Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 22:55 МСК
Леонид Федун — РБК: «Мы проиграли, ушли и забыли про «Башнефть» Интервью, 22:26 В Париже вооруженный мужчина захватил заложников Общество, 22:25 Российские саперы отправились разминировать освобожденные районы Алеппо Политика, 22:07 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 64,09 Продажа 64,05 EUR НАЛ. 68,35 68,30 Конгресс США запретил Пентагону сотрудничать с Россией Политика, 21:42 Путин передал главе МИД Японии послание для Абэ Политика, 21:31 «Ростелеком» отменил тендер на создание e-commerce платформы Технологии и медиа, 21:18 Глава «Газпром нефти» назвал способ снижения добычи нефти компанией Бизнес, 20:57 Путин попрощался со строителями автомагистрали в Петербурге по-итальянски Политика, 20:56 ФИФА назвала трех лучших футболистов года Спорт, 20:32 Похищенные ворота концлагеря Дахау нашли в Норвегии Политика, 20:30 Освободившиеся кабинеты Госдумы передадут женщинам-депутатам Общество, 20:12 Киев отказался выплачивать компенсацию за инцидент с самолетом «Белавиа» Политика, 20:06 В Госдуме не справились с рекордным количеством законопроектов Политика, 20:01 Президент Филиппин рассказал о приглашении Трампа посетить Белый дом Политика, 19:42 Конституционный суд освободил ИП от переплаты страховых взносов Экономика, 19:37 Власти рассказали о возможности веселиться в Чечне без алкоголя Общество, 19:31 «НТВ-Плюс» поспорит за право вещания на Дальнем Востоке Технологии и медиа, 19:25 Минобрнауки рассказало о личности убившего родителей в США подростка Общество, 19:20 СМИ узнали о влиянии семьи на решение Олланда не идти на второй срок Политика, 19:12 В Краснодарском крае задержали сотрудника телеканала «Дождь» Общество, 18:59 «Роснефть» и ExxonMobil отказались от совместного проекта Бизнес, 18:52 Глава «дочки» «Системы» уволился после пересмотра контракта с «Башнефтью» Бизнес, 18:49 «Нафтогаз» отказался от закупки оборудования из-за «Турецкого потока» Политика, 18:26 Россия побьет исторический рекорд нефтедобычи перед началом ее сокращения Экономика, 18:18 Глава МИД Японии передал Путину письмо от премьер-министра страны Политика, 18:17 Посольство начало проверку убийства в США родителей подростком из России Общество, 18:02 Узбекское дело: что происходит со страной после смерти Ислама Каримова Политика, 17:57
16 дек 2015, 09:41
Квартирный вопрос: кто в России не платит за тепло
Леонид Тропко, председатель совета директоров ОАО «ТГК-2»
Новый закон о платежной дисциплине не поможет энергетикам: управляющие компании по-прежнему будут использовать мошеннические схемы, а чиновники просто не платить за тепло месяцами

​Все должны всем

На осенней сессии Госдумы был принят важный для энергетической отрасли России закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с укреплением платежной дисциплины потребителей энергоресурсов». Несколько его положений вступили в силу уже 3 декабря, остальная часть вступит в силу с первого дня нового года.

Документ этот крайне важен. Если перефразировать Булгакова, то окажется, что «квартирный вопрос» в его немаловажном аспекте — платежей за тепло и электроэнергию — годами «портит» не только «обыкновенных людей», но и мешает развитию топливно-энергетического комплекса страны в целом.

Вся российская энергетика уже не первый год работает по принципу «все должны всем». Потребители тепла и электроэнергии не отдают деньги производителям (генерирующим компаниям), в том числе нашей ТГК-2. Те, в свою очередь, не могут вовремя и в полном объеме рассчитаться с газовиками за поставки голубого топлива, благодаря которому тепло и электроэнергия и вырабатываются. Одна только совокупная задолженность за коммунальные услуги в сфере жилищно-коммунального хозяйства в России за минувший год выросла практически в 10 раз. Если в 2014 году (по состоянию на 1 ноября) общий долг за коммунальные услуги составлял 132 млрд руб. (официальные данные Минстроя РФ), то по состоянию на октябрь 2015 года он вырос уже до 968 млрд руб.

