Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Гендиректор «Почты России» заявил о нехватке почтальонов и операторов 04:25, Общество Mitsubishi объявила об отзыве более 161 тыс машин в США и Канаде 03:49, Бизнес В американском военном гарнизоне женщина открыла стрельбу 03:27, Общество Посольство России обвинило США в самовольном вывозе консульского архива 03:03, Политика Собянин допустил увеличение пенсии на 3 тыс руб 02:57, Общество «Эхо Москвы» опубликовало видео прохода через охрану напавшего на ведущую 02:08, Общество «Вертолеты России» назвали срок первого контракта на поставку Ми-171А2 02:00, Бизнес Собянин рассказал о планах баллотироваться на новый срок 01:27, Политика Тиллерсон прибыл с необъявленным визитом в Ирак 01:26, Политика В России уточнили сроки начала поставок МС-21 мексиканской Interjet 01:10, Бизнес Маккейн призвал пересмотреть решение об аннулировании визы Браудера 00:25, Политика Обвиняемую в растрате ₽146 млн. в компании Артема Чайки отправили в СИЗО 00:11, Общество «Мираторг» займется производством овощей для борща 00:04, Бизнес Президент «Мираторга» — РБК: «Есть все условия, чтобы кормить мир» 00:03, Интервью На Гудкова завели дело за нарушения при интернет-агитации в Москве 00:03, Политика СМИ узнали о вхождении экс-топ-менеджера «Первого канала» в штаб Собчак 23 окт, 23:49, Политика В Армении российский военнослужащий застрелил сослуживца 23 окт, 23:33, Общество Нож в ньюсруме: почему стало возможным нападение в редакции «Эха Москвы» 23 окт, 23:17, Общество Премьера «Матильды» в Санкт-Петербурге. Фотогалерея 23 окт, 23:09, Фотогалерея  Научный демарш: как академики ответили на решение ВАК по делу Мединского 23 окт, 23:03, Общество В Щелково от отравления сероводородом в колодце погибли два человека 23 окт, 23:02, Общество Выгодный протест: почему продолжается акция Саакашвили в Киеве 23 окт, 23:00, Политика ФИФА назвала лучшего игрока, тренера и гол года 23 окт, 22:55, Спорт СМИ узнали о причинах нападения сотрудника Росгвардии на сослуживцев 23 окт, 22:47, Общество Консилиум врачей согласовал методику лечения раненой ведущей «Эха Москвы» 23 окт, 22:29, Общество Подмосковный Минздрав опроверг отстранение главного судмедэксперта 23 окт, 22:28, Общество СБУ объяснило рассылку сообщения о раскрытии покушения на Порошенко 23 окт, 21:58, Политика В Рио-де-Жанейро военная полиция застрелила пожилую туристку из Испании 23 окт, 21:43, Общество
Ловцы серого: как автоматизировать борьбу с контрафактом в Рунете
Свое дело, 19 июл, 15:29
0
Ловцы серого: как автоматизировать борьбу с контрафактом в Рунете
На просторах Рунета предостаточно площадок, которые торгуют контрафактным и контрабандным товаром. Компания Brand Monitor нашла свою золотую жилу, автоматизировав поиск и нейтрализацию таких пиратов
Юрий Вопилов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Когда мы оценили масштаб проблемы, то стало ясно, что объемы контрафакта на порядок превышают продажи оригинальной продукции. Десятки тысяч пар обуви приходят из Китая только на московские рынки, а оттуда попадают в онлайн- и офлайн-магазины по всей стране. И речь [идет] не о сером импорте, а о настоящих подделках, — рассказывает Игорь Смирнов, руководитель направления e-commerce компании Fashion Retail, официального дистрибьютора бренда UGG. — На вид подделку от оригинала отличит только профессионал, а ее цены в рознице достигают 60–70%».​

В ноябре прошлого года представители американской марки UGG, запуская первый официальный интернет-магазин в России, обнаружили, что контрафактную продукцию продают сотни онлайн-магазинов, с которыми приходится конкурировать. «Ключевая проблема российского законодательства в том, что правообладатель должен доказывать в суде, «что он не верблюд» и каждый конкретный магазин нарушает его права, — рассказывает Смирнов. — В западных странах все ровно наоборот: например, чтобы разместить рекламу зарегистрированной торговой марки в Google, предприниматель должен сначала доказать, что имеет официальное право продавать этот бренд».

