Прямой эфир телеканала 

Прямой
эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает передачу
потокового видео.

Попробуйте установить

свежую версию Flash-плеера
Лента новостей 17:41 МСК
16:47 Большинство жертв мюнхенского стрелка были детьми мигрантов 16:19 Телеконференция главы МОК начнется в 17:00 15:42 В Одессе неизвестные попытались забросать яйцами Надежду Савченко 15:34 СМИ сообщили о принятом МОК решении по участию России в Олимпиаде 15:18 Мюнхенский стрелок планировал преступление в течение года 14:41 В Лозанне начали обсуждать вопрос об участии сборной России в Олимпиаде 14:21 G20 подготовит черный список не обменивающихся налоговыми данными стран 14:10 На борту следовавшего из Москвы в Краснодар самолета скончался мужчина 13:55 Полиция сообщила причины ДТП с туристическим автобусом под Ростовом 13:43 Украинский медиахолдинг рассказал о слежке за своими журналистами 13:19 Украина заявила о гибели в Донбассе шести военных за сутки 12:35 Глава ЛНР перенес местные выборы на 6 ноября 12:10 В парламент Бельгии внесли резолюцию об отмене санкций ЕС против России 12:00 Pokemon Go официально запустили во Франции 10:55 Полиция не обнаружила массовую драку на юге Москвы 10:19 В Бразилии арестовали мужчину за попытку кражи олимпийского факела 09:40 СМИ узнали об успехе в переговорах о слиянии Tesla и SolarCity 09:09 В результате пожара в жилом доме на востоке Москвы пострадал один человек 08:55 СМИ сообщили о трех пострадавших в результате драки в московском клубе 08:31 В Китае зарегистрировали первый случай заболевания лихорадкой Рифт-Валли 07:56 Туристический автобус из Крыма врезался в дерево в Ростовской области 07:12 Гитару Эрика Клэптона продали на аукционе за $45 тысяч 06:12 В результате стрельбы в Техасе погибли четыре человека 05:32 Солнцелет Solar Impulse 2 начал последний полет кругосветного путешествия 04:36 Новосибирская область сменила часовую зону 04:18 Вице-канцлер Германии призвал ограничить доступ к оружию 04:11 В Мексике протестующие убили мэра города
РБК
И.Угольников о великой империи, патриотизме, пошлом юморе и ТРО
Создатель и ведущий первых российских юмористических шоу "Оба-на" и "Доктор Угол", а ныне серьезный кинопродюсер и генеральный директор телеканала ТРО (Телерадиовещательная организация Союзного государства)Игорь Угольников приступает к съемкам фильма о Первой мировой войне "Батальон смерти". Корреспонденты РБК Кирилл Сироткин и Александра Федотова поговорили с И.Угольниковым о войне, патриотизме, возрождении кино и выборах.
Фото: РБК

Создатель и ведущий первых российских юмористических шоу "Оба-на" и "Доктор Угол", а ныне серьезный кинопродюсер и генеральный директор телеканала ТРО (Телерадиовещательная организация Союзного государства) Игорь Угольников приступает к съемкам фильма о Первой мировой войне "Батальон смерти". Корреспонденты РБК Кирилл Сироткин и Александра Федотова поговорили с И.Угольниковым о «самом важном», а также о забытой войне, потерянных империях, «негадком» телевидении и патриотическом кино.

 

Почему Вы обратили внимание на Первую мировую войну?

Работая над фильмом "Брестская крепость" мы задумались, почему произошла Вторая мировая война. И, собирая информацию, увидели, что многие серьезные историки и общественные деятели считают, что Вторая мировая - это незаконченная Первая. Корнями все лежит в событиях 100-летней давности. Первая мировая была большой трагедией для Российской империи, гордиться там нечем, война должна была закончиться совершенно иначе.

Мы нашли уникальную историю женского "батальона смерти", который был создан в марте 1917г. - между Февральской буржуазной революцией и Октябрьской социалистической, хотя её называть следует Переворотом, когда фактически наши войска уже не сражались, а чуть ли не братались с немцами. Солдаты отказывались воевать, были введены солдатские комитеты, не позволявшие офицерам принимать решения. Боевой дух армии надо было поднимать, и временное правительство прекрасно это понимало. Для этого был создан женский "батальон смерти", который должен был своим появлением на фронте солдат устыдить. Что из этого получилось, покажем в фильме.

