Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Путин поручил сократить число проверок и посадок предпринимателей 15:32, Политика В Финляндии задержали четырех марокканцев по делу о теракте в Турку 15:26, Общество В Хабаровском крае опрокинулся рейсовый автобус 15:06, Общество Прощание с Верой Глаголевой 15:04, Фотогалерея  Чемпионат России по футболу. «Урал» — ЦСКА. Онлайн 15:00, Спорт В Испании обезвредили совершившую теракты группировку 14:28, Политика В МВД рассказали подробности ликвидации напавшего на прохожих в Сургуте 13:39, Общество В Сети появилась видеозапись с места нападения в Сургуте 13:31, Общество Мэрия Казани не нашла нарушений авторских прав на «Аксенов-фесте» 13:20, Общество Бастрыкин взял дело о нападении на прохожих в Сургуте под личный контроль 13:04, Общество В МВД не исключили версию теракта по делу о нападении в Сургуте 13:00, Общество О трудовых правах должны знать все: работа – это не только обязанности 12:46, Партнерский материал В крымском Судаке объявили режим ЧС из-за паводков 11:57, Общество В Сургуте мужчина с ножом напал на прохожих 11:34, Общество Полиция признала нападение в Турку терактом 11:25, Общество Украинские хоккеисты признались в сдаче матча ЧМ-2017 11:21, Спорт В результате перестрелки во Флориде погиб полицейский 10:44, Общество Немецкий политик призвал признать Крым частью России 10:23, Политика «Монако» установил рекорд чемпионата Франции 10:19, Спорт В Сиднее автомобиль въехал в толпу возле магазина 10:14, Общество Елисейский творец: почему рейтинг президента Франции упал вдвое 10:01, Политика Агентство стратегических инициатив займется развитием российской моды 10:00, Бизнес Племянник писателя Аксенова подаст в суд из-за «Аксенов-феста» в Казани 09:48, Общество В США заявили об отсутствии планов оставаться в Сирии после победы над ИГ 09:23, Политика В Москве трамвай насмерть сбил пешехода 09:21, Общество Число пострадавших от нападения в центре Турку выросло до десяти человек 09:12, Общество СКР спустя год начал проверку взлома Telegram соратника Навального 09:00, Общество Спасатели эвакуировали в Крыму более 70 человек из-за паводков 08:56, Общество
Все за одного: почему в России краудфандинг не стал бизнес-инструментом
Свое дело, 15 июн, 19:03
0
Все за одного: почему в России краудфандинг не стал бизнес-инструментом
За несколько лет работы крупнейших российских краудфандинговых площадок на них было собрано около 1 млрд руб. Однако даже авторам самых успешных проектов кажется, что бизнесменам на краудфандинг рассчитывать рано
Фото: planeta.ru

Нынешним летом исполняется пять лет двум крупнейшим краудфандинговым платформам России: 7 июня 2012 года появилась Planeta.ru, 21 августа — Boomstarter. И хотя поток стартаперов, ищущих коллективного финансирования, не ослабевает, можно констатировать: в отличие от США краудфандинг в нашей стране пока не превратился в значимый источник средств для бизнеса. В России на краудфандинговых площадках предпочитают поддерживать благотворительные и культурные проекты.

Синдром жертвы

На первый взгляд пациент скорее жив, чем мертв: сейчас в стране работает более 30 платформ коллективного финансирования. Согласно данным, предоставленным Planeta.ru, суммарный объем краудфандинговых сборов в России растет более чем на 200% ежегодно. Пользователи краудфандинговых площадок стали щедрее: если в 2012–2013 годы средняя сумма, которую каждый тратил на поддержку одного проекта, составляла 500–750 руб., то теперь она выросла до 1,5 тыс. руб. Статистика по двум крупнейшим площадкам тоже впечатляет. Planeta.ru за пять лет собрала свыше 660 млн руб. и запустила более 8 тыс. проектов. Причем каждому третьему проекту удалось собрать необходимую сумму. Boomstarter за это же время собрал 330 млн руб. на 1,5 тыс. проектов. Доля успешных — 38%.

Но даже авторы проектов-рекордсменов настроены скептически. Например, владельцу интернет-магазина Madrobots Николаю Белоусову удалось весной 2017 года провести уже третью удачную кампанию на Boomstarter. На производство надувного дивана «Биван» он собрал 3,9 млн руб., хотя нужен был лишь 1 млн. Однако Белоусов уверен: «В России у продуктового краудфандинга нет будущего». Потому что кампаний, которым удалось бы собрать на запуск производства физических товаров хотя бы 1 млн руб., в российской истории меньше десяти. Причем почти все они проводились именно на Boomstarter. Среди рекордсменов Planeta.ru — исключительно культурные проекты: сбор средств на новый альбом группы «Алиса» (11,3 млн руб.), экранизацию романа Пелевина Empire V (7,9 млн руб.), запись и издание новых песен Бориса Гребенщикова (7,3 млн руб.) и т.п.