Масштаб торговли контрафактом и подделками в интернете трудно переоценить. Сотни сайтов и тысячи одностраничных лендингов появляются и исчезают каждый день. Стоит правообладателям закрыть один интернет-магазин, как появляется еще несколько. Владельцы известных брендов зачастую опускают руки и перестают бороться, рассчитывая, что потребители сами отличат контрафакт от оригинала.

Основатель Brand Monitor Юрий Вопилов и его команда решили, что проблема эта не столько юридическая, сколько техническая.

Дело в том, что принятый в 2013 году в России «антипиратский закон» (187-ФЗ) дал правообладателям новые юридические инструменты. Информационные посредники — регистраторы, провайдеры, хостинг-сервисы — стали нести ответственность за сотрудничество с пиратами. Правообладатели получили возможность обращаться к хостерам, чтобы те в досудебном порядке блокировали адреса интернет-магазинов, к представителям соцсетей и онлайн-агрегаторов, чтобы они убирали страницы нарушителей. Это позволило поставить борьбу с контрафактом на поток. По словам Смирнова, с осени прошлого года Brand Monitor заблокировал сотни интернет-магазинов и тысячи страниц в соцсетях с предложениями поддельных UGG.

Такая эффективность стала возможна благодаря тому, что Вопилов переложил задачу поиска нарушителей на плечи компьютерной системы. Она сама находит сайты с нелегальной продукцией, сама направляет жалобы сперва владельцам, а затем и хостинг-провайдерам. Технологический подход позволил Brand Monitor стремительно построить свой бизнес — в 2016 году выручка компании составила 23 млн руб., операционная прибыль — 14 млн руб. В первом квартале 2017-го выручка выросла год к году в пять раз, превысив 16 млн руб.

Особенности национальной охоты

Выходец из Красноярска 31-летний Юрий Вопилов с 2011 года возглавлял разработку новых технологий в компании «Веб Контроль», которая помогала крупнейшим производителям музыки, компьютерных игр и программного обеспечения блокировать в интернете нелегально используемый контент. «Если вы нашли нарушителя, вашим юристам ничего не стоит его прижать. Но если у вас 10 млрд страниц с видео и вам требуется найти, где тут «Железный человек-3», а где новый сезон «Игры престолов», вы никогда не отсмотрите этот объем вживую. Мы разработали специальную технологию на основе «компьютерного зрения», которая это все помогала делать», — рассказывает Вопилов.

Юрий Вопилов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Основать собственную компанию он решил в 2014 году, когда к нему обратились представители Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), в которую входят крупные веб-магазины. Их беспокоил не цифровой пиратский контент, разумеется, а товары, которые нелегально распространяют в интернете. «Борьба с контрафактом — одна из наших приоритетных задач, поэтому мы начали сотрудничать с Brand Monitor и этим сотрудничеством довольны», — говорит представитель АКИТ Юлия Галеева.

«Интернет-магазины сплошь и рядом представляются официальными дистрибьюторами всемирно известных брендов, — говорит Вопилов. — Но если в обычном магазине вам не составит труда отличить брендированные ботинки от дешевой подделки, то в интернете это невозможно: зачастую интернет-магазины, торгующие подделками, выглядят современнее, чем сайты официальных представительств». По его словам, около 80% продукции, которую предлагают торговцы в Рунете, продается с нарушением закона.

Ниша борьбы с контрафактом была относительно свободной. Защитой правообладателей занимались, как правило, крупные юридические компании — «Городисский и партнеры», Baker & McKenzie, Gowlings и др. «Если вашей продукцией торгуют 2 тыс. сайтов, судебные расходы станут исчисляться шестизначными числами. Поэтому судебные разбирательства целесообразны только в отношении крупнейших нарушителей», — объясняет Вопилов.

За рубежом компании, которые делают такую же работу, как Brand Monitor, появились еще около 15 лет назад — это MarkMonitor, NetNames, Pointer BP и др., но на российский рынок они не вышли. «В России «ВКонтакте» вместо Facebook, «Яндекс» вместо Google, кириллица вместо латиницы, — говорит Юрий. — Таких специфических регионов в мире мало — Китай, Турция, Польша и еще несколько. Раньше основной проблемой был Китай, но год назад компании освоили это направление, и проблемой номер один стала Россия. А у нас была изначально адаптированная под русский язык и сайты Рунета система, которая может быстро пресекать нарушения».