Пытаться создать патриотическое кино, особенно тогда, когда гордиться нечем, - сложная, но очень важная задача.

Эта война была забыта, и сделано это было намеренно. Многие десятилетия память о прадедах, нескольких миллионах человек, которые погибли, сражаясь за Отечество, стиралась из нашего сознания. В России нет даже места, где мы могли бы поклониться их костям. Память защитников надо возвращать, именно для этого президент ввел День памяти защитников отечества (1 августа), в этом году он отмечался уже во второй раз.

В СМИ сообщалось, что Вы собираетесь отбирать часть актеров на Селигере. А почему именно Селигер?

Мы приезжаем туда не первый год. Там я представлял фильм "Брестская крепость", у нас там был мастер-класс по телевидению. Мне очень нравится это место и общение с молодыми людьми. Это не люди, которые просто так собрались потусоваться, там народ думающий, и мне с ними очень интересно.

Я провёл там кастинг. Бывают случаи, когда удается найти актера, который и актером-то не является, но интересен сам по себе. Понятно, что это не будут исполнители главных ролей, но, может быть, на эпизоды эти люди подойдут. Мы хотим сохранить в этой картине историческую достоверность: не только воссоздать костюмы, форму, вооружение и события, но подобрать лица, соответствующие той эпохе.

Из личного архива И.Угольникова

Если говорить о лицах женского батальона, как Вам удалось уговорить депутата Марию Кожевникову расстаться с ее шикарными волосами ради фильма?

Я выбрал Марию Кожевникову и еще двух актеров без проб. Это Мария Аронова (на роль поручика Бочкаревой) и Марат Башаров. Помимо того что Мария Кожевникова - яркая актриса и великолепный человек, у нее есть четкая гражданская позиция.

Можно сколько угодно улыбаться на эту тему (отношение к депутатам у нас в обществе не столь позитивное и серьезное), но позиция Маши Кожевниковой как гражданина очень серьезная, и она ее высказывает. У нее не возникало никаких сомнений: если надо, значит налысо.

Все актеры понимают, что все делать придется до конца: и в окопах сидеть, и стрелять учиться. Это будет сложное кино для актеров, а особенно для актрис. Здесь не получиться загримироваться и что-то просто сказать, придется сражаться. Я вижу, как актеры читают сценарий: они надолго замолкают и думают, как бы это сыграть, как сделать.

Кинопробы к фильму

В батальон пришли люди разных сословий, национальностей, политических пристрастий, и внутри батальона - среди женщин - все было очень непросто. И это тоже очень важно, психологическое простраивание сюжета будет на этом основываться.

Марат очень похож на Керенского, но при этом он, как Маша Аронова и Маша Кожевникова, не играл подобных ролей в своей актерской судьбе. Как минимум для этих актеров работа в этом фильме станет если не судьбоносной, то серьезным поворотом в их профессии и человеческой судьбе.

Я надеюсь, что в этом кино нам удастся открыть новые актерские дарования. У меня нет задачи добиться кассового успеха привлечением известных лиц. Мне нужны сильные актеры с четкой гражданской позицией, понимающие, что делают, для чего нужно патриотическое кино. В этом случае, надеюсь, удастся и нового кого-то открыть.

Недавно к этой же теме обращался Борис Акунин. У него вышла книга "Батальон ангелов". Читали ли Вы ее? Насколько Ваш фильм будет с ней пересекаться?

Книжку я читал, и с писателем на эту тему говорил. Но мы делаем свой сценарий, поскольку все-таки его произведение в очень хорошем смысле - беллетристика. Его книги - это художественные произведения для чтения. А сценарий требует, во-первых, исторической точности, а во-вторых, иного построения сюжета.

Я сказал ему, что мы собираемся снимать такой фильм. Он ответил, что после "Брестской крепости" он именно мне бы поручил делать такое кино. Но мы идем по историческим фактам, по мемуарам самой Бочкаревой и документам, которые нашли.

Почему Вы выбрали в качестве режиссера фильма Дмитрия Месхиева, который раньше не снимал историческое кино?

Я люблю работать с разными режиссерами. Если Саша Котт, так же как и я, мечтал снять "Брестскую крепость", то Дмитрий Месхиев хотел снять фильм о Первой мировой. Кроме того, он очень серьезный организатор. Я буду снимать фильм в Санкт-Петербурге, а это его земля, его площадка, на которой ему будет удобно и правильно работать. Плюс у него в кадре очень хорошо работают актеры. Ну и еще потому, что этот человек в своей жизни снял много интересных картин. И, что совсем важно, он не работает так сказать «с холодным носом». Для меня такое качество в режиссёре решающее.

