Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Финские полицейские ранили напавшего с ножом на людей в центре Турку 16:55, Общество Певца Осина поместили в реабилитационный центр для лечения алкоголизма 16:53, Общество Эрдоган призвал турок голосовать против «врагов Турции» из партии Меркель 16:52, Политика Российский турист госпитализирован в Турции после конфликта с полицейским 16:48, Общество Доля российской нефти на энергетическом рынке Турции составила 19% 16:41, Экономика В Петербурге на продажу выставили бронированный «лимузин Ельцина» 16:36, Общество Синоптики спрогнозировали «жаркий апофеоз лета» в предстоящие выходные 16:22, Общество Лариса Гузеева рассказала о будущем передачи «Давай поженимся» 16:19, Общество Матчи чемпионата Испании по футболу покажут во «ВКонтакте» 16:15, Технологии и медиа Сын Германа Грефа сменил место работы 16:10, Бизнес Московское метро впервые перейдет на круглосуточный режим работы 16:02, Общество Авиакомпания для полетов в Крым получила сертификат эксплуатанта 16:01, Бизнес ФСБ допросила журналиста Meduza по делу «Шалтая-Болтая» 16:00, Общество Bitcoin cash стала третьей по стоимости криптовалютой в мире 15:52, Деньги Рыночную стоимость постов Трампа в Twitter оценили в $2 млрд 15:42, Технологии и медиа Василий Уткин объявил о возвращении к работе комментатором 15:42, Спорт «Донбассгаз» прокомментировал строительство Украиной трубы в обход ДНР 15:30, Общество Сбербанк написал заявление о приеме в ассоциацию «Россия» 15:27, Финансы Актера из «Бандитского Петербурга» задержали после стрельбы на покере 15:24, Общество «Мегафон» отозвал судебный иск к антимонопольной службе из-за роуминга 15:22, Технологии и медиа Долгострой Сергея Полонского исключен из перечня проблемных объектов 15:21, Бизнес ФАС завела дело из-за закупки суперкомпьютера для Курчатовского института 15:07, Бизнес На Украине начали строить газопровод в обход ДНР 15:06, Общество В Киеве назвали стоимость европейского «плана Маршалла» для Украины 15:04, Политика В результате терактов в Испании пострадали граждане 34 стран 15:02, Общество Полиция задержала четвертого подозреваемого после терактов в Испании 14:50, Общество
Урок выживания: как открыть частную школу
Свое дело, 02 июн, 15:34
0
Урок выживания: как открыть частную школу
Предприниматель и мать троих детей Лола Шурыгина, задумавшая открыть частную школу, сначала пережила разрыв с бизнес-партнером, затем в последний момент лишилась помещения, но все-таки реализовала свою мечту
Лола Шурыгина (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Сначала мы просто хотели создать лучшую школу для своих детей. Но затем поняли, что это может стать бизнесом», — говорит основательница школы «Макарун» 35-летняя Лола Шурыгина. Она окончила Национальный университет Узбекистана по специальности «экономист-международник», перебралась в Москву и в 2008 году основала ООО «Первый тендер» — агентство, которое занимается управленческим консалтингом и услугами по организации торгов. Сейчас компанией владеет и управляет ее муж Сергей Шурыгин.

Первую попытку построить бизнес, связанный с обучением, Шурыгина предприняла в 2015 году. Тогда она присоединилась к своей знакомой Дарье Дубровиной, которая собирала класс для обучения детей по методике Владимира Жохова, — это система преподавания в младших классах, когда материал излагается с помощью слайдов и презентаций.

В июле Лола и Дарья собрали родителей, заинтересованных в таком обучении, и зарегистрировали ООО «Альтернатива», доли распределили 50 на 50. За пару месяцев до 1 сентября собрали 55 детей, а к декабрю у них было уже три класса, в которых учились 97 первоклашек.

Однако по мере роста бизнеса Шурыгина и Дубровина всё чаще спорили и не могли прийти к единому мнению, как развивать школу. «Две женщины не поделили одну кухню», — вспоминает Лола. Конфликт был болезненным и продолжался несколько месяцев, рассказала РБК Дарья.

Как-то Шурыгина опубликовала в Facebook свои впечатления об уроке письма и чтения и навлекла на себя гнев автора методики Владимира Жохова, который, по ее словам, посчитал посты утечкой конфиденциальных данных и пригрозил школе закрытием. Сам Жохов отказался комментировать этот инцидент.

