Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 21:01 МСК
«Гибель демократии»: чем закончится импичмент президента Бразилии Политика, 20:15 Apple объявила дату ежегодной презентации новых моделей Технологии и медиа, 20:06 Суд арестовал подозреваемого в убийстве девочки в украинском селе Общество, 20:05 Лучшие предложения рынка наличной валюты  20:00   USD НАЛ. Покупка 65,10 Продажа 65,08 EUR НАЛ. 72,84 72,86 «Уралкалий» удвоил прибыль в первом полугодии Бизнес, 19:34 В МИДе заявили о «нескольких сотнях» россиян в украинских СИЗО Общество, 19:33 Адвокат назвал причину запроса на экстрадицию россиянина из Армении в США Политика, 19:31 «Башнефть» сохранила прибыль на уровне прошлого года Бизнес, 19:16 В Петербурге уволили директора гимназии за подделку оценок Общество, 19:06 Доходные художества: как заработать на обучении взрослых рисованию Свое дело, 18:54 Суд отклонил иск «Эксмо» к «Яндексу» о блокировке пиратских ссылок Технологии и медиа, 18:47 ВТБ добился признания Тельмана Исмаилова банкротом Финансы, 18:32 Россия получила гарантии усиления мер безопасности в аэропортах Турции Политика, 18:20 «Сургутнефтегаз» в первом полугодии получил убыток в 103 млрд руб. Бизнес, 18:13 Samsung закрыл предзаказ на Galaxy Note7 из-за «небывалого спроса» Технологии и медиа, 18:04 СМИ узнали о съемках падчерицы главы «Ростеха» для календаря Pirelli Бизнес, 18:04 Медведев одобрил идею изменения порядка получения гражданства Политика, 17:59 В Киеве заявили о согласии Сороса войти в инвестиционный совет Украины Экономика, 17:52 У метро «Улица 1905 года» в Москве загорелись обломки снесенных ларьков Общество, 17:47 Медведев поддержал проведение в Крыму конгресса соотечественников Политика, 17:28 Страх за будущее: что ждет Узбекистан после окончания эпохи Каримова Аркадий Дубнов политолог, эксперт по Центральной Азии Мнение, 17:25 ЦБ предсказал сохранение волатильности рубля Финансы, 17:16 «Квадра» задумалась о продаже недостроенной ТЭЦ в Курске Бизнес, 16:59 В России разработали одеяло для защиты населения во время войны Политика, 16:56 СМИ узнали о предложении Сечина продать «Роснефти» «Башнефть» за $5 млрд Бизнес, 16:44 Турция заявила об отсутствии планов постоянного присутствия в Сирии Общество, 16:44 Российский призер Игр в Рио объявил о продаже подаренной ему машины Другие, 16:40 Курс недели: эксперты предсказали 65 руб. за доллар к выходным Деньги, 16:40
26 янв 2015, 13:23
Чего ждать России от сближения Казахстана с Европой
Алексей Портанский, Профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН
Другие мнения автора
Игра с положительной суммой: зачем миру новые экономические союзы 12 окт 2015, 08:54 «Восточный выбор» России: впишемся ли в поворот? 19 июн 2015, 14:12 Еще 3 материала
На минувшей неделе Казахстан и Евросоюз парафировали текст нового соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве взамен предыдущего, которое действует с 1999 года. Представительство ЕС в Казахстане считает, что новое соглашение укрепит политические и экономические отношения между Казахстаном и ЕС, позволит увеличить поток торговли, услуг и инвестиций. Пять лет назад подобная новость вряд ли заслужила бы повышенного внимания. Но сегодня ситуация складывается по-иному: Казахстан может стать тем мостом между постсоветским пространством и Европой, каким два десятка лет назад пыталась стать Россия

Активное сотрудничество с Евросоюзом в духе партнерства началось еще в эпоху СССР при Михаиле Горбачеве. После распада Союза контакты Москвы и Брюсселя заметно интенсифицировались, двусторонние саммиты стали проводиться два раза в год. Стороны активно начали подготовку к заключению Соглашения о партнерстве и сотрудничестве Россия – ЕС, которое было успешно подписано в июне 1994 года на острове Корфу сроком на 10 лет. Это стало примером для других республик бывшего Союза, многие из которых также вскоре подписали аналогичные соглашения. 

Разумеется, в те времена как на пространстве СНГ, так и в странах ЕС вряд ли кто сомневался в том, что именно России должна принадлежать роль лидера в сближении республик СНГ с Европой и Западом в целом. Кто, как не глава России, мог ощущать себя историческим преемником Петра I, «прорубавшего окно» в Европу? Первый президент новой России Борис Ельцин с энтузиазмом принялся за выполнение этой миссии, установив прочный личный контакт с «другом Шираком», «другом Колем» и другими европейскими лидерами.

