Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Гендиректор «Почты России» заявил о нехватке почтальонов и операторов 04:25, Общество Mitsubishi объявила об отзыве более 161 тыс машин в США и Канаде 03:49, Бизнес В американском военном гарнизоне женщина открыла стрельбу 03:27, Общество Посольство России обвинило США в самовольном вывозе консульского архива 03:03, Политика Собянин допустил увеличение пенсии на 3 тыс руб 02:57, Общество «Эхо Москвы» опубликовало видео прохода через охрану напавшего на ведущую 02:08, Общество «Вертолеты России» назвали срок первого контракта на поставку Ми-171А2 02:00, Бизнес Собянин рассказал о планах баллотироваться на новый срок 01:27, Политика Тиллерсон прибыл с необъявленным визитом в Ирак 01:26, Политика В России уточнили сроки начала поставок МС-21 мексиканской Interjet 01:10, Бизнес Маккейн призвал пересмотреть решение об аннулировании визы Браудера 00:25, Политика Обвиняемую в растрате ₽146 млн. в компании Артема Чайки отправили в СИЗО 00:11, Общество «Мираторг» займется производством овощей для борща 00:04, Бизнес Президент «Мираторга» — РБК: «Есть все условия, чтобы кормить мир» 00:03, Интервью На Гудкова завели дело за нарушения при интернет-агитации в Москве 00:03, Политика СМИ узнали о вхождении экс-топ-менеджера «Первого канала» в штаб Собчак 23 окт, 23:49, Политика В Армении российский военнослужащий застрелил сослуживца 23 окт, 23:33, Общество Нож в ньюсруме: почему стало возможным нападение в редакции «Эха Москвы» 23 окт, 23:17, Общество Премьера «Матильды» в Санкт-Петербурге. Фотогалерея 23 окт, 23:09, Фотогалерея  Научный демарш: как академики ответили на решение ВАК по делу Мединского 23 окт, 23:03, Общество В Щелково от отравления сероводородом в колодце погибли два человека 23 окт, 23:02, Общество Выгодный протест: почему продолжается акция Саакашвили в Киеве 23 окт, 23:00, Политика ФИФА назвала лучшего игрока, тренера и гол года 23 окт, 22:55, Спорт СМИ узнали о причинах нападения сотрудника Росгвардии на сослуживцев 23 окт, 22:47, Общество Консилиум врачей согласовал методику лечения раненой ведущей «Эха Москвы» 23 окт, 22:29, Общество Подмосковный Минздрав опроверг отстранение главного судмедэксперта 23 окт, 22:28, Общество СБУ объяснило рассылку сообщения о раскрытии покушения на Порошенко 23 окт, 21:58, Политика В Рио-де-Жанейро военная полиция застрелила пожилую туристку из Испании 23 окт, 21:43, Общество
Цифровая лихорадка: кто зарабатывает на буме криптовалют
Свое дело, 09 авг, 13:42
0
Цифровая лихорадка: кто зарабатывает на буме криптовалют
Во время «золотой лихорадки» самый твердый заработок у продавцов лопат, кирок и тачек. Во время бума размещений на цифровых биржах — у обслуживающих эту инфраструктуру. Россияне — среди лидеров этого сегмента рынка
Фото: Liu Xingzhe / EPA

Процветающее в интернете «первичное размещение монет» (ICO) — современный Клондайк: мало кому известный проект может собрать миллионы долларов за дни или даже минуты. В апреле 2017-го на ICO вышел Gnosis — тотализатор, позволяющий делать онлайн-ставки на любые будущие события. Всего за 10 минут Gnosis собрал 166,7 тыс. эфиров, эквивалентных $12,7 млн, плюс дополнительные $3,8 млн в других криптовалютах. ICO блокчейн-проектов и вовсе показывают умопомрачительные результаты: стартап Tezos в июле собрал рекордную для рынка криптовалют сумму в $232 млн, а российский разработчик суперкомпьютера на блокчейне SONM привлек в июне $42 млн.

