Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 22:30 МСК
Проблемы с госзакупками помогли Крыму стать самым «экономным» регионом Экономика, 22:04 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 56,75 Продажа 56,75 EUR НАЛ. 63,65 63,70 Reuters узнал о наличии у Венесуэлы 5 тыс. российских ракет для ПЗРК Политика, 21:56 Экс-чемпион MotoGP скончался после аварии в возрасте 35 лет Спорт, 21:48 Росгвардия опровергла данные о создании собственного уголовного розыска Общество, 21:47 Отток капитала из ориентированных на Россию фондов продолжился Финансы, 21:42 Путин наградил Турчака и Лепса за заслуги перед Отечеством Политика, 21:35 Президент компании Torres предсказал дефицит вина на европейском рынке Бизнес, 21:17 Киев заявил о невозможности полностью заблокировать российские соцсети Политика, 21:08 Путин смягчил ограничения оборота огнестрельного оружия во время ЧМ-2018 Общество, 21:08 Рогозин поручил проработать создание космической станции БРИКС Технологии и медиа, 21:02 В Госдуме отклонили идею переноса вступления «пакета Яровой» на пять лет Политика, 20:55 Минобрнауки ограничило доступ к заседаниям ВАК Общество, 20:41 Реальные доходы россиян в апреле упали на 7,6% Экономика, 20:38 Росалкогольрегулирование уточнило условия розлива пива для малого бизнеса Бизнес, 20:26 Депутат попросил Чайку проверить «воздействие» Transparency на Поклонскую Политика, 20:25 Смена курса: какой должна быть внешняя политика нового президента России Владислав Иноземцев директор Центра исследований постиндустриального общества Мнение, 20:23 Скандальный президент: лидер Филиппин Родриго Дутерте приехал в Россию Политика, 20:15 Кредит для союзника: как Трамп начал сокращать военный бюджет США Артем Куреев эксперт ИЭСКР Мнение, 20:12 Россия пересмотрела список запрещенных белорусских поставщиков продуктов Экономика, 20:10 Трамп опроверг упоминание Израиля в беседе с Лавровым Политика, 20:05 Визит Чудотворца: зачем в Россию привезли мощи святителя Николая Общество, 20:00 Розничные продажи в России перестали падать впервые за два года Экономика, 19:54 Шурина полковника Захарченко объявили в розыск Общество, 19:47 На месте памятника Дзержинскому решили вместо фонтана положить плитку Общество, 19:36 Мигель Торрес — РБК: «Может, когда-то лучшие вина будут делать в Сибири» Интервью, 19:35 Однокурсник Медведева опроверг наличие общих бизнес-интересов с Тимченко Бизнес, 19:28 Навальный ответил на претензии Леонтьева словами «нет, руками я не жру» Политика, 19:25
9 сен 2014, 19:02
Три проблемы, которые ждут Россию после войны на Украине
Иван Курилла, историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге
Другие мнения автора
«Возвращение Сталина»: как понять новую историческую политику? 2 июн 2016, 17:05 Диагноз омбудсмена: почему чиновники и инновации несовместимы 15 окт 2015, 15:34 Еще 7 материалов
Война на Украине меняет отношения России с миром на десятилетия вперед и закладывает почву для серьезного гражданского конфликта в нашей стране, считает историк Иван Курилла. Расхлебывать эти проблемы придется не только нынешнему, но и следующему правительству России.

Перемирие на Донбассе не может решить проблем, лежащих в основе украинского конфликта. Для этого потребуется значительно больше времени — возможно, десятилетия, жизни целых поколений. В разрешении конфликта главную роль сыграет не военная победа, а медленная работа исторических жерновов, меняющих мир вокруг зоны столкновений таким образом, что проблемы, казавшиеся непреодолимыми, теряют свой масштаб. И это выводит на первый план для России — про Украину надо думать отдельно, и думать самим украинцам — несколько задач. Они будут формировать повестку дня любого будущего правительства страны, хотя правильнее всего, если их начнет решать уже нынешнее руководство.
 
Первая группа проблем касается отношений с внешним миром: с международными организациями, с Европой, Соединенными Штатами, да и с Китаем, связи с которым были переформатированы в разгар кризиса. За последние полгода Россия не просто попала под экономические санкции, но лишила себя большой части дипломатических завоеваний предыдущих двух десятилетий и пробудила новую волну недоверия со стороны соседей. При всем очевидном нежелании европейцев рвать связи с Россией, перспективы углубленной интеграции нашей страны в Европу надолго отодвинуты. Следует ожидать и укрепления европейских структур безопасности, открыто направленных на сдерживание России; решение о создании «сил быстрого реагирования» и статус «особого партнера», предложенный Грузии на недавнем саммите НАТО в Уэльсе — лишь первые шаги, обозначившие путь, по которому будет двигаться Альянс.
 