Объемы средств, собираемых через зарубежные и отечественные платформы, несопоставимы. Например, сборы на самой популярной в мире платформе Kickstarter уже перевалили за $3 млрд, а число успешно завершившихся проектов составляет на ней более 126 тыс. Очевидно, что аудитория англоязычных краудфандинговых платформ многократно превышает число посетителей российских площадок. Однако разница еще и в том, что для российской аудитории краудфандинг ассоциируется не столько с бизнес-проектами, сколько с филантропией. «Товарных проектов крайне мало, — говорит генеральный директор Boomstarter Мария Докшина. — Краудфандинг в России испорчен выражением «жертвовать деньги»: оно порождает ощущение жертвы. А ведь мы спасители, а не жертвы: спасаем экономику».

На Kickstarter больше всего средств привлекают проекты по разработке игр (в сумме $654 млн), дизайнерские ($637 млн) и, наконец, технологические стартапы ($637 млн); среди проектов, запущенных на Planeta.ru, с большим отрывом лидируют общественные — 19% и музыкальные — 18%, а на бизнес и технологии приходится всего 9%.

«Краудфандинг все-таки имеет мало общего с благотворительностью: спонсируя тот или иной крауд-проект, спонсор всегда получает что-либо взамен», — уточняет генеральный директор Planeta.ru Федор Мурачковский. И все-таки этот интерес чаще всего нематериальный: «Например, люди могут просто хотеть, чтобы в их городе провели фестиваль, устроили концерт или показ нового фильма».

Федор Мурачковский (Фото: из личного архива)

Всем миром

Краудфандинг (от англ. crowdfunding, «финансирование толпой») — явление не новое: еще в XVIII веке в Европе писатели собирали деньги на издание книг по подписке. Новую жизнь в него вдохнуло появление интернета и технологий электронных платежей: онлайн-платформы упростили процедуру сбора денег. Первым сервисом такого рода можно считать появившуюся в 2003 году ArtistShare — площадку, где слушатели могут жертвовать музыкантам на издание альбомов и пропитание. Платформы, где бизнес-проекты продвигались с помощью системы вознаграждений, появились позже: в 2008 году стартовала Indiegogo, а в 2009-м — Kickstarter. Они принесли стартапам, испытывавшим из-за глобального экономического кризиса проблемы с кредитованием и инвестициями, новый мощный источник финансирования. Отметив эту роль краудфандинга, правительство США существенно упростило законодательное регулирование крауд-платформ в принятом в 2012 году JOBS Act.

Среди рекордсменов по крауд-сборам — разработчики видеоигры Star Citizen, собравшие в ходе нескольких кампаний на Kickstarter $151 млн, создатели «умных» часов Pebble Time, получившие там же $20 млн, и смартфона Ubuntu Edge, сумевшие привлечь через Indiegogo около $13 млн. Сегодня в мире действует более 500 крауд-платформ.

Часы Pebble Time (Фото: Marcio Jose Sanchez / AP)

Зачастую на них размещаются весьма странные проекты. В ноябре 2014 года на Kickstarter была запущена кампания по сбору средств на установку Blood Sport. Идея была в том, чтобы заставить геймеров расплачиваться за промахи в игре собственной кровью: каждый раз, когда персонажа ранят, Blood Sport с помощью укрепленной в вене геймера иглы должен забирать у него немного крови. Авторы надеялись, что, собираясь на игровые чемпионаты, геймеры будут таким образом жертвовать кровь на медицинские цели. Но всего через пять дней Kickstarter заблокировал кампанию за неэтичность, а разработчикам удалось собрать всего 3 тыс. канадских долларов.

«На авось не работает»

«То, что в России так мало товарных проектов, — это недоработка в первую очередь самих площадок, — считает Гузель Санжапова, завершившая уже четыре кампании на Boomstarter. — Что они сейчас делают? Условный менеджер Planeta.ru ездит на мероприятия по городам и рассказывает предпринимателям, как площадка может быть им полезна. Площадки вдохновляют авторов, поток крауд-проектов огромен, но спонсоров не так-то много и большинство проектов не собирает заявленных сумм. Площадки должны воспитывать самих спонсоров, создавать у них ощущение: ты модный, ты помог и за это получил уникальный продукт первым».