В итоге весной 2016 года Шурыгина продала Дубровиной свою долю в уставном капитале, а также получила дивиденды после распределения прибыли. По словам Дубровиной, выплата составила порядка 350 тыс. руб.

Школа за два месяца

После этого Шурыгина ушла в декрет и родила третьего сына, но не оставила замысла открыть свою школу. В июне 2016-го ее знакомая, владелица бизнес-центра «Москва-Сокол» на Ленинградском проспекте, предложила низкую арендную ставку (какую, Шурыгина не разглашает, ссылаясь на личную просьбу хозяйки) на подходящее помещение, и она решила не откладывать мечту в долгий ящик.

На этот раз Шурыгина стала искать уже не партнеров, а наемных сотрудников, которые помогли бы ей поднять проект. «Когда я решила, что открываю школу, то опубликовала на Facebook запрос, не хочет ли кто-нибудь посидеть со мной в кафе и провести «мозговой штурм». Откликнулось порядка шести человек, почти все — директора детских проектов», — вспоминает Лола. Среди них была Екатерина Сикорская, экс-соучредитель развивающего детского центра «Солнечный город», работающего по методике Монтессори, впоследствии она стала исполнительным директором школы и заместителем Шурыгиной. «Катя была самой молчаливой на той встрече, — вспоминает Лола. — Я ее спросила: почему вы все время молчали? А она говорит: «А чего болтать? Делать надо!» И я поняла, что мы сработаемся».

Лола Шурыгина   (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Шурыгина и Сикорская первым делом объявили набор в новую школу и начали искать учителей. Большинство родителей пришли через «сарафанное радио» — кто-то знал Шурыгину или Сикорскую по предыдущим проектам, кто-то заинтересовался объявлением в Facebook. С поиском учителей возникли проблемы: Шурыгина перебрала более 80 резюме и провела десятки собеседований, но подходящий педагог начальных классов никак не находился. «Мы искали человека, знакомого с методикой развивающего обучения, который уже применял бы ее на практике, чтобы у него была приятная внешность, грамотная речь, желание учиться и расти. При таком количестве требований очень сложно было найти учителя без признаков эмоционального выгорания», — говорит Шурыгина. В итоге опять помог Facebook: там не только нашли учителя, но и впоследствии собрали бóльшую часть персонала, рассказала Екатерина Сикорская.

Но судьба проекта снова повисла на волоске: хозяйка помещения не смогла договориться с партнерами и попросила Шурыгину съехать. Найти новое помещение и отремонтировать его за месяц до начала учебного года казалось делом безнадежным. А в ремонт Шурыгина уже вложила 450 тыс. руб. (впоследствии их удалось компенсировать лишь частично). «Положение было отчаянным», — говорит Лола.

Однако ей повезло: в базе недвижимости ЦИАН она нашла бывшее здание Московского института управления, которое подходило под образовательные цели. «Еще месяц мы согласовывали договор аренды и только 10 сентября начали ремонт», — вспоминает она. Официальное начало учебного года было уже позади, поэтому часть родителей, которые собирались в «Макарун», отдали своих детей в другие школы. Остальным Лола клятвенно пообещала запуститься в начале октября.

Название «Макарун» Шурыгина придумала сама. «Поначалу мы немного сомневались, подойдет ли это странное слово, — вспоминает Екатерина Сикорская. — Муж меня спросил, как называется школа, куда я иду работать. — «Макарун». — А что это? — И тут моя дочка говорит: это же такие вкусные круглые печеньки! И стало понятно, что название сработает».

На подготовку оставалось так мало времени, что часть процессов пришлось «допиливать» уже после запуска, вспоминает Шурыгина. Но 3 октября 2016 года школа «Макарун», как и было обещано, открыла двери. На открытие одна из родительниц испекла огромный торт с теми самыми миндальными печеньками.

Школьная экономика

Общий бюджет проекта составил 8,75 млн руб. По словам Шурыгиной, 7 млн руб. из этой суммы — субсидия департамента науки и промышленности Москвы на создание центров молодежного инновационного творчества. Тут Лоле пригодился предыдущий опыт работы с тендерной документацией. По ее словам, получить субсидию не так сложно, как кажется многим: «Достаточно подать заявку на конкурс, она рассматривается комиссией, и если доказываешь намерение реализовать проект, это, как правило, находит отклик».

