Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 2:52 МСК
СМИ сообщили о подрыве террориста-смертника у здания полиции в Алжире Общество, 01:50 СМИ узнали о проверке телефонов ряда сотрудников Белого дома из-за утечек Политика, 01:14 Главред NYT заявил о росте подписок после негативных твитов Трампа Политика, 01:07 Что известно о деле Бориса Немцова два года спустя Политика, 00:56 Samsung показал два планшета вместо нового смартфона Galaxy S8 Технологии и медиа, 00:26 Микроавтобус с туристами попал в ДТП на Ставрополье Общество, 00:12 Аналитики АКРА предсказали рост расходов банков на резервы Финансы, 00:00 Обратно в Грузию: как в Россию возвращается одно из самых популярных вин Бизнес, 00:00 В Барселоне представили ремейк Nokia 3310 Технологии и медиа, Вчера, 23:14 США потребовали от России и сепаратистов прекращения огня в Донбассе Политика, Вчера, 23:07 Аваков заявил о наличии у Киева конкретного плана по возвращению Донбасса Политика, Вчера, 23:00 Президент Молдавии призвал посла США не вмешиваться в политику страны Политика, Вчера, 22:20 СМИ узнали детали миграционной реформы Великобритании после Brexit Политика, Вчера, 22:02 Жозе Моуринью выиграл второй трофей с «Манчестер Юнайтед» Спорт, Вчера, 21:33 Путин и Назарбаев покатались на лыжах в Казахстане Политика, Вчера, 21:33 Сыгравший великана в «Игре престолов» актер скончался в возрасте 36 лет Общество, Вчера, 20:50 В Москве объявили «желтый» уровень опасности из-за усиления ветра Общество, Вчера, 20:25 Месси принес «Барселоне» победу над «Атлетико» в чемпионате Испании Спорт, Вчера, 20:21 Орешкин назвал условие для ускорения роста экономики Экономика, Вчера, 20:16 В США умер сыгравший в «Титанике» и «Терминаторе» актер Общество, Вчера, 19:49 В Петербурге умер основоположник современной математической физики Общество, Вчера, 19:48 Символический визит: зачем Владимир Путин едет в Центральную Азию Политика, Вчера, 19:06 Самолет «Аэрофлота» экстренно сел в Цюрихе из-за возгорания в двигателе Общество, Вчера, 18:57 СМИ узнали о двойной игре фигурантов дела о госизмене в ФСБ Политика, Вчера, 18:57 Марш памяти Немцова. Фоторепортаж Фотогалерея, Вчера, 18:54 Ильдар Дадин — РБК: «Там действительно правят бал садисты» Интервью, Вчера, 18:07 Марш памяти Немцова прошел под лозунгами об Украине и Сирии Политика, Вчера, 18:04 Власти ДНР заявили об освобождении Донецкой фильтровальной станции Политика, Вчера, 17:49
2 ноя 2015, 16:55
IT вместо нефти: почему талантливые команды должны уезжать за рубеж
Алексей Гирин, управляющий партнер Starta Capital
Другие мнения автора
Русские в Нью-Йорке: как вывести стартап на американский рынок 31 авг 2016, 16:43 Охота за идеями: как крупный бизнес использует молодые таланты 6 июл 2016, 14:04 Еще 8 материалов
«Экспорт мозгов» бывает полезным, если уезжают не наемные специалисты, а предприниматели, которые создают глобальные компании

​Правильный экспорт​

Обычно во фразу «экспорт мозгов» вкладывается резко отрицательный смысл. Уезжают ученые, талантливые программисты. Это, как правило, несет пользу и выгоду уехавшим. И только им.

Но если экспортировать технологические компании вместе с их сервисами и продуктами — это уже совсем другая история. Пример российских IT-компаний, оперирующих глобально, — Parallels, NGINX, Kaspersky, ABBYY и других — отличное подтверждение данному факту. Эти компании получают выручку с глобальных рынков в валюте. При этом существенная часть их затрат — в рублях. И их бизнес сейчас перспективнее, чем у традиционно главных экспортеров — нефтяников, рынок которых сегодня нестабилен, а будущее — непонятно.

Замечу, что практически во всех случаях с IT речь идет не об экспорте сервисов и продуктов из России, а об экспорте компаний с их продуктами и сервисами, так как холдинги, где структурированы отношения между инвесторами, акционерами, находятся в иностранных юрисдикциях, а основная выручка приходит на зарубежные счета. Надо заметить, что ситуация, когда существенная часть выручки приходится на иностранные подразделения компаний, частая практика и в США. Например, у Apple основная выручка аккумулируется в Ирландии.