Начавшееся примерно с середины нулевых годов охлаждение отношений России с Западом («дело ЮКОСа») не меняло сложившуюся ситуацию. Москва и Брюссель активно взялись за разработку нового двустороннего документа – Договора о стратегическом партнерстве на замену прежнему Соглашению о партнерстве, срок действия которого истек. К 2011 году климат в отношениях России и ЕС еще более испортился, и после проведенных 12 раундов процесс переговоров фактически застопорился. Формальными препятствиями стали разногласия по ряду вопросов торговой политики, энергетического сотрудничества, инвестиций, визового режима. Обнаружились и существенные различия в видении сторонами собственно конечного документа. Если Брюссель намеревался добиться всеобъемлющего пакетного договора, то Москва предпочитала некий рамочный документ с набором секторальных сделок.                 

В результате украинского кризиса, решительного поворота Киева в сторону Европы в 2014 году и дальнейшей деградации отношений России с Евросоюзом надежды на сохранение российского первенства в связях с ЕС и Западом, похоже, окончательно исчезли. При этом партнеры РФ по Таможенному союзу (ТС) – Беларусь и Казахстан – ясно дали понять, что не разделяют нынешнюю линию Москвы в отношении Киева и не готовы солидаризироваться с ней в нарастающем противостоянии с Европой. Если для России подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС явилось серьезнейшим раздражителем, то ни в Астане, ни в Минске не увидели в этом проблемы. В августе 2014 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с украинским  президентом Петром Порошенко заявил, что ассоциация Украины с ЕС не помешает сотрудничеству между странами. Аналогичные заявления делал не раз и белорусский лидер Александр Лукашенко.

В казахстанских дипломатических кругах нынче полагают, что в условиях санкционной войны с Россией Евросоюзу нужно стабильно сотрудничать с Казахстаном. При этом казахстанские соседи никоим образом не ставят под сомнение привилегированный характер отношений с Россией. Нынешнее сближение Казахстана с Евросоюзом не отразится на взаимоотношениях с Россией, а даже наоборот, пойдет на пользу и России, заявил, в частности, дипломат Казбек Бейсебаев, работавший в посольствах Казахстана в странах Европы. В нынешней ситуации Казахстан является своего рода мостом между Россией и Европой, считает он.                  

Казахстанский дипломат, скорее всего, прав: если во взаимоотношениях Москвы и Брюсселя ожидать потепления в обозримом будущем не приходится, то почему бы другому государству, тем более в составе ЕАЭС, не взять на себя функцию моста? От этого могут выиграть все – и в Казахстане, и в Беларуси, и в России, и в Евросоюзе. Последний вряд ли стремится к дальнейшему обострению отношений с Москвой. Поэтому укрепление отношений с Астаной и через ее посредничество, возможно, с  ЕАЭС – разумная политика.                                                                                                                                                      
О подобных метаморфозах в конфигурации взаимоотношений Россия – ЕС невозможно было подумать пять лет назад, когда вступали в силу базовые документы нашего Таможенного союза. Тогда важнейшей внешнеполитической целью евразийской интеграции представлялось сотрудничество с ЕС и иными партнерами от имени всей интеграционной группировки, т.е. на сегодняшний день – от имени ЕАЭС. В этом смысле мы намеревались четко следовать примеру Евросоюза, – именно он, а не отдельные члены ЕС, заключает с другими странами соглашения о партнерстве. Так должно было происходить и у нас. Но пока не выходит.

Для Казахстана, как и для России, Евросоюз является главным внешнеторговым партнером; на его долю приходится около половины всего товарооборота с зарубежными странами. Но как и у России, основу казахстанского экспорта  составляет сырье. В стране практически отсутствуют производственные подразделения несырьевых ТНК. Поэтому сегодня в Казахстане намерены запустить механизм «сырье в обмен на технологии». Ключевой элемент нового соглашения с ЕС – модернизированный торгово-инвестиционный раздел, учитывающий перспективу присоединения Казахстана к ВТО, а также развитие ЕАЭС. В этом смысле Казахстан стремится брать пример с Китая, научившегося вынуждать зарубежные корпорации, работающие в стране, делиться технологиями с китайскими предприятиями.                                                                                                                      
К сказанному остается добавить, что в 2014 году Астане удалось договориться с рядом стран ЕС о смягчении визового режима. Не исключено, что после подписания соглашения о партнерстве Казахстан – ЕС, которое, вероятно, произойдет в этом году, могут сложиться условия для поиска формы взаимодействия между Зоной свободной торговли Украины и Евросоюза с одной стороны, и ЕАЭС – с другой. И это могло бы открыть весьма неплохую перспективу.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.