Вы говорите о гражданской позиции актеров. А как Вы оцениваете, например, роль Керенского в истории?

Это очень противоречивый персонаж. Человек, который в марте 1917г. упразднил суды, полицию и выпустил уголовников из тюрем, но при этом был серьезным революционером, говорил правильные слова. Мотивации его ясны. Противоречивая фигура, и именно таким он будет у нас в кино. Будут очень острые сцены его с Главным штабом, с Брусиловым. Образ будет интересным для зрителя.

Кадры с кинопроб

А образ самой Бочкаревой Вы сами оцениваете как положительный или отрицательный? То есть, с одной стороны, она, конечно, пример, но с другой - бросает плохо обученных девушек на штыки.

Ей так и говорили: "Чего ты их сюда привела? Ты положишь здесь людей". Да, она пришла класть людей - для того, чтобы вы встали.

У всех своя мотивация поступков. Например, солдаты, которые не хотят воевать, пьют немецкий шнапс, братаются с немцами и хотят скорее уйти домой, потому что революция свершилась, и сейчас земли будут делить. Нельзя однозначно сказать, что они плохие. У них своя правда, которую они отстаивают. Они действительно хотят домой, но, в то же время, враг стоит перед тобой.

Если бы мы выиграли в этой войне (а победа у нас была уже в руках, немцы не могли уже на два фронта воевать), мы бы с вами жили по-другому. У нас были бы Босфор и Дарданеллы… Может быть, и Второй мировой войны не было бы. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения.

У Бочкаревой была своя мотивация, может быть, на нынешний взгляд страшная. Это было такое время. У наших прадедов и прабабушек в 1914-м году вообще был такой эмоциональный всплеск, что мы сейчас не можем их за это осуждать, мы должны о них сейчас хотя бы сказать. Да, подъем в обществе к 17-гу году был неимоверный. Когда государь отрекся от престола, это же не просто так было. У государя и у общества накопились противоречия, дальше так жить было нельзя.

Образ Бочкарёвой будет очень сложный. Так что правильно Машка Аронова сейчас переживает и готовится: она никогда такого не играла.

Кинопробы к фильму

Раньше Вы говорили, что "Женский батальон" станет частью международного киноальманаха "Первая мировая война", для которого снимут фильмы Эмир Кустурица и Клод Лелуш. Как продвигается эта работа?

Я все-таки считаю, что это следующий этап, а сейчас мне нужно запустить картину о женском батальоне. Там много проблем: деньги надо собрать, причем столько, чтобы их было достаточно, актеров правильно утвердить. Я в страшных снах вспоминаю, как в 2009г. приостановилось финансирование "Брестской крепости". Сейчас я такого допустить не могу.

Создавая фильм, мы уже должны понимать, как будет сделана наша новелла, которая войдет в общий альманах, где будут немецкая, французская и английская новеллы.

Как Вы считаете, должно ли государство финансировать кино? И если да, то какое?

Патриотические фильмы должно, исторические должно. Мы тут Америку не открываем: американцы финансируют, не напрямую, они имеют инструментарий, чтобы финансировать проекты, которые, так или иначе, прославляют Америку. И делают они это очень изощренно.

Государство должно финансировать кино. Механизм еще не до конца отлажен, но, думаю, шаги делаются верные, с ошибками, но верные. Механизм еще не до конца отлажен, но, думаю, шаги делаются верные, с ошибками, но верные. В противном случае при засилье американского кино мы свое окончательно потеряем. Нужно возвращать доверие российского зрителя к собственному кинематографу. А его сейчас нет. Может, потому что не выходили хорошие исторические картины в том объеме, в котором это надо. Может быть, потому что мои коллеги в первую очередь стремятся добиться быстрого кассового успеха и не думают, что дальше.

При засилье американского кино мы свое окончательно потеряем.

Есть масса проблем с законодательством: мы до сих пор не можем защитить закон об едином электронном билете. Для нас, для продюсеров, это катастрофа, потому что фактически киноиндустрии нет, нет механизма возврата денег из кинотеатров. Из 10 заработанных на фильме рублей продюсер получает в лучшем случае 2. А ведь надо вложиться еще в поддержку проката и т.д.

