вы будете заинтересованы в этом активе? 

— Мы не рассматривали возможность покупки компании на территории России и не рассматриваем возможность того, чтобы нас кто-то приобрел. Таких сценариев нет. Мы развиваемся динамично как частная вертикально интегрированная компания, для нас сегодня открыт весь мир, компания ЛУКОЙЛ присутствует в 52 странах. Сейчас готовимся к инвестициям в Мексике, которая открывается после 60 с лишним лет, с тех пор как была национализирована местная нефтяная промышленность. Мы активно работаем в Западной Африке. Компания инвестирует в проекты, которые приносят наибольшую выгоду. Но мы все-таки считаем, что инвестиции на территории России наиболее приемлемы для ЛУКОЙЛа. Мы — российская национальная компания, мы знаем геологию, мы успешны в разведке. ЛУКОЙЛ — одна из немногих, которая каждый год компенсирует тот объем добычи, который производит

Однако Иран, недавно получивший возможность экспортировать нефть в Европу, отказался присоединиться к этому соглашению. В Тегеране объяснили это тем, что страна еще не восстановила свою долю на рынке после отмены санкций.

По словам чиновника Минэнерго, в качестве альтернативных Санкт-Петербургу площадок для переговоров рассматриваются Москва и Доха (Катар).

«В настоящее время прорабатываются различные варианты относительно места и даты встречи, на которой будут обсуждаться меры по стабилизации нефтяного рынка», — говорится в сообщении Минэнерго, опубликованном на его сайте. Официальный представитель Минэнерго не стала подтверждать, что Петербург — уже согласованное место для встречи нефтяных министров.  

Самой адекватной ценой на нефть с точки зрения баланса спроса и предложения является $50 за баррель, говорил в конце февраля Новак (в четверг марка Brent торговалась по $36,6 за баррель). Он пояснял, что, если цена на нефть поднимется выше отметки $50–60 за баррель, это позволит компаниям возобновить инвестиционную активность и приступить к ранее замороженным проектам. Тогда же Новак говорил, что на встрече в марте (место встречи он не называл) может быть формально зафиксирована договоренность о заморозке добычи нефти на уровне января: «И там уже могут быть как-то решения зафиксированы, какими-то совместными заявлениями, совместными бумагами».​

Авторы
Теги