Неудивительно, что закон об укреплении платежной дисциплины ждали с нетерпением, тем более что он был принят в первом чтении еще в ноябре 2013 года. Только вот после этого он почти на два года «завис». Зато теперь закон принят стремительно и бесповоротно: уже 28 октября, после нескольких дней рассмотрения в Госдуме, он был одобрен Советом Федерации, 3 ноября подписан президентом России.

Мошеннические схемы

Казалось бы, надо встретить событие аплодисментами, но не тут-то было. Бесспорно, законопроект во многом ликвидирует пробелы в законодательстве, которые позволяли недобросовестным потребителям накапливать многомиллионные долги за поставляемые энергоресурсы. Например, сейчас повсеместно в ЖКХ обанкроченные фирмы перерегистрируются под новым названием, но с тем же топ-менеджментом. Новое законодательство предусматривает штрафы для физических и юридических лиц или дисквалификацию должностных лиц на срок от двух до трех лет.

Однако в тексте закона порой расставлены довольно неожиданные акценты. Долги физлиц из общей суммы задолженности в сфере ЖКХ составляют не более 15–20%, тогда как большая часть задолженности приходится на жилищные управляющие компании, ТСЖ, а также промышленные предприятия. Но в принятом законопроекте основное внимание уделено почему-то именно недобросовестным плательщикам — физическим лицам: постранично описывается, как и за что их будут либо не будут штрафовать.

Добросовестным, но забывчивым плательщикам сделано серьезное послабление: за первый месяц неоплаты коммунальных услуг штрафные санкции физическим лицам не будут начисляться вовсе. В течение второго и третьего месяцев просрочки предусмотрены пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ (получается сейчас порядка 10% годовых), с 91-го дня просрочки штраф увеличиваются до 1/130 ставки (23% годовых), то есть санкции сопоставимы с действующими сейчас для физических лиц банковскими ставками по потребительским кредитам. Мысль правильная: кредитуешься за счет поставщика — плати проценты, как в банке.

Вот только граждане в подавляющем большинстве и без того платят исправно. Так, уровень собираемости платежей в городах присутствия ТГК-2 стабильно составляет около 97–98%. Не платят среди физических лиц обычно только те, кто принципиально этого не хочет, или самые малообеспеченные жильцы.

Однако главным злом для отрасли являются мошеннические схемы жилищных управляющих компаний, многие из которых собирают деньги с жильцов за тепло и электроэнергию, не перечисляют их затем энергетикам, накапливают тем самым многомиллиардные долги перед производителями, а на завершающей стадии банкротятся. Их долг перед одной только ТГК-2 в нескольких регионах России составляет сейчас 5,9 млрд руб. Но для этой категории потребителей штрафные санкции за неоплату энергоресурсов практически аналогичны тем, что установлены для физлиц.

Чиновники могут не платить?

Положение усугубляется тем, что новый закон вводит механизм банковских гарантий, предоставляемых поставщику энергоресурсов в обеспечение будущих поставок, далеко не для всех категорий потребителей. При этом в список тех, кому энергетики должны верить на слово, входят не только граждане, но и управляющие жилищные организации, казенные, автономные и бюджетные учреждения, такие, например, как управления ФСИН, МВД и МЧС России. Наша компания уже сейчас теряет от неплатежей этих ведомств по 20 млн руб. в месяц — тяжелый груз для компании, которой не платят все кому не лень. Да, чиновники не виноваты: им государство не выделило лимиты. Но и мы, энергетики, не хотим выступать в роли жертв.

В российской энергетике есть те, кому повезло, и те, кому не очень. К примеру, интересы генерирующих компаний, производящих на своих ТЭЦ исключительно электроэнергию, учтены в документе в гораздо большей степени, чем потребности компаний, вырабатывающих на своих энергообъектах как электричество, так и тепло. В максимальном же выигрыше от новаций в законодательстве газовики, которые согласно новому закону имеют теперь право требовать от генерирующих компаний банковские гарантии на весь объем закупаемого газа. Для энергетиков это означает, что они, по сути, делают крупное финансовое вложение, не обеспечивающее абсолютно никакого возврата инвестиций.