И на первом этапе главная задача на этом направлении — спасение того, что осталось от российских международных связей и удержание хотя бы уровня взаимодействия, оставшегося к нынешнему моменту. Осталось не так уж мало, но потери велики.
 
В дальнейшем — не раньше, чем сменится руководство и в России, и в ведущих западных странах — придется искать пути интеграции нашей страны в новые структуры безопасности, сформированные к западу от ее границ. Ситуация в этом смысле небезнадежная: нельзя исключить и такого варианта, при котором уроки кризиса 2014 года подтолкнут мировое сообщество (прежде всего Европу) к более тесному включению России в эти структуры. Этот путь, кстати, пытался нащупать и Владимир Путин в начале своего президентства, рассуждая о вступлении страны в НАТО.
 
Вторая группа вопросов касается отношений с Украиной. Здесь есть и экономическая составляющая, и политические контакты, и взаимное недоверие, и взаимная ненависть. К чему бы ни привело перемирие на Донбассе, Украина останется с территориальными потерями, и ожидать от украинцев движения навстречу в таких условиях вряд ли стоит. Здесь ближайшая цель тоже могла бы состоять в сохранении хотя бы нынешнего уровня взаимодействия. Даже это будет сложной задачей, поскольку в пораженных конфликтом районах уже сформировались противоположные версии событий, свои герои и жертвы. Эти рассказы о событиях будут развиваться в двух странах и на территории юго-востока Украины и дальше, поддерживая и, вероятно, наращивая враждебность. Крым надолго испортил отношения России с мировым сообществом, но прежде всего — с Украиной, и непризнание его аннексии станет одной из долговременных проблем в двусторонних отношениях. Однако трудно представить и такое российское правительство, которое могло бы «вернуть все назад». Из этой ухи аквариум не восстановить, и международное урегулирование крымской проблемы займет, очевидно, десятилетия. В отдаленном политическом будущем возможно обсуждение особого статуса Крыма, включающего какую-то специальную роль Украины на полуострове, но лишь в культурной и экономической сфере.
 
Наконец, третий круг вопросов — отношения внутри российского общества и отношения между государством и обществом. Эти проблемы — и самые сложные, и самые неотложные. Значительная часть российского населения поверила не только в фашистов, пришедших к власти в соседней стране, но и в наличие вредоносной «пятой колонны» в самой России. Поиск врагов и стремление к единомыслию возрождают архаические модели в политике и культуре, угрожают будущему страны.
 
Конечно, с ослаблением пропагандистского напора доля верящих в крайности телерассказов резко упадет. Однако после нескольких месяцев боевых действий на востоке Украины в России появились несколько значимых групп людей, чья судьба сформирована пропагандистскими мифами. Это добровольцы и «отпускники», воевавшие в Донбассе. Это друзья и родственники погибших и искалеченных в этой необъявленной войне. Это беженцы и их родственники. Образ противостояния злу, созданный пропагандой середины 2014 года, формирует картину мира, в котором их жертвы и благородные порывы приобретают смысл. Критика пропаганды ставит эти жертвы под сомнение. Противоречащие друг другу картины исторической и политической жизни сосуществуют в любом обществе. Но вопрос о памяти павших так высоко поднимает ставки в борьбе за интерпретации, что уже сейчас ясно: сделаны серьезные шаги в направлении гражданского конфликта.
 
История последнего десятилетия показывает, что «гайки», затянутые под предлогом кризисной ситуации, не ослабляются государством по собственной инициативе. Однако сегодняшняя конструкция отношений государства и общества подвела нас к грани прихода «Новороссии» на российскую землю: как фигурально, в форме непримиримого общественного противостояния, так и буквально, в результате миграции полевых командиров и «ополченцев». Избежать обострения этого противостояния не получится без корректировок курса — волей если не нынешней, то следующей власти. Рано или поздно правительству страны придется восстанавливать условия для гражданского диалога и вернуться к роли арбитра (которую оно пыталось выполнять в прошлом десятилетии), не противопоставляющего с помощью пропаганды одну часть общества другой.
 
Следующему руководству России придется расхлебывать кашу, заваренную нынешним, доставать скелеты из шкафов и получать за это порцию народной нелюбви за «очернительство нашей истории». И это единственный путь восстановления доверия к государству — не только в международной политике, но и, что самое важное, со стороны граждан.