Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Число жертв теракта в столице Сомали возросло до 358 01:50, Политика Американский миллиардер Том Стайер начал кампанию по импичменту Трампа 01:16, Политика Больше половины американцев одобрили ужесточение правил ношения оружия 00:40, Общество В Петербурге задержали главу отделения Российского союза молодежи 00:40, Общество Задержанного в Испании по запросу США хакера заочно арестовали в России 20 окт, 23:53, Технологии и медиа Дефицит бюджета США достиг почти $666 млрд 20 окт, 23:32, Экономика Белый дом заявил о продолжении сотрудничества с Москвой по Сирии и КНДР 20 окт, 23:22, Политика Польская полиция не сочла нападение мужчины с ножом в ТЦ терактом 20 окт, 22:32, Общество СМИ сообщили об эвакуации из главного здания МГУ 2 тыс. человек 20 окт, 22:17, Общество Принявшая вызов актеру Марьянову диспетчер скорой лишилась работы 20 окт, 22:16, Общество СМИ сообщили о гибели 16 силовиков при перестрелке с боевиками в Египте 20 окт, 21:51, Общество ВТБ докапитализирует украинскую «дочку» на 5,6 млрд руб. 20 окт, 21:46, Бизнес Суд арестовал обвиняемую в наезде на пешеходов в Харькове 20 окт, 21:40, Общество Власти ЕС пришли с «проверкой» в штаб-квартиру BMW 20 окт, 21:32, Бизнес «Аэроэкспресс» увеличил интервалы движения поездов до Шереметьево 20 окт, 21:19, Общество В посольстве опровергли приговор россиянину за беспорядки во время G20 20 окт, 21:19, Общество Помощник Путина заявил об отсутствии у Telegram иммунитета против законов 20 окт, 21:16, Технологии и медиа В Санкт-Петербурге суд арестовал вербовщика ячейки ИГ из Ленобласти 20 окт, 21:12, Общество В Сбербанке назвали Avito одной из «центральных» площадок кибермошенников 20 окт, 20:42, Бизнес Ространснадзор задумался о возможном отзыве лицензии у «Мострансавто» 20 окт, 20:22, Общество В Москве задержали руководителя столичного подразделения МВД 20 окт, 20:16, Общество Россия выделит 330 млн руб. на модернизацию адронного коллайдера 20 окт, 20:10, Технологии и медиа В Великом Новгороде из-за вспышки пневмонии на десять дней закрыли школы 20 окт, 20:10, Общество УЕФА наказал «Спартак» за поведение болельщиков в матче с «Ливерпулем» 20 окт, 20:10, Спорт Фонд Потанина и Березкина выкупил 36,6% Быстринского ГОКа 20 окт, 20:02, Бизнес СК заявил о двух приоритетных версиях смерти актера Марьянова 20 окт, 20:00, Общество В трудовой договор Сечина внесут ответственность за продажу активов 20 окт, 19:53, Бизнес Курс биткоина превысил $6 тыс. 20 окт, 19:40, Деньги
Судебные мотивы: какие реформы предлагает Верховный суд
Политика, 10 окт, 12:34
0
Кирилл Титаев Судебные мотивы: какие реформы предлагает Верховный суд
Верховный суд стремится привести процессуальные нормы в соответствие со здравым смыслом, но тут же отходит от него, пытаясь ввести юридические привилегии для предпринимателей

В начале октября пленум Верховного суда одобрил внесение в Госдуму законопроектов, предлагающих ощутимые реформы процессуального законодательства. В этом пакете реформ можно выделить две важнейшие части. Первая касается проблемы мотивированных решений в гражданском процессе и уведомления сторон в нем же, вторая — защиты прав предпринимателей в уголовном процессе. Имеет смысл рассмотреть их отдельно.

Необязательная мотивировка

Самый большой, пожалуй, отклик в юридическом сообществе вызвала новация, отменяющая обязанность судов составлять мотивировочную часть решения по многим категориям дел. Мотивировочная часть — это та часть решения, в которой судья показывает, какие же факты он считает установленными и какую оценку им дает. Грубо говоря, суд констатирует, что гражданка Иванова взяла деньги в долг у гражданина Петрова, что подтверждается векселем, предъявленным суду, и это является основанием для взыскания с гражданки Ивановой в пользу гражданина Петрова определенной суммы. Понятно, что во многих гражданских и административных спорах мотивировка длиннее и сложнее, но логика ее везде именно такая — описание того, что произошло, и как эти факты подтверждены.

Юридическое сообщество в основной своей массе немедленно возмутилось, указывая, что без мотивировочной части решения категорически невозможно восстановить логику судьи и сделать вывод о необходимости обжалования его решения. Такое возмущение вызвано двумя причинами.

Первая — невнимательное чтение законопроекта. Часть 3 ст. 199 в предлагаемой редакции Гражданского процессуального кодекса прямо указывает: «Суд обязан составить мотивированное решение по рассмотренному им делу в случае поступления от лиц, участвующих в деле, их представителей заявления о составлении мотивированного решения суда». Аналогичные нормы содержатся в поправках в Кодекс административного судопроизводства и Арбитражный процессуальный кодекс. Никакой возможности отказать в составлении мотивированного решения, если сторона ходатайствует о его составлении, проектом не предусмотрено.