Министерством культуры России впервые был проведён открытый отбор фильмов на получение субсидий от государства. Вашему фильму деньги дали. Как вы оцениваете это нововведение?

Профессионалы открыто оценивают представленные другими профессионалами фильмы. Что в этом может быть плохого? Мне даже понравилось то, что для защиты проекта было предоставлено не больше пяти минут. Если проект можно представить за столь короткое время, и он будет понятен, значит, он задуман верно. Есть даже такое понятие у продюсеров «успеть всё рассказать, пока едешь в лифте». В таком соревновании, безусловно, побеждают те фильмы, которые более всего проработаны и которые максимально отвечают государственным интересам.

На государственном уровне сейчас идет масса разговоров о защите нашего кино, и одно из предложений, которое прозвучало, это введение квот в кинотеатрах на показ российских фильмов. Как Вы считает, это правильно?

Есть же некая модель, которая уже апробирована и хорошо действует.

Просто мы не привыкли жить по законам, мы все живем по понятиям.

А французы живут по законам, хотя коррупции у них тоже более чем достаточно, но во французской модели квотирования все работает. Деньги от этих квот идут на кино, поддержку Каннского фестиваля, эксперименты. Там все очень четко построено.

Игорь Станиславович, можно ли сейчас в нашей стране снять окупаемый исторический фильм?

Затратить надо большое количество финансовых средств для подобных фильмов – зритель в туфту не поверит. Чтобы фильм с бюджетом 250 млн руб. окупился, он должен заработать в кинотеатрах минимум миллиард, что маловероятно. .

Надо говорить с нацией о том, кто мы такие, откуда все это пошло и что случилось в результате с нашей жизнью из-за того, что все было так. Эти параллели необходимо проводить, они всегда были обрезаны, нам их обрезали намеренно.

Что в российском кино в последнее время для Вас было потрясением, откровением, открытием? Говорят, что в последнее время не выходило ничего, что было бы способно вызывать сильные чувства, или выходило до такой степени мало, что речь идет уже о смерти российского кино.

Мои коллеги делают фильмы, мне трудно их оценивать. Из последнего мне понравился сценарий фильма "Рассказы", и я согласился в нем сниматься. Мне понравились режиссер, его тонкость, ум. Что еще могу вспомнить из последнего? Фильм «Легенда 17» моих товарищей Лёни Верещагина и Коли Лебедева был тепло принят зрителями. Это хорошо.

Фото: РБК

Вы много говорите про патриотизм. Что такое патриотизм для Вас?

Орден Красной Звезды моего деда Василия Георгиевича Угольникова - вот мой патриотизм. 9 мая я его надеваю, и для меня это патриотизм. Мой патриотизм в том, что я работаю здесь, в Москве, и буду здесь работать, что бы ни было. Мой патриотизм - это мой прадед, расстрелянный в 1918 г.

Мой патриотизм - это потерянная империя, великая большая страна, которую мы потеряли 100 лет назад, к которой хотелось бы хоть немножко вернуться, хотелось бы жить в великой стране и чувствовать себя гражданином великой империи.

А как Вы считаете, помогают ли такие фильмы воспитать патриотизм?

Много было сказано после "Брестской крепости". Когда маленький мальчик после просмотра фильма заявляет: "Я тоже буду защищать родину", это о чем-то говорит. Другой мальчик спрашивает у отца: "Как же мы победили в этой войне, если все умерли?" Вопрос задает совсем маленький человек, значит, картина свою задачу выполнила.

Плюс ветераны. Никто не пытается создать литературное или кинопроизведение, чтобы они сказали: "Да, так все и было". Очень много надуманного. Поэтому, когда мы делали "Брестскую крепость", консультантом был реальный защитник крепости - Петр Котельников, ему я в первую очередь показывал фильм. И он сказал: "Да, так и было". Это важно.

Люди должны вспомнить истинный смысл слова "патриотизм", его часто применяют для достижения каких-то целей.

Что, на Ваш взгляд, нужно сделать, чтобы чувствовать себя в великой стране, и что такое великая страна - размеры, достижения?

По Жванецкому: в драке не помогут, в войне победят. Вот великая страна, мы такие люди.

Эти слова относятся больше к другой империи, потерянной 20 лет назад. Вы неоднократно говорили, что являетесь сторонником восстановления СССР.

Мы империю потеряли и теряем ее до сих пор, ежедневно.

