Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Лавров рассказал о стремлении НАТО «воссоздать климат» холодной войны 00:38, Политика Число жертв в результате землетрясения в Мексике возросло до 273 человек 00:15, Общество Сбербанк сделает карты для бюджетников бесконтактными 00:00, Финансы Побывавшим в КНДР самолетам и судам запретили посещать США 180 дней 21 сен, 23:52, Политика В Москве госпитализировали автора «Приключений пингвиненка Лоло» 21 сен, 23:42, Общество Полтриллиона на двоих: что вскрыл запуск нового механизма санации банков 21 сен, 23:39, Финансы Минюст ответил Совету Европы по поводу судебного решения по Навальному 21 сен, 23:11, Политика Десять команд Премьер-лиги вылетели из Кубка России на стадии 1/16 финала 21 сен, 22:52, Спорт Встреча бизнесменов с Владимиром Путиным 21 сен, 22:35, Фотогалерея  Шишханов заявил о готовности продать свою долю в Бинбанке за рубль 21 сен, 22:20, Финансы Сокуров прокомментировал выдвижение фильма Звягинцева на «Оскар» 21 сен, 22:18, Общество Умерла совладелица L’Oreal Лилиан Беттанкур 21 сен, 22:02, Фотогалерея  Гуриев связал санации банков с недочетами банковского надзора в России 21 сен, 21:58, Финансы Франция допустила пропуск Олимпиады-2018 из-за угрозы безопасности 21 сен, 21:53, Спорт Аэропорт Ататюрка закрыли из-за крушения частного самолета 21 сен, 21:49, Общество В «Телеграфе» признали существование иска к экс-менеджеру «ВКонтакте» 21 сен, 21:37, Общество Почему правительство Испании объявило местным властям Каталонии войну 21 сен, 21:34, Политика Военные России и США показали друг другу карты с позициями войск в Сирии 21 сен, 21:21, Политика СКР возбудил уголовное дело после пожара в гостинице в Ростове-на-Дону 21 сен, 21:14, Общество «Локомотив» потерял шансы защитить титул обладателя Кубка России 21 сен, 21:13, Спорт Прожиточный минимум в России превысил 10 тыс. руб. 21 сен, 21:08, Экономика Индекс потребительского оптимизма в ЕС достиг максимума с 2001 года 21 сен, 20:55, Экономика ОАЭ начали расследование инцидента с Airbus A380 в Домодедово 21 сен, 20:45, Общество Совет Европы призвал Россию допустить Навального на выборы 21 сен, 20:32, Политика Лепс и сын Агаларова откроют на Петровке ресторан «Рюмка водки» 21 сен, 20:29, Общество Суд арестовал обвиняемых в поджогах из-за «Матильды» 21 сен, 20:29, Общество Трамп объявил о новых санкциях против Северной Кореи 21 сен, 20:23, Политика СКА побил рекорд КХЛ по продолжительности победной серии на старте сезона 21 сен, 20:13, Спорт
Деньги из пробирки
Газета № 002 (2258) (1201) Общество, 12 янв, 2016 00:25
0
Деньги из пробирки
Стоит ли открывать пункт приема анализов
Фото: РИА Новости

Чтобы открыть пункт приема анализов, хватит пары миллионов рублей, а в небольших городах и того меньше. Раньше такой пункт можно было окупить за год. Но конкуренция растет.

​Проведение лабораторных анализов — выгодный бизнес. Лидер российского рынка — компания «Инвитро» — в 2014 году заработала почти 1 млрд руб. чистой прибыли при выручке в 6,6 млрд руб. Почти половину дохода ей принесла деятельность франчайзи — независимых пунктов приема анализов, работающих под брендом «Инвитро». Открыть подобный бизнес не так сложно, как может показаться: владелец франшизы предоставляет расходные материалы, сам обеспечивает логистику и даже работает с врачами, чтобы те рекомендовали сдавать анализы в правильном месте. Желающим начать свой бизнес в этом сегменте есть из чего выбрать: помимо предложения «Инвитро» на рынке есть франшиза лаборатории «Гемотест» и еще нескольких сетей. Но на быстрый успех рассчитывать с каждым годом все сложнее — конкуренция растет.

Как все начать

Первую франшизу «Инвитро» продала в 2005 году. «Тогда мы и не представляли, что будем возить биоматериал из 300 городов каждый день», — вспоминает директор департамента розничных продаж «Инвитро» Роман Иванов. Сегодня у «Инвитро» свыше 800 медицинских офисов в России и странах СНГ и девять собственных лабораторий. Программа франчайзинга «Гемотеста» стартовала в 2010 году, когда у «Инвитро» была уже достаточно большая сеть офисов. Несмотря на это, новый игрок быстро развивался именно в тех регионах, где была широко представлена «Инвитро». «Гемотест» воспользовался тем, что «Инвитро» сдерживала конкуренцию между своими партнерами, отдавая приоритет в открытии новых точек предпринимателям, уже работающим по соседству. «Сперва я обратился в «Инвитро», но по Химкам мне отказали, и тогда я решил открыть там отделение «Гемотеста», — вспоминает Сергей Казаков, владелец двух лабораторий «Гемотест» — в Зеленограде и в подмосковных Химках. Сейчас у «Гемотеста» 309 лабораторных отделений в 138 городах России и три лаборатории для обработки анализов: в Москве, в Ростове-на-Дону и в Санкт-Петербурге.