Приметы преступника

Общие инвестиции в создание Brand Monitor составили около 5 млн руб. Это были личные накопления Вопилова. Более года ушло на заключение первых контрактов с правообладателями и налаживанием коммуникации между всеми участниками процесса. Заработала система в 2015 году. «Найти сами магазины, торгующие нелегальной продукцией, не проблема. Сложнее всего — выстроить одновременную коммуникацию с сотней брендов и тысячей сайтов, а также поисковиками», — говорит Вопилов.

Система использует собственных поисковых роботов и программы-анализаторы текстов и изображений. Как только она замечает, что тот или иной сайт часто использует упоминания бренда клиента, его логотипы и названия товаров, она начинает анализ содержимого. «Технологии Brand Monitor позволяют понять, чему посвящена страничка, продают ли там товары или это просто форум, где их обсуждают безо всякой коммерческой цели», — поясняет Юрий.

Фото: Владислав Шатило / РБК

Другое важное обстоятельство — цена: контрабандный или контрафактный товар обычно продается дешевле, чем легально ввезенная оригинальная продукция. Система вычисляет, насколько сильно цена на товары той или иной марки в конкретном интернет-магазине отличается от среднерыночной. «Если вы видите смартфон на 60% дешевле, чем в официальном магазине, то речь, скорее всего, идет о незаконно ввезенном товаре. Или о «франкенштейне», где корпус от оригинального аппарата, а начинка контрафактная, — утверждает Вопилов. — Правда, всегда приходится учитывать вероятность, что товар предлагается по акционной скидке, и запрашивать у самого правообладателя информацию насчет всех его акций. А бывает так, что хитрый интернет-магазин миксует легальный товар и контрабандный, чтобы сложнее было обнаружить нарушения закона. Чаще всего так делают магазины одежды, аксессуаров, галантереи».

Быстрее всего обычно удается отловить нарушителей, которые активно продвигают свой интернет-магазин. Если они дают рекламу в соцсетях и продвигают себя в поисковиках, то обнаружить их — задача нескольких суток, уверяет Вопилов. Когда нарушитель вычислен, Brand Monitor делает первый шаг — запрашивает документы о происхождении товара. «Фактически это просто приглашение к дискуссии — мы просим владельца магазина прислать легальное соглашение по распространению или доказать, что по данному бренду пришел срок исчерпания прав», — говорит основатель Brand Monitor​. Откликается обычно около 90% адресатов, порядка 70% предоставляют документы.

Если магазин не идет на контакт, Brand Monitor обращается к хостингу с требованием заблокировать его. И американский «Закон об авторском праве в цифровую эпоху», и российский закон 187-ФЗ обязывают хостинг-провайдеров блокировать нарушителей по первому обращению правообладателя (потом владельцы сайта могут обжаловать это решение).

Крупные и легальные хостинги, как правило, сразу блокируют нарушителей. Точно так же ведут себя крупные торговые площадки, такие как AliExpress. Другое дело, что примерно 10–15% нарушителей размещают свои магазины на так называемых абузоустойчивых (от англ. abuse — злоупотребление) хостингах, которые берут за свои услуги больше, но надежно укрывают магазин от законодательного преследования. Они держат серверы в странах, не имеющих законодательных рычагов влияния на владельцев этих серверов.

Тогда в ход вступают судебные инструменты. Впрочем, как признается Вопилов, его компания старается отдать работу по возбуждению административных дел юридическим партнерам, специализирующимся на ведении судебных процессов.

Сейчас у компании около 50 клиентов, пять из них — российские компании (копии договоров с крупнейшими есть у РБК). Среди клиентов Brand Monitor представители самых разных индустрий — New Balance, Xiaomi, UGG и др. Договор заключается на период от нескольких месяцев до нескольких лет. Один месяц работы Brand Monitor обходится клиенту в среднем в 300 тыс. руб. Цена услуги зависит от известности бренда — чем популярнее торговая марка, тем чаще подделывают и нелегально ее ввозят. Ключевая статья расходов — зарплаты 40 сотрудникам, большинство из которых программисты и юристы.

«Слишком резко стартовали»

Предприниматель из Новосибирска Дмитрий Сердобинцев открыл интернет-магазин парфюмерии и косметики «KPD Маркет» год назад, а уже летом 2017 года получил письмо от Brand Monitor о том, что он нарушает права владельцев бренда Estee Lauder. Вскоре Brand Monitor отправила заявление в Google, и несколько страниц «KPD Маркет» были изъяты из поиска. Сердобинцев, по его словам, закупает товар у официальных оптовиков «Прайм-парфюм» и «Элит-Галанд», но своего склада у него нет, так что закупка происходит уже после получения заказа от клиента. «Я предоставлю накладные, и они от меня отстанут», — надеется предприниматель.