Избыточная нагрузка

Вторая причина — непонимание экспертами-юристами структуры нагрузки российских судов. Как бы парадоксально это ни звучало, но именно самые профессиональные и квалифицированные судебные юристы (адвокаты и представители юридических фирм) оказываются худшими экспертами, когда речь заходит о судоустройстве и оптимизации судебной деятельности. В силу своей компетентности они видят сложные и запутанные дела, в которых задействованы крупные игроки и каждая из сторон имеет сильную правовую позицию. Однако таких дел — доли процента от общего потока, проходящего через суды. И уж по таким-то сложным делам, уверен, никому не придет в голову отказываться от составления мотивированного решения. Основная же масса гражданских дел в России выглядит принципиально иначе.

За 2016 год в первой инстанции суды общей юрисдикции рассмотрели 16,7 млн гражданских и административных дел и материалов. В 95,3% случаев требования истца (заявителя) были удовлетворены полностью или частично. Такие цифры возникают не потому, что отечественные суды тотально подсуживают истцам. Просто к исключительной компетенции судов в России отнесено огромное количество мелких вопросов: например, расторжение браков супругов, имеющих детей, или взыскание налоговых недоимок, если налоговое ведомство не смогло достучаться до гражданина. Подтверждается этот тезис тем простым фактом, что обжалуется по существу дела лишь 3,9% всех решений. В остальных случаях стороны не имеют возражений против позиции суда первой инстанции.

Основной поток такой избыточной нагрузки на суды создают Налоговая инспекция, Пенсионный фонд, организации жилищно-коммунального сектора и банки, которые обращаются в суды для взыскания с граждан разнообразных платежей и задолженностей. А граждане часто не платят не потому, что возражают, а потому, что не знают о существующих недоимках, или потому, что им попросту нечем заплатить, то есть с самой сутью иска они согласны. И даже несмотря на то, что из 15,9 млн положительных решений судов 9,9 млн дел и материалов было рассмотрено в упрощенном порядке с вынесением судебного приказа (в таких делах мотивировочная часть не нужна и сейчас), остается еще почти 6 млн дел, где судьи обязаны писать мотивировочную часть, причем писать ее вне зависимости от того, заинтересована ли в этом хотя бы одна из сторон. Понятно, что на практике для ускорения процесса мотивировочные части копируются вместе с ошибками и опечатками из других дел, что не приносит никакой пользы и подрывает одновременно уважение и доверие к судебной системе.

Таким образом, отказ от мотивировочной части — это экономия, по предварительной оценке, 5 млн рабочих часов судей и работников аппарата суда, или 4–5% всего рабочего времени в судебной системе. Кажется, что это мало, но это означает почти полчаса дополнительного времени каждый рабочий день. При этом никакого вреда от такого решения быть не может, так как во всех случаях, когда сторонам нужна мотивировочная часть для похода в апелляцию или просто для понимания логики судьи (то есть максимум в 10% случаев), суды обязаны ее изготовить.

По той же логике приведения к здравому смыслу выстроены и многие другие поправки. Например, изменение процедуры информирования сторон о ходе судебного процесса (Верховный суд полагает, что стороны смогут узнавать об этом через сайт суда). По сути, это ампутация отжившей практики повесток. Уже сегодня она практически не работает тогда, когда нужно уведомить сторону о начале процесса, и тотально не работает там, где речь идет о ходе процесса — обычного и типового. В целом блок предлагаемых реформ — это просто попытка привести правила и нормы в соответствие со здравым смыслом и существующей реальностью. Пожалуй, это одна из самых назревших инициатив, и хорошо, что Верховный суд наконец-то донесет ее до законодателя.

Привилегии для бизнеса

Однако другие меры в законопроекте не так радужны. Отказ от тройки (коллегии из трех судей) в апелляционной инстанции, изменение правил отвода судьи в арбитражных судах и им подобные меры являются относительно частными, хотя и заслуживают подробного анализа. Но еще один важный блок инициатив демонстрирует, что в некоторых вопросах Верховный суд может отлично руководствоваться здравым смыслом, а в некоторых полностью этот здравый смысл игнорировать. Это блок реформ, связанный с дальнейшим усилением защищенности предпринимателей от необоснованного уголовного преследования.

К сожалению, Верховный суд остается в странной классовой логике. Вместо того чтобы говорить об изменении в целом практики работы судов и преодолении обвинительного уклона, предлагается вводить дополнительные уточнения и меры защиты для подозреваемых в преступлениях, совершенных в связи с предпринимательской деятельностью. Весь предыдущий опыт показывает, что пакет таких мер не работает (подробный статистический анализ провела Ирина Четверикова). Такая политика приводит только к тому, что следователи находят новые и новые способы показывать, что предприниматель не является предпринимателем. И это не говоря о том, что возникает естественный вопрос справедливости. Почему, например, если я злостно уклоняюсь от выплаты кредита, который брал на развитие фирмы, меня нельзя взять под стражу, а если кредит я брал на покупку квартиры, то при определенных обстоятельствах взять меня под стражу все же можно. Единственным путем защиты предпринимателей, что Верховный суд должен понимать как никто, должно быть повышение справедливости и снижение репрессивности судов для всех граждан.

Об авторах
Кирилл Титаев ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.