Новый инструмент инвестирования в большинстве стран никак не регулируется — все на доверии. И вряд ли это продлится долго. 25 июля комиссия по ценным бумагам и биржам США высказала свою позицию, что ICO должны подпадать под действие законов, регулирующих работу рынка ценных бумаг. Схожее заявление сделало 31 июля денежно-кредитное управление Сингапура.

«Принято считать, что проведение ICO — это такая золотая жила, где хорошо зарабатывают и старатели, и те, кто им помогает. Да, это так», — без обиняков формулирует директор по маркетингу компании The Token Fund Дмитрий Шмаков. Регуляторы собираются, с одной стороны, обложить выпуск криптоакций налогом, с другой — повысить степень ответственности компаний перед их держателями. По мнению участников рынка, это может привести к концу всеобщей эйфории уже к зиме. Ведь владельцы криптоакций смогут подавать в суд на владельцев компаний, впустую растративших их деньги. Очевидно, что многие ICO-компании не выживут, но это не убьет бизнес посредников — инструмент начнут осваивать серьезные компании из реального сектора.

Что такое ICO

ICO (Initial Coin Offerings — англ. «первичное размещение монет») — интернет-аналог IPO: вместо акций компании выпускают токены — цифровые жетоны. Выпуск происходит на специализированной блокчейн-платформе, например Waves или Ethereum. Блокчейн — это выстроенная по определенным правилам цепочка транзакций. Информацию в цепочках можно перепроверить, но нельзя изменить. Инвесторы — пользователи платформы — покупают жетоны, платя за них криптовалютой — биткоинами или эфирами, например. Привлечь средства с помощью ICO может кто угодно — главное, чтобы концепция понравилась пользователям. Ценность токенов не гарантирует никто, кроме компании, их выпустившей.

Криптомаркетологи

Николай Евдокимов известен в России как создатель автоматизированной системы продвижения сайтов SeoPult. ​В 2014 году предприниматель перебрался в США, а его мысли были далеко от поисковиков и контекстной рекламы. «Вместе с партнером я занялся созданием собственной майнинг-фермы биткоинов, — рассказывает Николай. — Благодаря набитым в процессе шишкам понял, как важна и потенциально интересна рынку инфраструктура майнинга». Под этим термином понимается способ получения криптовалюты: сеть компьютеров, расположенных по всему миру, производит вычисления, получая за это награду в виде цифровых «монет». Чем мощнее компьютеры и чем их больше, тем быстрее генерируется валюта.

После запуска в июле 2015 года платформы Ethereum Евдокимов стал следить за ICO, которые проводила площадка. «Суммы сборов на Ethereum тогда были небольшие — от $3 млн до $9 млн, но они быстро росли. Появилась задумка сделать собственную платформу, которая бы специализировалась на проведении ICO», — говорит Евдокимов. Ниша тогда была почти пустой.

Платформу Cryptonomos.com делали чуть меньше года, она была запущена в нынешнем январе. Евдокимов не стал связываться с дорогостоящей разработкой собственного блокчейна и воспользовался технологиями Ethereum. По словам Николая, техническая часть работы — не самая важная: любая компания, выходящая на ICO, должна справиться с массой юридических вопросов, в том числе решить, как избежать того, что банк-посредник заблокирует перевод денег, как учесть их на балансе и т.п.

Кроме того, необходимо провести грамотную маркетинговую кампанию. «Маркетинг для ICO очень специфичен, — говорит Николай. — Аудитория потенциальных токен-холдеров ориентируется на свои собственные СМИ, свои форумы и Telegram-каналы. Аудитория ICO необычна и с географической точки зрения — большинство потенциальных держателей токенов живут в Китае, Японии, Сингапуре, где правительства лояльнее относятся к использованию криптовалют».

Половина команды проекта «Криптономос», состоящей из 25 человек, — маркетологи и юристы. Они предлагают клиентам ICO под ключ — от написания White Paper (программного документа) до взаимодействия с покупателями токенов.

