Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 4:31 МСК
Взрыв прогремел в спортивном центре в Бельгии Общество, 03:54 СМИ сообщили о возможности принятия однолетнего бюджета на 2017 год Финансы, 03:37 Власти Бразилии предъявили обвинения олимпийскому чемпиону из США Общество, 03:34 США выразили озабоченность в связи с проверкой боеготовности ВС России Политика, 02:24 «Коммерсант» узнал новую формулу цены на газ для Белоруссии Политика, 02:14 В Кремле состоялась ночная встреча Путина с Кадыровым Политика, 01:43 Египет заявил о готовности выделить россиянам отдельный терминал в Каире Общество, 01:33 Трутнев обвинил Китай в задержке строительства моста через Амур Бизнес, 01:00 В результате взрыва на шахте в Донецкой области пострадали шесть горняков Общество, 00:29 Паралимпийский комитет России убрал из офиса фото Филипа Крейвена Общество, 00:05 В Европе задумали радикальную реформу авторского права в интернете Технологии и медиа, Вчера, 23:43 Россия и США обсудят ответные действия после доклада о химатаках в Сирии Политика, Вчера, 23:23 Юрий Трутнев – РБК: «Закон об одном гектаре — это революция» Интервью, Вчера, 22:47 «Новая нормальность»: чего ждать от встречи центробанков в Джексон-Хоул Финансы, Вчера, 22:30 На Украине проверят «Радио Шансон» из-за песни о «русском спецназе» Общество, Вчера, 22:26 Предсказатель бурь: как Тюдор Джонс заработал $4,6 млрд Бизнес, Вчера, 22:25 Суд в США признал сына депутата Селезнева виновным в кибермошенничестве Общество, Вчера, 22:07 Корабль США открыл предупредительный огонь при сближении с катером Ирана Политика, Вчера, 21:59 Ультиматум Анкары: какие цели у военной операции Турции в Сирии Политика, Вчера, 21:50 Германия призвала к новому договору с Россией о контроле над вооружениями Политика, Вчера, 21:44 Совкомбанк купил Меткомбанк у структур Мордашова Финансы, Вчера, 21:20 Киев назвал сэкономленную на отказе от российского газа сумму Бизнес, Вчера, 21:18 Число жертв землетрясения в Италии достигло 250 человек Общество, Вчера, 20:53 Собянин пообещал провести «самые честные выборы за всю историю России» Политика, Вчера, 20:36 Bloomberg узнал об убытке Uber в $1,2 млрд в первом полугодии Бизнес, Вчера, 20:19 Долю нелегальной продукции на рынке одежды и обуви оценили в 30% Общество, Вчера, 20:12 ЦСКА и «Ростов» узнали соперников по Лиге чемпионов Футбол, Вчера, 19:55 В Тамбове за долги перекрыли канализацию на объектах Минобороны Общество, Вчера, 19:31
14 дек 2015, 14:35
Оазис роста: в чем ошибается Кремль, собираясь помогать аграриям
Андрей Сизов, Исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон»
Другие мнения автора
Место под пальмой: должны ли потребители знать о еде все 25 апр, 13:14 Зерно вместо нефти: сможет ли Россия накормить Китай 8 сен 2015, 11:21 Еще 6 материалов
Впервые за длительное время президент Владимир Путин уделил столько внимания российскому сельскому хозяйству. Однако предложенные меры помощи аграриям вызывают удивление

​В недавнем обращении к Федеральному собранию президент отметил успехи российских аграриев. И действительно, на фоне стремительно сокращающейся российской экономики, которая, по официальным прогнозам, по итогам года сократится на 3,5%, сельское хозяйство выглядит оазисом благополучия. По нашей оценке, в этом году российский агропром прибавит около 2%. В прошлом этот показатель составил 3,7% против роста всей экономики на 0,6%.

В последние годы показатель средних темпов роста сельского хозяйства, например, за пять лет, отражающий и провальные с точки зрения размеров урожая 2010 и 2012 годы, уверенно превышает темпы роста всей экономики.

Фокус на экспорт

Важный момент — президент говорил не только об общем росте сельского хозяйства, но и об экспорте продовольствия. В прошлом году российский экспорт продовольствия составил рекордные $19 млрд, что почти в два раза выше, чем пятью годами ранее. С одной стороны, результат впечатляющий. С другой — явно есть куда расти. Скажем, крупнейший поставщик продовольствия — США — экспортирует его примерно на $110–120 млрд. Крошечные, но чрезвычайно технологичные Нидерланды — на $90 млрд. Канада, напоминающая Россию по структуре экономики и климату, — более $30 млрд.

Всего же мировой объем торговли зерном, масличными, мясом и продуктами его переработки, по нашим расчетам, по итогам прошлого года составил почти $0,5 трлн. Это рынки, где мы уже присутствуем как заметный поставщик (зерно, растительные масла и шроты) либо можем появиться как минимум в среднесрочной перспективе (мясо и птица). Явно есть за что бороться.