В первой половине дня «Макарун» работает как школа, а после обеда в центре открываются мастерские и научные лаборатории, где дети занимаются творчеством, от рисования до 3D-моделирования и робототехники. На оборудование лабораторий и пошла бóльшая часть субсидии, остальное потратили на ремонт и закупку мебели. Кроме того, одну из комнат в здании отвели под детский сад.

Около 1,75 млн руб. Шурыгина вложила из собственных средств вместе с мужем Сергеем Шурыгиным, который стал единственным учредителем школы (ООО «Техникум»). «Муж принял мое желание основать школу как неизбежность, но согласился в этом участвовать, когда понял, что танк поехал и не разбирает дороги», — смеется Лола.

После запуска в школу пришлось вложить еще около 2 млн руб. «Нам важно было организовать комфортную среду, а это подразумевает множество мелочей, которые формируют комфорт родителя и ребенка, — купить доску объявлений, светильники, перепахать землю перед зданием, поставить заборчик», — говорит она.

Фото: Владислав Шатило / РБК

Сейчас операционные расходы школы составляют 1,3 млн руб. в месяц, бóльшая часть из которых идет на аренду и ФОТ. Команда «Макаруна» насчитывает 39 человек постоянных и временных сотрудников, включая 30 учителей (11 — на основной блок и 17 — на дополнительный, мастерские и кружки), двух тьюторов-ассистентов и администраторов. На аренду помещения площадью 430 кв. м уходит примерно 400 тыс. руб., на зарплаты — более 700 тыс. руб. с учетом налогов.

В 2016–2017 учебном году в школе учились 17 детей в двух классах — первом и втором, еще семь дошкольников росли в детском саду, в основном это младшие братья и сестры учеников «Макаруна». По идее, число детей может быть больше в несколько раз без существенного увеличения затрат. По словам Шурыгиной, на одного педагога может приходится трое-пятеро детей. Чтобы привлечь новых школьников на следующий учебный год, весной 2017-го хозяйка школы начала рекламную кампанию через «Яндекс.Директ» и социальные сети.

«При запуске я слишком сильно полагалась на «сарафанное радио». Если бы мы тогда вложились в рекламу, возможно, сейчас уже были бы в плюсе», — говорит Шурыгина. По ее словам, сейчас школа работает с операционным убытком около 400 тыс. руб. в месяц, однако к сентябрю этого года планирует выйти на операционную прибыль, поскольку на следующий учебный год же заключила 20 контрактов, а всего планирует принять 40 учеников. При этом пик спроса обычно приходится на август. Это уже выводит проект в плюс. Отбить инвестиции школа может через два-три года, рассчитывает Шурыгина.

Стоимость обучения в школе начинается от 30 тыс. руб. в месяц, максимальная цена с продленкой и кружками — 46 тыс. руб. Детский сад обходится родителям в 29 тыс. руб.

Чему учат в школе «Макарун»

Обучение строится по традиционной модели, но есть и различия. Во-первых, учителя ведут уроки по учебникам для развивающего обучения, проводят факультативы по чтению, используют оригинальную методику выработки у ребенка красивого почерка. Во-вторых, в школе действует тьюторский подход: каждый предмет ведет отдельный педагог, а работать ему помогает тьютор — ассистент, который следит за дисциплиной на уроке, а на переменах помогает устраивать игры. Кроме того, тьютор наблюдает за детьми как психолог — следит за их успехами и разрешает конфликты, помогает работать над проектами.

Занятия начинаются в 9:00: сначала физическая разминка, затем четыре-пять уроков, прогулка, обед, подготовка домашних заданий, а потом либо кружки, либо продленка до шести-семи часов вечера. Раз в месяц в субботу устраивают «семейный день», когда в школу приглашают психолога, ортопеда либо других специалистов, с которыми могут проконсультироваться родители.

В школе есть урок коммуникаций — это синтез из психологии, тренинга общения и преподавания этикета, где школьников учат общаться, правильно осознавать себя и разрешать конфликты. Во втором полугодии дети посещают специальный урок-проект, где изучают основы предпринимательства.

Фото: Владислав Шатило / РБК

На «испытательном сроке»

Запуск частной школы предполагает соблюдение обязательных требований. Во-первых, необходимы лицензия и государственная аккредитация, позволяющая выпускать собственные аттестаты. Чтобы ее получить, школа должна осуществить хотя бы один выпуск учеников. «Государство здесь защищает интересы потребителя образовательных услуг. Тут дело в некоем испытательном сроке, который должна пройти школа, чтобы показать, что она не однодневка, не начнет штамповать дипломы», — говорит председатель правления «Лиги образования» Сергей Сафронов.