При этом большинство потребителей тепла никаких банковских гарантий искать не должны. Этот факт выглядит как злая ирония, если учесть, что тепловики и до этого располагали гораздо более скромным инструментарием воздействия на неплательщиков, чем тот же «Газпром». Как до принятия закона, так и сейчас мы можем отключать недобросовестных потребителей от теплоснабжения только через полгода с момента образования долга, при этом основных должников (жилищные организации) мы не имеем права отключить вовсе. При этом газовики имеют право перекрывать вентиль уже через два месяца с момента неуплаты.

Необходимо учитывать и еще одно сложившееся в российской энергетике сценарное условие: долги из управляющих жильем компаний в соответствии с текущим законодательством выбивать гораздо труднее, чем задолженность за газ из тепловиков. Генерирующие компании обязаны оплачивать 85% планового потребления газа до конца текущего месяца, то есть, по сути, речь идет об авансовом платеже. От своих же потребителей генерирующие компании ждут причитающихся им средств в среднем около трех месяцев. Зачастую ждут и больше либо не дожидаются никогда: за последние семь лет ТГК-2 уже пришлось списать на убытки, возникшие прежде всего в результате банкротства жилищных организаций, более 3 млрд руб.

Национальное достояние

Получается, что законодатель намерен добиться ужесточения платежной дисциплины участников рынка, сохраняя при этом асимметрию в сроках оплаты за газ и теплоэнергию. Последствия будут плачевны: в новых законодательных реалиях управляющие жильем компании будут как минимум сохранять текущий уровень задолженности за тепло, фактически кредитуясь за счет энергетиков. А последним, в свою очередь, будет сложнее платить за газ. Самые слабые уйдут на дно — в стадию банкротства.

Добавим к этому, что рост тарифа на тепло значительно отстает от аналогичного роста тарифов на закупаемый генерирующими компаниями газ. Так, в случае с ТГК-2 тарифы на тепловую энергию за последние шесть лет, с 2009 по 2015 год, увеличились на 167%, а стоимость поставляемого на энергообъекты ТГК-2 газа — на 230%. Опыт нашей компании показывает, что практическим последствием этого закрепленного законодательством неравенства участников рынка является хронический кассовый разрыв и, как следствие, системный сбой в системе платежных расчетов с газовиками. По состоянию на 1 ноября 2015 года потребители задолжали ТГК-2 за тепло и электроэнергию 7,4 млрд руб. Наша компания должна за газ меньше — 5,6 млрд руб.

Обратимся к европейской практике. Например, в 1997 году в Великобритании был введен запрет на отключение услуг водоснабжения для бытовых потребителей, действующий вне зависимости от суммы накопленного гражданином долга. Запрет не повлек для энергокомпаний какого-либо ущерба, поскольку в тот же самый момент правительство приняло решение, что недоплаченные потребителями суммы включались в тарифы. Если не платит одно домохозяйство — цена растет для всех.

Или пример из практики, действующей в Китае: буквально недавно, в январе 2015 года, Национальная комиссия по развитию и реформам разрешила генерирующим компаниям, эксплуатирующим работающие на газе ТЭЦ, привязывать цены на отпускаемую электроэнергию к колебаниям цены на закупаемый электростанциями газ. У нас​ в стране, к сожалению, иная ситуация: в 2008–2014 годы цены на газ выросли на 80%, в то время как на электричество — на 60%, а на тепло — всего лишь на 52%.

Нужны решения, в результате принятия которых выигрывают все в равной степени. Без этого немыслима любая эффективная модель энергетического рынка — как либеральная, так и основанная на госрегулировании. Решение вопроса о симметрии между газовиками и теплогенерирующими компаниями в алгоритмах оплаты долгов и механизмах воздействия на неплательщиков в новом законе оставлено за скобками. Это лишает всю конструкцию российского ТЭКа необходимой устойчивости.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.