В этом смысле российские крауд-платформы серьезно уступают зарубежным. «Если ты открываешь хороший проект на Kickstarter или Indiegogo и при этом хорошо подготовился и наладил связи с прессой, тебе начинают присылать деньги уже на старте, — говорит Санжапова. — А в России ты должен сам привести аудиторию на площадку и убедить жертвовать деньги. Лишь около 10% спонсоров Boomstarter — завсегдатаи площадки, оставшихся авторы проектов должны привлекать сами».

Поэтому авторы крауд-проектов должны осуществлять инвестиции в маркетинг — площадка не будет рекламировать проект за них. Тем более что даже крупнейшие краудфандинговые площадки не могут похвастаться богатым российским трафиком: по данным сервиса Wordstat, слово Boomstarter искали в «Яндексе» за последний месяц 5 тыс. раз, Planeta.ru — 6,5 тыс., «краудфандинг» — 20 тыс. раз. Белоусов рассказывает, что многие до сих пор принимают Boomstarter за интернет-магазин, оставляя на сайте гневные комментарии: «Я оплатил ваш диван неделю назад, почему до сих пор никто не позвонил?»

Проект Белоусова «Биван» за последний месяц искали 12 тыс. раз, поскольку бизнесмен активно продвигал его за пределами Boomstarter. Половина (49,42%) трафика на страничку его проекта приходила с YouTube, куда он выложил несколько десятков роликов: «Биван» надувают в кинотеатре, пускают вплавь по реке и расстреливают из ружей. Сам Белоусов закладывает траты на маркетинг на уровне 20% от сборов: во время предыдущей кампании затраты, например, составили 416 тыс. руб. То, что каждый пятый собранный рубль уходит на продвижение, обидно, но иначе денег не собрать. «Это, конечно, не совсем замкнутый круг: краудфандинг все-таки инструмент формирования спроса с длинным хвостом», — говорит Белоусов.

Николай Белоусов (Фото: Алена Кондюрина для РБК)

​Мария Докшина предлагает авторам проектов такие расчеты: «Средняя сумма сборов одного проекта у нас около 300 тыс. руб., размер среднего пожертвования — 1 тыс. руб. Это значит, что вы должны заставить потратиться на проект около 300 человек. При этом надо помнить, что из 1 тыс. тех, кто прочтет о проекте, заплатят всего 100 человек. На авось это не работает: если не покажете свою страницу хотя бы 3 тыс. человек, денег не соберете».

Вынужденная благотворительность

За рубежом краудфандинг влияет уже не только на бизнес, но и на развитие технологий. Например, эксперты признают его роль в возрождении интереса к виртуальной реальности: многие профессиональные инвесторы потеряли интерес к VR-проектам еще в 1990-е, а новая волна внимания поднялась благодаря запущенному в 2012 году на Kickstarter и сумевшему собрать $2,4 млн шлему дополненной реальности Oculus Rift. В России такого влияния у краудфандинга нет: крауд-кампании редко интересуют СМИ и профессиональных инвесторов.

Во многом это объясняется дефицитом по-настоящему ярких предпринимательских проектов. «Классический вопрос спонсора: почему я должен помогать тебе делать бизнес? — поясняет Гузель Санжапова. — Поэтому в каждом краудфандинговом проекте должно быть больше ответов на это «почему», чем про бизнес-модель. И это проблема российского краудфандинга: большинство авторов предлагают неоригинальные товары, которые легко купить за рубежом». По мнению Докшиной, краудфандинг служит отражением российской экономики: «У нас купля-продажа развита лучше, чем производство».

Сказывается и иная ментальность: за рубежом спонсоры чаще всего переводят деньги, чтобы первыми получить то, чего ни у кого еще нет. «У нас все иначе. Многочисленные опросы, которые мы проводили, показали: основная мотивация спонсоров — стать сопричастным к созданию чего-то общественно полезного, — говорит Докшина. — Это, по сути, благотворительность. Одни из самых популярных бизнес-проектов у нас те, которые собираются поднимать фабрики и заводы в маленьких городках».

По словам Санжаповой, всем проектам нужна добавленная стоимость и самый лучший вариант — честная история с понятной людям пользой. Один из ее краудфандинговых проектов — устройство в уральской деревне Малый Турыш производства медового суфле Cocco bello: цветочный мед смешивается с ягодами, которые собирают местные жители, в основном бабушки. «Я могла бы заняться просто продажей меда. Но чем тогда буду отличаться от всех остальных? Сейчас в новостной повестке остро не хватает добра. У меня проект исключительно про добро и немного про экономическую эффективность», — говорит Санжапова.

Благая цель, если ее правильно освещать, вполне позволяет свести затраты на маркетинг к минимуму. «В первых двух кампаниях у нас не было затрат: мы снимали ролики на iPhone, — говорит Гузель. — В третьей и четвертой появился небольшой бюджет на маркетинг, но мы не давали никакой рекламы — просто снимали качественное видео, чтобы рассказать, на что мы потратили собранные деньги».