Пока «испытательный срок» не пройден, а первого выпуска еще ждать и ждать, частые школы нередко работают в формате досуговых и развивающих центров образования, что не требует лицензирования. Это не значит, что официально ученики не получают знаний по программе. Например, дети из «Макаруна» числятся на домашнем обучении в аккредитованной частной школе «Наши пенаты». Это обходится «Макарун» примерно в 42 тыс. руб. в год (по 2,5 тыс. на ребенка). «Нам два-три раза в год присылают контрольные, мы их выполняем, пересылаем, их проверяют, выставляют оценки в электронный дневник и заносят в личное дело каждого ученика», — говорит Шурыгина.

Сергей Сафронов говорит, что многие частные школы начинают работать по такой схеме: «Получение лицензии — процесс сложный и долгий, а нужно опробовать бизнес-модель, наладить образовательный процесс. По сути, это тест-драйв до того момента, пока проект не станет большим и его не надо преобразовывать в нечто формальное».

Лола Шурыгина   (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Во-вторых, зарегистрированная общеобразовательная школа должна функционировать как некоммерческая организация. По закону «О некоммерческих организациях» она хотя и может получать прибыль, но не имеет права распределять ее между учредителями. Таким образом, основатели частной школы обязаны реинвестировать всё заработанное в развитие. «Школа — это же не столовая, где можно каждый пирожок с накруткой 100–200% продавать. Практически всё, что нам приносят родители, позволяет нам выйти «в ноль», покрывая основные расходы. Если что-то остается, это уходит на развитие школы», — рассказал Владимир Андреев, директор петербургской частной школы «Обучение в диалоге», которую он основал в 1988 году.

Но возможность превратить школу в полноценный бизнес все-таки есть. Если зарабатывать на уроках нельзя, то на продленке, дополнительных курсах, услугах психолога и логопеда можно. По словам Шурыгиной, сейчас на выручку от дополнительных услуг приходится примерно 25% общих доходов, в будущем она планирует довести эту цифру минимум до 60%. Лола также намерена разделить школу на два юрлица — НОУ (некоммерческое образовательное учреждение с лицензией и аккредитацией) и ООО. Таким образом можно будет отделить образовательную часть от коммерческой и иметь возможность выводить прибыль.

Бизнес или подвижничество

В Москве работают 158 аккредитованных частных школ и детских садов, рассказала РБК председатель московского отделения Ассоциации некоммерческих образовательных организаций Карина Чернякова. Большинство из них были основаны еще в 1990-е. Еще несколько десятков новых работают без аккредитации, например, как организации дополнительного образования или детские клубы.

Стоимость обучения во многом зависит от района: в «рабочих» обучение стоит от 27–35 тыс. руб. в месяц, в более престижных — от 45 тыс. В крупнейших и наиболее известных частных школах столицы, например в Павловской гимназии или Ломоносовской школе, стоимость обучения превышает 150 тыс. руб. в месяц. Для района станции метро «Сокол», где располагается «Макарун», базовая цена 30 тыс. руб. кажется достаточно демократичной.

Несмотря на высокие цены, частные школы — это не столько бизнес, сколько подвижничество, возможность заниматься любимым делом без бюрократии, с которой сталкиваются сотрудники государственных школ, считает Карина Чернякова: «Бóльшая часть давно работающих частных школ Москвы — это авторские заведения, которые создавали сами педагоги, и эти руководители создали для себя и своих сотрудников довольно высокооплачиваемые рабочие места».

Со спросом проблем нет, уверяет Чернякова: «В государственных школах учителя разучились работать. Раньше, если ребенок что-то не понимал, учитель оставлял его после уроков, занимался с ним, а сейчас это отдельная услуга». Поэтому многие делают выбор в пользу частных школ, где детей в числе прочего кормят два-три раза в день, а учителя делают с ними уроки на продленке.

Частные школы привлекательны атмосферой, которая в них создается, уверен Сергей Сафронов из «Лиги образования»: «Есть, конечно, школы-комбинаты, которые предлагают дежурный коктейль из популярных на рынке услуг, но обычно частные школы удовлетворяют потребности тех родителей, которые задумываются о том, какую систему воспитания для своего ребенка выбрать, какие идеи заложить».