Пока что площадка успела провести только одно ICO — 2 июня «Криптономос» разместил 30 млн токенов расположенной в штате Вашингтон майнинг-фермы Giga Watt. Фактически «ферма» продавала свои мощности: каждый токен — это возможность использовать 1 ватт энергопотребления майнингового оборудования на протяжении всего срока службы. Владельцы Giga Watt утверждают, что их ферма будет работать около 50 лет, а те, кто купил у них токены, смогут майнить биткоины дешевле чем по $700 за штуку (7 августа 2017 года 1 биткоин стоил $3,4 тыс., или 204 тыс. руб.).

Бизнес-модель «Криптономос» пришла из традиционного краудфандинга — компания оставляет себе 5% от суммы, собранной в ходе ICO. Так, кампания по сбору средств для Giga Watt закончилась 31 июля. За 2 месяца было продано 20,8 млн токенов на общую сумму почти $25 млн, из которых «Криптономос» удержит $1,25 млн.

Другой источник доходов «Криптономоса» — консалтинг для ICO на сторонних площадках. Среди компаний, которым команда проекта оказывала юридические и маркетинговые услуги, — ICOBox, Tokenstars и другие.

Фото: Yuriko Nakao / Bloomberg

«Наиболее интересные предложения по проведению ICO дают компании, предоставляющие комплексные решения под ключ», — говорит Шмаков. — Среди них Zerion, Ambisafe, Cryptoinvest, Argon Group, Crypto Assets, Element Group, ICO box, ICO Promo, ICO Lab. Все они предлагают проекты полного цикла, но на разных условиях. У каждой из компаний свои преимущества — портфолио проведенных проектов, техническая или маркетинговая экспертиза, выходы на крупных инвесторов и так далее».

Выручка «Криптономоса» составляет порядка $1,5 млн в месяц, уверяет Евдокимов, и эта цифра растет. «Наша текущая стратегия позволит нам к четвертому кварталу зафиксироваться на планке в $3 млн, — утверждает Николай. — Неплохо для компании, которая существует менее года?»

Как выйти на ICO

Шаг 1. Написать White Paper — основной документ проекта, где содержится описание продукта и смарт-контракта (это алгоритм, обеспечивающий автоматическое исполнение транзакций), стратегии расходов, факторов риска и т.п. Стоимость создания документа «Криптономос» оценивает в 10 биткоинов.

Шаг 2. Решить юридические вопросы — в частности, продумать, как будут учитываться полученные деньги в бухгалтерии, предусмотреть схему обмена криптовалюты на деньги и выбрать банк-посредник. Юридический аудит может обойтись в 5 биткоинов.

Шаг 3. Выбрать платформу и запустить целевую страницу, на которую приходят пользователи. Самостоятельно или вместе с представителями платформы определить реалистичную сумму и сроки кампании. Создание целевой страницы стоит 5 биткоинов, технологический аудит — еще 5.

Шаг 4. Привлечь целевую аудиторию — покупателей токенов, заинтересованных в проекте и его продукции. Комплексная маркетинговая кампания обойдется в 20 биткоинов.

Шаг 5. Выпустить токены и начать ICO. В общей сложности подготовка к ICO может обойтись от 50 биткоинов.

Источники: Waves, «Криптономос»

Деньги для бедных и не очень

ICO-платформа с русскими корнями Zerion — одна из старейших в мире, хотя делают ее очень молодые люди. В 2015 году Zerion основали студенты ВШЭ 23-летний Вадим Колеошкин и 20-летний Алексей Башлыков, а также 21-летний Евгений Юртаев и 20-летний Джош Брумберг из Minerva Institute (США).

Zerion зарегистрирована и легально работает в США, в отличие от большинства конкурентов. «Мы развиваем технологическую платформу и несколько продуктов для вывода проектов на ICO, — говорит Вадим Колеошкин. — Это такой инфраструктурный продукт с максимально удобными процессом инвестирования, регистрацией инвесторов, приемом платежей». В отличие от большинства других проектов, Zerion не требует проводить проект у себя на площадке — компании могут развернуть его хоть на собственном сайте, при этом пользуясь программным интерфейсом Zerion. Так, например, поступил проект защиты авторского контента Po.et.

