Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Три способа приватизации
Лента новостей 0:49 МСК
СМИ назвали причину обысков у главы ФТС Политика, Вчера, 23:42 Участники «Всеукраинского крестного хода» добрались до Киева Общество, Вчера, 23:15 Схема «Трех китов»: чем новый конфликт силовиков напомнил дело 2000-х Политика, Вчера, 22:42 Более 40% россиян заявили о нехватке денег на еду и одежду Экономика, Вчера, 22:38 Число жертв взрыва на заводе в Азербайджане выросло до двух человек Общество, Вчера, 22:07 Отстранение именем федерации: кто не едет на Олимпиаду в Рио Общество, Вчера, 22:07 При перестрелке в столице Ингушетии погиб капитан полиции Общество, Вчера, 21:50 На Ставрополье убили замначальника регионального управления ФСБ Политика, Вчера, 21:42 «Роснефть» вне запретов: почему госкомпания подала заявку на «Башнефть» Бизнес, Вчера, 21:30 Пассажирский автобус упал в овраг на западе Азербайджана Общество, Вчера, 21:21 В городах России прошли митинги против «пакета Яровой» Политика, Вчера, 21:11 Кто такой Андрей Бельянинов Общество, Вчера, 21:10 HSBC назвал четыре сценария для инвесторов после выборов в США Экономика, Вчера, 21:04 Порошенко обсудил с Меркель и Олландом эскалацию ситуации в Донбассе Политика, Вчера, 20:55 Глава ФТС объяснил происхождение 66 млн руб. Политика, Вчера, 20:53 Растаможка в верхах: почему пришли с обыском к главе ФТС Политика, Вчера, 20:52 Алиева заподозрили в попытке установить «монархию» через референдум Политика, Вчера, 20:36 Фигурант дела о контрабанде алкоголя покинул СИЗО под залог 10 млн руб. Политика, Вчера, 20:34 Евтушенков заинтересовался активом «Россетей» Бизнес, Вчера, 20:23 Спрос на Hennessy помог владельцу Louis Vuitton нарастить выручку Бизнес, Вчера, 20:13 «ВИМ-Авиа» потеряла часть чартерных рейсов Бизнес, Вчера, 20:02 Минобороны России и Пентагон обсудили безопасность полетов в Сирии Политика, Вчера, 20:02 Президент Абхазии принял отставку премьер-министра Политика, Вчера, 19:58 Всемирный банк повысил прогноз по цене на нефть на $2 Экономика, Вчера, 19:45 Участник мятежа в Турции рассказал о приказе взять Эрдогана живым Политика, Вчера, 19:44 В торговом центре шведского Мальмё произошла стрельба Общество, Вчера, 19:41 Рука «Феликса»: почему в США обвиняют Россию во взломе почты демократов Политика, Вчера, 19:35
Газета № 023 (2279) (1002) 10 фев, 00:25
Яна Милюкова, Юлия Полякова, Тимофей Дзядко
Три способа приватизации
Кому предложат доли в госкомпаниях
Фото: Олег Яковлев/РБК

Правительство рассчитывает привлечь в бюджет около 1 трлн руб. за счет «большой приватизации». Для этого доли в крупнейших компаниях могут предложить менеджменту и негосударственным пенсионным фондам.

​РБК узнал, какие три механизма приватизации крупнейших гос­компаний обсуждаются сейчас в правительстве: выпуск облигаций, конвертируемых в акции приватизируемых компаний (это уже подтвердил министр финансов Антон Силуанов на минувших выходных), привлечение денег негосударственных пенсионных фондов и выкуп доли в компаниях собственным менеджментом (management buyout).​

МВО

Один из механизмов, который рассматривается в правительстве при подготовке предложений по приватизации, — это management buyout (MBO), то есть выкуп акций компаний собственным менеджментом, рассказал РБК источник, близкий к Росимуществу, и подтвердили два чиновника — в аппарате правительства и Росиму­ществе.

Идея с привлечением менедж­мента компаний к приватизации возникла из‑за необходимости иметь запасной вариант продажи долей в крупнейших госактивах без привлечения иностранных инвесторов из‑за санкций и ограниченного доступа к зарубежным ресурсам, говорит источник, близкий к Росимуществу. «В рамках MBO обсуждалась целевая модель, при которой предполагается, что в итоге у менеджмента будет блокпакет или пакет в диапазоне до 30%, но в любом случае у них должно быть меньше, чем на рынке. Это возможно сделать постепенно, в результате нескольких сделок», — поясняет источник в агентстве.

Он добавляет, что модель применима к компаниям, в которых государство может выйти из контроля, в частности к «Аэрофлоту» и «Совкомфлоту». Правда, глава «Аэрофлота» Виталий Савельев в начале февраля уже заявил, что менеджменту компании это не по карману. Представитель «Совкомфлота» не ответил на звонки РБК.

МВО может заинтересовать в первую очередь менеджмент неф­тяных компаний, которые государство планирует приватизировать, — «Роснефти», «Башнефти», а также «Транснефти», уверен старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин. Но это предложение противоречит объявленному президентом Владимиром Путиным ограничению на привлечение средств в госбанках: в рамках своих собственных средств они смогут купить лишь небольшие доли, обычно же MBO структурируется с привлечением заемных средств под залог приобретаемых акций, уточняет он.

Представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев ограничился комментарием, что менеджмент ранее покупал акции «Роснефти» на бирже на личные и заемные средства: президент компании Игорь Сечин несколько раз участвовал в скупке акций «Роснефти», в том числе на кредиты Газпромбанка, сейчас ему принадлежит 0,1273%. Представитель «Башнефти» сказал, что компания не будет комментировать этот вопрос «до официального решения правительства о приватизации», представитель «Транснефти» отказался от комментариев.

Есть еще одна проблема: во всех предыдущих российских сделках подобного рода менеджмент выкупал акции через специально созданную для этого офшорную компанию. Теперь же, после антиофшорной кампании и недавнего заявления Путина о том, что приватизация должна проходить без офшоров, это будет «не совсем легально», говорит источник в Рос­имуществе. В таком случае придется либо разрешать менедж­менту использовать привычную схему отдельными решениями правительства, либо менять законодательство, рассуждает собеседник РБК.

«В российской практике не так много сделок по выкупу акций менеджерами компаний, и большинство действительно в основном структурировалось через офшорные юрисдикции. Основная причина — не обязательно налоговая оптимизация, а то, что в рамках российского законодательства очень тяжело структурировать сделки с опционами», — поясняет РБК партнер корпоративной практики Goltsblat BLP Матвей Капло­ухий. В российском праве понятие «опционное соглашение» появилось только в прошлом году, говорит он, но у бизнеса пока нет уверенности, что все применяемые при таких схемах инструменты будут работать так же, как в иностранных юрисдикциях.

Конвертируемые облигации и пенсии​

Еще одна схема — выпуск государством облигаций, конвертируемых в акции приватизируемых компаний. «Мы можем сейчас выпустить облигации в счет доли продаваемых приватизируемых акций на сумму, превышающую стоимость сегодняшнего пакета этих акций. Инвесторы будут», — описывал 6 февраля схему министр финансов Антон Силуанов (цитата по «Интерфаксу»). Он отметил, что Минфин ищет «нестандартные решения», чтобы​ привлечь ресурсы для финансирования дефицита бюджета.

Конвертируемые облигации могут быть предложены негосударственным пенсионным фондам, говорят РБК три источника — один, близкий к Росимуществу, и два человека из финансово-экономического блока правительства. Привлечение средств НПФ к приватизационным ​сделкам — «это хорошая рабочая тема», говорит собеседник РБК в правительстве. Он добавляет, что законодательно все вопросы, связанные с участием НПФ в приватизации, были урегулированы еще в 2014 году.

«Все компании, которые сейчас стоят в плане приватизации, торгуемые. А потому здесь нет никаких вопросов [по участию НПФ в приватизационных сделках]», — говорит источник в финансово-эко­номическом блоке правительства. Действующее регулирование не устанавливает специальных ограничений на инвестирование средств пенсионных накоплений именно в конвертируемые облигации, — говорится в письменном комментарии пресс-службы ЦБ. Установлены отдельные ограничения на инвестиции в облигации и акции (должны выполняться требования по рейтингу, кроме того, есть ограничения на долю вложений в бумаги одного эмитента и совокупную долю пенсионных накоплений, которые могут быть инвестированы в акции).

По данным ЦБ за девять месяцев 2015 года (последние доступные данные), у НПФ находилось 1,7 трлн руб. обязательных и 982 млрд руб. добровольных пенсионных накоплений. В декабре 2015 года заместитель министра финансов Алексей Моисеев говорил, что НПФ в 2016 году могут получить около 271 млрд руб., несмотря на решение о продлении заморозки пенсионных накоплений.

Участие ВЭБа, который управляет деньгами «молчунов», в таких сделках не обсуждается, уточняет собеседник РБК в финансово-экономическом блоке правительства. «В таком случае это выглядело бы как то, что государство само бы участвовало в приватизации», — говорит он.

Опрошенные РБК руководители НПФ говорят, что их пока не привлекали к обсуждению механизмов приватизации, но им этот вариант потенциально интересен. «Данные облигации могут быть интересны для инвестирования средств НПФ. Все будет зависеть от конкретных условий выпуска облигаций и цены, по которой они будут конвертироваться в акции, что в свою очередь будет говорить о соотношении риск/доходность этого инструмента», — говорит генеральный директор НПФ «Будущее» Николай Сидоров. «Целесообразность подобных вложений должна зависеть как от экономической модели каждой компании, так и от стоимости акций при первичном размещении. НПФ должен видеть потенциал роста — фонды должны показывать доходность при инвестировании пенсионных накоплений», — добавляет председатель совета директоров Европейского пенсионного фонда Евгений Якушев.​​

Представитель Минэкономразвития ограничился комментарием, что в ноябре 2015 года министерство уже представило в правительство предложения о продаже находящихся в федеральной собственности акций крупнейших компаний «в том числе с учетом текущей экономической ситуации» — сейчас ожидается решение правительства. Представитель Росимущества отказался от комментариев.

При участии Екатерины Метелицы,
Альберта Кошкарова