Я работаю председателем Телерадиовещательной организации Союзного государства - это маленький шаг, чтобы то государство возвращалось на позиции, которые были. Пусть кто-то улыбается, говорит, что Союзное государство - это, может, и союз, но не государство, я говорю, что в результате Россия и Белоруссия, а потом и Казахстан, может быть, Украина и так далее перед лицом исторических реалий будут опять вместе. А народы уж точно будут вместе. Так исторически сложилось, так и должно быть.

Какова цена возвращения империи? Недавно "Левада-центр" опубликовал опрос, согласно которому более 40% населения страны готовы заплатить за хорошую, богатую, сытую жизнь железным занавесом и свободой.

"Заплатить железным занавесом и отсутствием свободы" - по-моему, это сильно сказано. Мне кажется, у людей не так спрашивали.

На что, на Ваш взгляд, можно пойти, чтобы вернуть империю? Отход от демократии может быть ценой?

Это вопрос, скорее, к каким-то политологам и людям, которые на ответах на подобные вопросы хотят сделать себе какое-то реноме, политическую карьеру. Моя цена - делать фильмы. Это то, что я плачу, тратя свои силы и энергию, которые могли пойти на что-то другое.

Я делаю телеканал ТРО - общественно-политический и позитивный. Там вы не увидите ничего гадкого, отвратительного и ненужного, что подчас показывают на других каналах. Это моя цена возвращения империи.

Расскажите про телеканал? Кто его смотрит?

Каналу 25 сентября исполнится 6 лет. До моего прихода на эту должность его не было в помине. Все то, что я когда-то хотел сделать на ниве общественного телевидения и не смог сделать в связи с убийством Влада и моим тогдашним отходом от ТВ, мы пытаемся по мере своих сил воплотить здесь. Около 35 млн абонентов смотрят наш телеканал. Он становится все лучше и смотрибильнее, расширяет сеть вещания. Нас смотрят - это самое главное. Телеканал должен обрести некое федеральное звучание, к чему мы очень стремимся.

Я думаю, этот канал понадобится в большой политике в ближайшее время. Если, конечно, большая политика наших государств будет направлена на объединение, а не на разделение.

Канал сделал свое дело. С пустого места и за очень небольшой бюджет. В год непосредственно на телеканал мы тратим около 160 млн руб. А вещаем 24 часа в сутки с собственными новостями, сами производим телепродукцию в России и Белоруссии. Есть чем похвастаться.

Из личного архива И.Угольникова

Сравнивали ли Вы ТРО с появившимся недавно "Общественным телевидением России"?

Я бы очень хотел, чтобы нас сравнивали, но мы сами не должны этого делать. Канал делают мои друзья и мой учитель Анатолий Григорьевич Лысенко. Тем более мне интересно, чтобы нас сравнивали. Бюджеты у нас, правда, разные, у нас в 10 раз меньше.

Он у них уже закончился.

Посмотрим, что будет дальше. Для ОТР был выстроен уникальный телевизионный комплекс, заместитель генерального директора Игорь Найговзин, который это делал, совершил невозможное. Уникальная история. Туда надо водить экскурсии и показывать, как можно за 200 млн руб. сделать потрясающий комплекс. А может, и нельзя, ведь тогда будет понятно, куда пошли деньги у других, строящих подобное.

Есть точка зрения, согласно которой телевидение в привычном формате в ближайшее время умрет, останется один сплошной интернет. Как Вы к этому относитесь?

Помните, говорили "кинематограф умирает - остается одно сплошное телевидение", а сейчас "телевидение умирает - остается сплошной Интернет". Просто меняется средство доставки контента к потребителю. Кто-то хочет смотреть через Интернет, а кто-то - через спутниковое телевидение. Через какое-то время это срастется - ну и слава богу. Главное - продукция. Тот, кто будет делать ее качественно, тот и выиграет.

А сами Вы смотрите телевизор или только свой канал в силу служебной необходимости?

Времени нет, едва выкраиваю его, чтобы посмотреть телевизионную продукцию для нашего канала или хронику Первой мировой. Ни на что другое времени не хватает. Бывают дни, когда я еще играю спектакли: я оставил актерскую профессию при себе и сделал спектакль в Театре сатиры, еще играю сейчас с Сергеем Шакуровым во "Вредных привычках".

Когда едешь на гастроли, а также возможность полежать в гостинице с компьютером на животе позволяют хоть что-то увидеть.

Становлюсь очень однобоким человеком, причем этот бок хочется положить, чтобы успеть поспать, а не что-то посмотреть.