Форумы интернет-ретейлеров наполнены негативными отзывами о методах Brand Monitor. Далеко не все получатели писем компании действительно торгуют подделками, у кого-то оригинальная продукция, которая ввезена в страну по неофициальным каналам (параллельный импорт), у кого-то истек срок контракта с поставщиком, а товар еще не распродан. И многие просто не понимают, почему компания требует у них документы. «Мы слишком резко стартовали, и люди не могут понять, почему они годами спокойно торговали и внезапно это стало невозможно. Те, кто отказывается, часто действуют по обычной юридической неграмотности. Например, человек отвечает нам: да, я купил эту партию «европейских» туфель в Китае и теперь могу делать с ней что хочу», — говорит Вопилов.

Юрий Вопилов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Его партнер Кирилл Кириллов рассказывает, что, когда бизнес только стартовал, угрозы приехать к ним в офис и положить конец претензиям поступали по несколько раз в день: «Доходило порой до абсурда, когда владелец сайта, реализующего контрафакт известных часовых марок, писал письмо в штаб-квартиру бренда и его российское представительство, утверждая, что продвигает их торговую марку уже более пяти лет и вообще не понимает, какие к нему могут быть претензии».

«Нужно понимать главное — сами по себе представители Brand Monitor ничего ни у кого не требуют, это не самозванцы, они работают по заданию правообладателя. Если вдруг произошла какая-то ошибка, а ошибки при таком масштабе неизбежны, нужно просто предоставить им копии документов — и все», — говорит Смирнов из Fashion Retail.

Он вполне доволен сотрудничеством, но, по его мнению, одной только технологии Brand Monitor недостаточно. «Самые прожженные пираты отключения хостинга не боятся — с ними можно справиться только «в поле», например, привлекать силовые структуры: прокуратуру, суды, полицию, а это требует гораздо больше времени и денег».

Взгляд со стороны

«Жалоба в ФАС эффективнее судебного преследования»

Ольга Власова, председатель коллегии адвокатов «Власова и партнеры»

«Проблема торговли контрафактом в Рунете действительно серьезная. Справиться с ней юридическими способами не всегда получается: дело в том, что очень сложно бывает найти владельца конкретного магазина. Легче всего этот вопрос решается с крупными интернет-магазинами, которые не будут скрываться из-за проблемы с каким-нибудь одним брендом. Бывает, что гораздо эффективнее судебного преследования работает жалоба в ФАС: у них сейчас много полномочий по блокировке и преследованию. Это снижает возможность лоббирования нарушителями своих интересов».

«В Рунете с контрафактом борются дедовскими методами»

Саркис Дарбинян, Центр защиты цифровых прав, юрист

«Под контрафактом не всегда понимается именно товар, произведенный «серыми» изготовителями, которые не имеют лицензии на его производство. Зачастую оригинальный товар, который производится за пределами РФ, но импортируется в Россию без лицензии правообладателя, тоже называют контрафактным, так как гражданское законодательство требует получения лицензии правообладателя или его представителя на территории РФ на импорт любой продукции. Это одна из причин того, что многие товары признаются контрафактными, хотя на самом деле они такими не являются и ввезены в Россию по так называемому параллельному импорту. Были случаи, когда пытались пресечь попытку ввоза в личных целях телефонов Xiaomi и других девайсов из Китая. Здесь надо понимать, что речь идет не о пиратской продукции, а об оригинальной.

В Рунете с контрафактом борются дедовскими методами — блокировка сайтов через Роскомнадзор, подача исковых заявлений через прокуратуру в районные суды. Это, наверное, самая популярная практика, несмотря на то​ что в ГК много других средств защиты производителей продукции — подача гражданских исков об изъятии партии и компенсации ущерба. Но такие способы используются реже. Хотя, конечно, блокировка сайта не является эффективным способом. Ее можно обойти.

Работа Brand Monitor — это такой потоковый бизнес, который направлен на массовую рассылку уведомлений. Я считаю, что это больше создание видимости работы, чем реальная борьба с контрафактом в Рунете, которого в настоящее время, к сожалению, огромное количество в любом сегменте».