В поисках особого экопути

Вместе с тем если с общим посылом к развитию экспорта можно только согласиться, то с нюансами этого послания согласиться непросто. Президент Путин призвал стать не просто крупнейшим поставщиком продовольствия, но поставщиком «здоровых, экологически чистых, качественных продуктов питания, которые давно уже пропали у некоторых западных производителей». Оставив на совести некоторых западных производителей пропажу качественных продуктов питания, посмотрим на рынок экопродуктов.

Во-первых, объем мировой торговли экопродуктами по сравнению с общим объемом торговли сельхозпродукцией и продовольствием весьма невелик. Так, экспорт органических продуктов составляет около $8 млрд в год (оценка по World of Organic Agriculture, Statistics & Emerging Trends 2015, FIBL & IFOAM), то есть менее 2% от приведенной выше цифры торговли зерном, масличными и мясом. Это связано с дороговизной этих продуктов и тем, что в первую очередь их выпуск традиционно ориентирован на покрытие запросов местных потребителей. Во-вторых, производство экологически чистых продуктов в стране только зарождается. А для развития этой ниши критически необходим рост доходов российского населения, чего в ближайшем будущем ждать сложно. Даже в зажиточных США доля органики на рынке составляет лишь 5%. В-третьих, распространенным заблуждением является то, что чуть ли не вся территория России легко может быть пригодна для ведения органического сельского хозяйства. Основной аргумент — у нас официально запрещено выращивание ГМО-культур. Однако органическое сельское хозяйство — это не только и не столько отсутствие ГМО, сколько отсутствие синтетических удобрений, средств защиты растений и многих других технологий, используемых в российском сельском хозяйстве в 99% случаев. Существует и ряд других проблем: отсутствие системы национальной сертификации органической продукции, упорное нежелание мелких форм хозяйствования, которые и превалируют в этом бизнесе, кооперироваться и объединяться.

Другой вопрос — даже если мы резко нарастим производство экопродукции, кому мы ее будем продавать на мировом рынке? По определению это более дорогая и премиальная продукция. Переплачивать за нее готовы потребители в первую очередь в зажиточных странах, тех самых, против которых в настоящее время действуют российские продовольственные антисанкции. Ждут ли там потребители и регуляторы российскую экопродукцию? Думаю, что ответ отрицательный.

Земля, вода и инвестиции

Другой важный посыл речи Владимира Путина — напоминание о российских природных ресурсах. Совершенно верно. У России нет проблем ни с землей, ни с водой, а значительные земельные ресурсы (40 млн га, что составляет около половины от текущих посевных площадей) были выведены из оборота после советского времени.

Однако эти факты не делают Россию уникальным местом для ведения и развития сельского хозяйства. Помимо России значительные земельные наделы могут быть вовлечены в оборот в США и Южной Америке. Существенный потенциал роста есть, вероятно, и в Африке, и в соседней Украине.

Для роста, естественно, нужны инвестиции, в том числе и иностранные, которые, в частности, стали одним из ключевых драйверов бразильского аграрного прорыва. Есть ли очередь из инвесторов, желающих вложиться в российскую землю и заняться именно в России сельским хозяйством? Пока не видно. И дело не только в резком охлаждении отношений между Россией и значительной частью остального мира. Здесь есть и дополнительные специфические риски, например, риск неурожая из-за непогоды. Или регулятивные — риск закрытия экспорта, как это произошло год назад. Напомню, что с этого сезона в России государство занялось регулированием цен на нашу основную зерновую культуру — пшеницу — через экспортную пошлину. Нигде в мире, во всяком случае среди стран с более-менее развитым сельским хозяйством, таких мер нет. Аргентина, десятилетия душившая своих фермеров с помощью различных ограничений на экспорт, с приходом нового президента отказывается от этого явно неудачного эксперимента.

Будут ли способствовать приходу инвесторов призывы президента о необходимости изъятия земель у неэффективных собственников? Вряд ли. А вот чему будут — так это новой активизации инициатив, в первую очередь на региональном уровне, направленных на поиски этих самых «неэффективных» собственников, попасть в разряд которых, вероятно, станет проще к удовольствию местных чиновников, отвечающих за распределение земельного фонда.

Власти грозят инвесторам палкой, вместо того чтобы завлекать их в сектор. Сначала имеет смысл создать из них очередь, а уж только затем заняться отсеиванием наиболее неэффективных. Пока же этого не произойдет, капитализация российских сельхозземель нашего действительно важного и (в отличие от нефти и газа) фактически бесконечного ресурса будет оставаться на текущих фантастически низких по мировым меркам уровнях. Приведу два показателя из нашего свежего ежегодного мониторинга рыночных цен на сельхозземли. Средняя цена гектара в Воронежской области — $525, средняя цена гектара в Румынии — $5200. Есть к чему стремиться.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.