Такие компании способны стать одной из точек роста как для страны, так и для людей, связанных с ними. Деньги, которые они зарабатывают, идут в том числе в Россию: местным сотрудникам (а разработчики почти всегда сидят здесь), родственникам. Это означает, что они тратятся в стране, с них платятся налоги, на них создаются новые рабочие места. Ментальная связь с Родиной тоже не теряется. Сюда идут передовые знания, навыки ведения глобального бизнеса, связи. Отдельно стоит отметить выгоду инвесторов.

Поэтому прекрасно, что наши стартапы едут в Кремниевую долину, Нью-Йорк или Европу. Тут важно, что «экспортировать» нужно именно технологии, опыт, а не просто технарей, которые пополнят ряды безымянных программистов Apple или Google. Последнее как раз отрицательное явление — это те люди, которых мы теряем.

Надо всячески поддерживать молодого предпринимателя, который отправляется покорять со своим стартапом Долину или, например, Сингапур. Это технологическая экспансия, выгодная нам всем. И не только с точки зрения новых рабочих мест, зарплат и налогов в России. Это выгодно первым российским инвесторам, которые получают деньги с глобальных рынков по справедливым оценкам при успехе компании. Часть этих денег опять же возвращается в Россию. Они идут на инвестиции в новые компании и предпринимателей для повторения прежнего успеха. А это означает ускорение развития перспективных отраслей экономики. Любая крупная международная передовая компания и продукт с российскими корнями положительно влияют на имидж нашей страны в мире.

Обречены на локальность

Есть здесь и чисто рациональная логика: сейчас Россия далеко не эпицентр информационных технологий — наш рынок в среднем составляет 2% мирового. Это очень скромная цифра. Локальные стартапы сильно рискуют: ничуть не лучший аналог из тех же Штатов, находясь на глобальном рынке, априори разовьется быстрее и в итоге придет в Россию, попросту снеся более слабого местного конкурента. «Яндекс» — исключение из правила.

Поэтому, проверив свой продукт на местном рынке, надо становиться конкурентной компанией на международной арене. Только так можно обеспечить себе место на технологическом рынке. Это позволит не просто получать деньги с основных развитых рынков, но создаст ликвидность самой компании — ликвидность, которой сегодня и в ближайшей перспективе нет в России. Ведь возможность продать компанию по справедливой оценке — это тот результат, ради которого инвесторы дают деньги на технологические стартапы.

Имиджевый же эффект от таких «экспортеров» будет еще больше: молодые люди увидят истории успеха, поверят, что в стране можно запускать стартапы, которые потом становятся мировыми лидерами. Это может быть очень мощным трендом.

Отличным примером здесь может служить Израиль, который является отправной точкой для местных стартапов: только оперившись, они уезжают в США. В итоге Израиль — второе после Кремниевой долины «место силы». Страна получает каждый год несколько десятков историй успеха, местные инвесторы — сотни миллионов, а то и миллиарды долларов, которые они потом вкладывают в другие молодые компании здесь же. И на следующий год история повторяется. Не самый плохой бизнес-кейс для России.

Более того, сегодня у нас сложились, возможно, уникальные предпосылки для экспорта технологий на мировой рынок. С одной стороны, экосистема, которая выстраивалась в стране последние годы, уже есть и работает: институты развития, технопарки, акселераторы, ассоциации, образовательные программы — они помогают молодым ребятам создать, оформить идею. Наше техническое образование пока еще на неплохом уровне (хотя тревожные сигналы есть — число российских призеров на математических олимпиадах снижается).

Мы в своем фонде видим достаточно толковых ребят с потенциалом. Безусловно, до мирового рынка добегают единицы, однако такие примеры есть, и они обнадеживают. Например, тот же Healbe, где мы стали первыми инвесторами. Стартап, который делает фитнес-браслет, собрал в прошлом году $1 млн на краудфандинговой площадке Indiegogo, что само по себе стало событием для российского рынка. А недавно эти браслеты поступили в продажу в США в таких крупных сетях, как AT&T и Dick’s Sporting Goods.

Говорить об успехе пока рано, но очевидно одно: компания и основатели не добились бы того, что имеют уже сейчас, оставаясь в России. Успешные истории вдохновляют многих наших предпринимателей мыслить глобально. И не забываем про деньги, которые в случае успеха вернутся в страну в виде прибыли инвесторов и будут вложены здесь же.

Ручеек на мировой рынок растет: за последний год много команд и предпринимателей отправились в США, Европу, Азию. В портфеле любого хорошего российского фонда есть один или несколько многообещающих проектов с российскими корнями. Конечно, это сложный путь, и получится далеко не у всех, но, думаю, скоро мы узнаем о новых историях успеха.

Кроме того, многие из тех, у кого не выйдет, осядут в Калифорнии, а часть из них, получив опыт, создаст новые компании — пусть уже и американские, но с русскими основателями. Как показывает практика, первые разработчики и финансирование все равно находятся в России.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.