И книжки, получается, читаю урывками. Всегда надеюсь на отпуск, когда смогу что-то почитать, посмотреть, но и это не выходит. Из отпуска всегда что-то выдергивает. И даже в нынешний августовский отпуск я буду мотаться в Питер на подготовку съемок.

В одном из прошлых интервью Вы говорили, что перестали смешить людей, потому что люди изменились. Как они изменились?

Изменился прежде всего я. В декабре прошлого года мне исполнилось 50 лет, и я понимаю, что это совершенно другой человек, нежели тот, кто вел программу "Оба-на".

Нечего веселиться, все вокруг очень серьезно.

В 1997г., когда я вел программу "Добрый вечер" и выходил из студии, меня встретил пожилой человек. Он мне сказал: "Спасибо, из-за вашей программы я стал лучше засыпать". Я обиделся: вроде делаю веселую программу, а люди лучше засыпают. А потом подумал и решил, что это самая лучшая похвала. Жить тогда было непросто, люди были издерганы. А человек посмотрел после работы, у него настроение улучшилось, он стал лучше засыпать. Если я психологически помогал людям, значит, я делал то, что нужно.

Когда мы делали юмористические программы, их не с чем было сравнивать, мы были практически единственными.

Теперь шутников хоть отбавляй, сейчас веселятся все на всех каналах. Ну и пусть они веселятся, а нам надо работать.

Как оцениваете шоу Урганта, которое многие сравнивают с вашей программой "Добрый вечер", выходившей в конце 90-х?

Формат, в принципе, один и тот же. Ваня - уникальный ведущий, пожалуй, единственный человек, который может вести подобное шоу. Все время, что идет передача, он становится все лучше. Он раньше плохо слушал людей: ему собственные вопросы были важнее, чем их ответы, сейчас он больше слушает. Это его профессиональный прогресс. А то, что сравнивают программы, пусть сравнивают. Моя была 15 лет назад, тогда было другое время, воспринималось все по-другому.

Фото: РБК

Не скучаете по своей программе?

На все седалища не хватит

Если серьезно делать фильмы, надо только этим заниматься, и если делать серьезно телевизионную программу, надо только ею заниматься. Даю себе поблажку только со спектаклями. Желание обязательно быть на экране я уже прошел. Этого в моей жизни было в избытке, я это испытал в полной мере. Пусть теперь молодежь работает.

Как Вы считаете, за эти годы юмор как-то изменился?

Он стал пошлее. Мне предложили играть пьесу. Очень смешную, но очень пошлую. Там так или иначе все время про это… Я отказался.

Когда Вы делали юмористические передачи, были темы, на которые ни за что бы не стали шутить?

У нас они были вывешены на стене.

Нельзя смеяться над больными людьми, над верой человека, над детьми и животными, над несчастьем других и над тем, над чем смеются. Я имею в виду половые отношения между мужчиной и женщиной или между мужчиной и мужчиной и так далее. Эти темы были запретными в нашей работе. Они и сейчас для меня запретные.

Над глупостью человеческой надо смеяться, над хамством надо, над идиотизмом, над слабостью души, над трусостью... И обязательно над беспамятством. Человек без памяти смешон.

Помимо пошлого юмора сейчас очень востребована политическая сатира.

Я думаю, политической сатиры вообще нет. Когда я делал журнал "Фитиль", нам казалось, что сатира существует. Сейчас ее нет.

Даже желания сатиры в обществе нет. Сатира - прерогатива здорового общества, а наше нездорово.

Какой диагноз Вы ему ставите?

Выживет.

А какое лечение?

Бог не выдаст, свинья не съест.

Раз Вы затронули тему личных отношений: в последнее время наша Госдума приняла ряд законов, регламентирующих эту сферу жизни, например закон о запрете пропаганды гомосексуальных отношений. Есть ли у Вас позиция по этому поводу?

Мне кажется, эти законы и разговоры о них - это намеренная акция, чтобы отвлечь нас от более важного и необходимого. Занимаются какой-то фигней. Это не так важно, как важно многое другое. Пускай они живут так, как хотят. Нас отвлекают от чего-то очень важного, причем не только в нашей стране, а во всем мире.

А от чего? Что самое важное и где оно?

Ну и вопросики вы ставите. Ответив на этот можно уже идти в большие политики. А мне не до политики, мне кино делать надо.

Фото: РБК 

Реклама

Специальные предложения
Специальные предложения