Всего на своей площадке Zerion провела четыре размещения, до конца августа пройдут еще четыре. Среди завершенных проектов — «банк для бедных» Humaniq: созданная русскими предпринимателями компания выпускает криптовалюту для жителей Африки и Индии. Банк не просто поставляет услуги электронного банкинга, но и дает возможность клиентам заработать $30–60 в месяц на проверке работоспособности сайтов, уточнении геолокации и т.п.

Всего через платформу Zerion компаниям удалось собрать более $10 млн; до конца августа, как прогнозирует Вадим, сумма превысит $40 млн. Сейчас Zerion получает прибыль от фиксированной стоимости услуг и оставляет себе определенный процент выпущенных токенов. Компания предоставляет в первую очередь технологические услуги, а если к ней обращаются за решением маркетинговых и юридических вопросов, прибегает к помощи партнеров.

Вадим надеется, что ICO изменят саму индустрию венчурных инвестиций: «Они перестанут быть прерогативой узкого круга предпринимателей. Кроме того, новый инструмент даст шанс благотворительным проектам, а также таким, чья маржа не будет интересна традиционным и венчурным инвесторам».

Деньги из интернета: топ-5 криптовалют мира Еще 1 фото
Фотогалерея

Поймали волну

Созданная предпринимателем Александром Ивановым платформа Waves в 2016 году прославилась тем, что ее ICO оказалось на тот момент вторым по размеру собранной суммы в мире — 30 тыс. биткоинов, что в то время соответствовало $16 млн. Выпускник факультета теоретической физики МГУ Иванов с 2004 года программировал ботов для торговли на Forex и разрабатывал трейдинговые банковские системы. В 2013-м заинтересовался криптовалютами, создав сервис их мгновенного обмена Coinomat.com. А два года спустя запустил Coinoindex.com — первый в мире индекс торгуемых на рынке криптовалют — и создал основанный на блокчейне венчурный фонд Cryptoasset.fund, который привлек $200 тыс. инвестиций.

Игра по-крупному началась в 2016 году, когда Иванов запустил Waves. Это децентрализованная платформа для проведения ICO-кампаний и выпуска цифровых токенов. «Чтобы создать токен на Ethereum, вам нужно создать смарт-контракт и написать специальную программу. При растущей цене эфира выполнение этого смарт-контракта обходится очень дорого. У нас же базовой единицей является токен, который создается в один клик. Плюс сразу после ICO токен может торговаться на нашей собственной бирже, интегрированной в проект», — объясняет предприниматель. На разработку Waves Иванов потратил около $3 млн.

Как и Ethereum, Waves может бесплатно использоваться любой компанией, решившей самостоятельно выходить на ICO. У Waves есть специальная маркетинговая структура, которая оказывает дополнительные услуги компаниям, желающим провести ICO, и берет со своих клиентов стандартные 5%. Всего на площадке вышли на ICO 19 различных проектов. Большинство из них — российские.

Например, среди клиентов Waves — стартап ZrCoin, собравший $7 млн на строительстве завода по производству диоксида циркония под Магнитогорском. А подмосковная сельхозферма «Колионово», сумевшая в мае привлечь на ICO более $500 тыс., размещала на площадке свои криптоакции самостоятельно. В обоих примерах токены были обеспечены продукцией компаний: стоимость одного токена ZrCoin приравнивается к рыночной стоимости 1 кг диоксида циркония, на 1 «колион» можно купить продукцию фермы, которая стоит $1. Но даже те из клиентов, которые не производят осязаемый продукт, привязывают токен к своим услугам: например, обладатели токенов, выпущенных сетью коворкингов Primalbase, самостоятельно проводившей ICO на площадке Waves, получили, по сути дела, клубную карту, дающую право на определенное количество часов аренды помещений в коворкингах. Рекордное по сумме ICO на $50 млн на Waves провел проект с русскими корнями MobileGo, собирающийся разворачивать сеть апп-сторов в странах Азии.