Не все потеряно

Стараясь повысить число именно бизнес-проектов, Boomstarter сейчас меняет модель работы: вместо прежних 10% от сборов площадка будет брать фиксированные 5 тыс. руб. плюс 3,5% от сборов (оплата услуг платежных систем). Это дисциплинирует авторов запросов, считают в компании: платное размещение интересно только тем проектам, которые действительно рассчитывают собрать деньги и серьезно относятся к делу. «Проектам, рассчитывающим собрать 50 тыс. руб. и меньше, мы советуем размещаться на других площадках», — говорит Докшина.

Гендиректора Planeta.ru отставание России не смущает. По его словам, Россия повторяет тот же путь, что и остальной мир: «Все началось с музыки, кинематографа и прочих творческих направлений, затем краудфандинг распробовали социальные предприниматели, ну а следом заинтересовался и бизнес. Так что повсеместное использование коллективного финансирования в отечественном бизнесе — дело времени».

Что касается самих предпринимателей, они начинают задумываться о переходе к другим способам привлечения инвестиций. Например, к краудинвестингу: если модель краудфандинга предполагает символические бонусы спонсорам — сувениры, скидки, образцы продукции, то в краудинвестинге люди получают реальную долю в спонсируемом бизнесе. Такие проекты сложнее начать, они требуют юридической поддержки, зато привлекают более серьезных инвесторов. По данным проекта Crowdexpert, суммарный объем средств, собираемых площадками мира по этой модели, уже превысил $25 млрд. Даже в России краудинвестинг уже опередил краудфандинг по собираемым суммам: например, с 2013 года краудинвестинговой площадке StartTrack удалось привлечь более 1 млрд руб.

«Передо мной уже сейчас стоит вопрос: проводить пятую краудфандинговую кампанию или запускать краудинвестинг? — говорит Гузель Санжалова. — Но тут примерно те же проблемы: не сформирована аудитория, которая бы доверяла сбору денег через интернет-платформы: люди боятся, что их обманут».

Семь шагов по запуску краудфандингового проекта

1. Выберите площадку. Бизнес-проекты обычно размещаются на Boomstarter, культурные — на Planeta.ru и Kroogi.com, благотворительные — на «Тугеза», «Мой учитель», «Помоги.org». Если продукт не имеет аналогов в мире, можно попытаться запустить кампанию на крупнейших зарубежных платформах Kickstarter и Indiegogo. Открыть проект на Indiegogo может житель любой страны, для вывода на Kickstarter необходимо быть резидентом США, Великобритании, Канады, Германии и нескольких других стран либо иметь там юридическое лицо.

2. Убедитесь, что ваш проект соответствует правилам платформы. Например, на краудфандинговых площадках нельзя собирать деньги на лечение или в поддержку политиков, создавать акционерные общества. Большинство площадок также запрещает собирать средства на личные цели — оплату обучения, путешествий, покупок.

3. Создайте проект в одной из предусмотренных категорий, указав сумму, которую вам надо собрать, и срок окончания кампании. На Planeta.ru максимальный срок — 100 дней, бессрочными могут быть только благотворительные кампании. На Boomstarter есть два варианта — «Все или ничего» (до 60 дней) либо «До цели» (бессрочно).

4. Определите вознаграждение спонсорам: это может быть скидка на продукцию, сувенир или возможность предзаказа на первую партию товара.

5. Привлекайте внешний трафик на страничку. Раскручивайте ее с помощью YouTube и тематических сообществ, имеющих отношение к продукту. Успешные проекты привлекают около 70–90% спонсоров извне.

6. Оцените риск недофинансирования и выберите нужную модель сбора средств. Planeta.ru переводит автору проекта собранные деньги, если там удалось набрать более 50% суммы. Если менее — деньги возвращают спонсорам. Если вы собираете на Boomstarter по принципу «Все или ничего» и не собрали заявленную сумму, все деньги вернутся спонсорам; но если они переведут вам больше, то вы получите все. Если собираете «До цели», кампания закончится, когда будет собрана указанная сумма.

7. Не забудьте учесть сопутствующие краудфандингу расходы. Boomstarter берет 5 тыс. руб. за размещение, еще 3,5% собранной суммы идет платежной системе. Planeta.ru удерживает 15% комиссии с проектов, собравших от 50 до 99% суммы, и 10% — с тех, кто собрал 100% и выше. С благотворительных проектов платформа удерживает операционные расходы — 5,9%. Кроме того, все платформы обязаны отчислять налоги — 13% НДФЛ или 6% с ИП на упрощенке. Вместе с расходами на продвижение и сувенирами совокупная доля отчислений обычно доходит до 30–40% от суммы собранных средств.