Сейчас Waves — крупнейший блокчейн-проект с российскими корнями. Правда, прибыль площадки невелика — с декабря 2016 года Waves заработала около $1 млн прибыли. Как говорит Иванов, собранные при запуске платформы $16 млн позволяют пока не задумываться о повышении рентабельности.

Фото: Benoit Tessier / Reuters

Страхи и надежды токенистов

Главный фактор, подогревающий эйфорию вокруг ICO, — постоянный рост аудитории потенциальных покупателей токенов. Этим ICO-компании напоминают привычные финансовые пирамиды. Но, с другой стороны — точно так же ширится применение технологий блокчейна и использование криптовалют. Весь рынок криптовалют в 2013 году оценивался в $1 млрд. Сейчас его объем — $121 млрд. «На посвященных блокчейну и ICO конференциях, которые я посещал три года назад, собирались в основном гики, глубоко погруженные в тему, — говорит Евдокимов. — Сейчас на них приходят люди из финансового сектора — из Deloitte, Morgan Stanley и т.п.». В итоге суммы, которые собирают проекты, постоянно растут, хотя компании, которые показали какие-то финансовые результаты, можно пересчитать по пальцам. То, что на рынке надувается очередной пузырь, признают практически все. Но не все знают, когда он лопнет.

«За весь 2016 год на ICO было собрано $300 млн, за одно лишь лето нынешнего года — $1 млрд, — говорит Иванов. — Ядро аудитории держателей токенов — это люди, которые легко заработали капиталы на криптовалютах, и часть этих «игровых» денег они готовы вкладывать во что угодно. Отрезвление может наступить уже нынешней зимой: станет ясно, что множество проектов не выполнило своих обещаний». Это подтолкнет регуляторов, вынужденных реагировать на жалобы «акционеров», к более активной выработке нормативной базы для рынка ICO.

Но даже если пузырь ICO лопнет, это не приведет к краху блокчейна и криптовалюты, уверен Иванов. Пузырь доткомов лопнул, но интернет никуда не делся. «Такое всегда происходит с новыми технологиями — возникает необоснованный хайп, хотя люди еще толком не понимают, как этим пользоваться», — поясняет он.

Похоже, в перспективы криптовалют верят и ветераны финансового рынка. «Мы активно помогаем компаниям внедрять блокчейн-технологию, — говорит Артем Толкачев, глава группы по предоставлению юридических услуг для технологических проектов компании Deloitte, СНГ. — Наша компания осуществляет прежде всего налогово-юридическое сопровождение блокчейн-проектов. Deloitte помогает разрабатывать юридические и финансовые модели, а Waves предоставляет технологическую платформу для реализации ICO-проектов и осуществляет их маркетинговое сопровождение».

По мнению Евдокимова, точка невозврата пройдена — регуляторы задумались о легализации этого инструмента инвестирования: «Все поменяется, когда ICO на сотни миллионов долларов проведет какая-нибудь крупная и хорошо известная компания, не связанная с блокчейном. Это откроет дорогу к ICO сотням компаний из реального бизнеса».

Над законом

У рынка блокчейна и криптовалют есть своя темная сторона: анонимность транзакций и отсутствие регуляторов в лице государственных органов позволяют использовать криптобиржи для отмывания денег и финансирования криминальных структур.

Пока что правительства только пробуют с этим бороться, и эффективность их действий оценить трудно. 25 июля спецслужбы Греции задержали 38-летнего россиянина Александра Винника, которого подозревают в отмывании $4 млрд через биржу криптовалют BTC-E. 31 июля представители биржи рассказали о том, что сотрудники ФБР изъяли оборудование BTC-E и заблокировали ее домен. При этом представители BTC-E утверждали, что Александр Винник никогда не был сотрудником биржи.

Основатель Waves Александр Иванов не скрывает, что отсутствие законодательного регулирования позволяет сейчас руководителям любой собравшей средства на ICO компании скрыться, прихватив деньги: «Юридических рисков тут нет, есть только репутационные».