Ни «Гемотест», ни «Инвитро» не требуют от своих партнеров медицинского образования. Обе компании помогают предпринимателям организовать бизнес с нуля, предоставляя достаточно подробные расчеты первоначальных расходов. Каждого франчайзи в «Инвитро» курирует администратор-медик, который полностью отвечает за медицинскую часть офиса, а также менеджер отдела франчайзинга, который уже непосредственно работает с инвестором. «Мы открыты для всех желающих, но предприниматель должен работать по жестким стандартам компании», — говорит Иванов из «Инвитро». Похожий подход и у «Гемотеста». «Важно, чтобы люди понимали, что этим бизнесом нужно заниматься, — объясняет директор по маркетингу «Гемотеста» Мария Кузнецова. — Думать, что ты имеешь помещение, деньги, открыл отделение и забыл про него, в корне неверно».

Ни та ни другая компания не помогают потенциальным франчайзи искать первоначальные инвестиции. «Задача франчайзи — найти эти средства и самостоятельно прийти к нам», — говорит Иванов из «Инвитро». У «Гемотеста» есть консультант — компания «Мастер франшиз», которая за плату оказывает франчайзи услуги по юридическому и бухгалтерскому сопровождению бизнеса и в случае необходимости содействует в привлечении кредита.

Во сколько обойдется франшиза

Принципиальная разница между двумя франшизами — в стоимости. Порог входа на рынок через «Гемотест» в 3–6 раз ниже, чем через «Инвитро»: паушальный взнос составляет от 50 тыс. руб. (в городах с населением менее 50 тыс. человек) до 200 тыс. руб. (в Москве и городах с населением от 500 тыс. человек), тогда как у «Инвитро» минимальный порог составляет 300 тыс. руб., а открыть офис в Москве будет стоить 700 тыс. руб. «У нас паушальный взнос чисто символический, у нас нет цели на нем заработать», — говорит руководитель отдела по продаже франшизы «Гемотеста» Александра Максимова.

Договор коммерческой концессии в «Инвитро» заключается на три года, с «Гемотестом» — на пять лет, паушальный взнос везде платится единожды при заключении договора. Роялти в «Инвитро» составляют фиксированную сумму: 28 тыс. руб. в месяц, но выплачивать их начинают в разное время: франчайзи в Москве — начиная с четвертого месяца работы, а в регионах — с третьего года. В «Гемотесте» роялти привязаны к обороту: поначалу они составляют 1,18%, а потом — 2,36% от оборота (в городах-миллионниках — со второго года, в остальных — с третьего).

Обе компании предоставляют партнеру подробные инструкции по открытию бизнеса. Точную сумму начальных инвестиций можно определить после подбора и утверждения помещения — только тогда станет ясно, сколько придется вложить в самое дорогое — ремонт и аренду. В «Гемотесте» при заключении договора еще бесплатно подбирают двух медсестер для франчайзи в Москве, а также бесплатно обучают трех сотрудников из любого российского города.

Требования к помещению у «Инвитро» жестче, чем у «Гемотеста». «Находиться на первой линии — это залог успеха, — объясняет Иванов. — Это правило розницы: магазин за углом и магазин снаружи — это две большие разницы в выручке». «Гемотест» в этом плане чуть менее требователен: допустимо открыть лабораторное отделение во второй линии домов, но при условии, что вокруг, например, много поликлиник, — рассказывает Максимова. — Франчайзи существенно сэкономит на аренде, тогда как поток клиентов будет ничуть не меньше, чем на первой линии». Максимова предупреждает, чтобы при заключении договора аренды франчайзи добивались арендных каникул на срок до полутора месяцев, поскольку лицензию на медицинскую деятельность можно получить только после того, когда офис полностью готов к работе: «Ожидание лицензии, когда договор подписан и за аренду уже надо платить, бывает самым сложным временем для франчайзи».

Из-за разницы в размере паушального взноса и рекомендаций по помещениям стартовые инвестиции в открытие лаборатории под брендом «Гемотест» ниже на 25–50%. Ксения Полякова, открывшая с 2010 года в Москве пять медицинских офисов «Инвитро», говорит, что первая точка обошлась ей почти в 4 млн руб. «По неопытности мы закупили чуть ли не самую дорогую мебель, — рассказывает она РБК. — Каждый следующий офис укладывался уже в 2–2,5 млн руб. с учетом аппарата УЗИ». В «Гемотесте» утверждают, что открыть офис в городе с населением до 200 тыс. человек можно за 0,85–1 млн руб.

Обе компании строго регламентируют практическую деятельность своих франчайзи, включая внешний вид сотрудников, оформление медицинского офиса, стоимость услуг. «Мы по всем аспектам работы даем рекомендации — франчайзи нужно только выполнить свою часть работы: грамотно обслужить пациента, принять его, взять биоматериал и вовремя его отправить в центральную лабораторию, куда указано», — говорит Иванов из «Инвитро».

Биоматериал доставляется автомобилем или самолетом, за транспорт платит франчайзер. И «Гемотест», и «Инвитро» обеспечивают партнеров расходными материалами как для взятия (пробирки, шприцы), так и для перевозки биоматериала (транспортные контейнеры и хладоэлементы). Результаты анализов приходят в электронном и/или бумажном виде.

Франчайзи обеих компаний говорят, что изменить цены почти невозможно. Но есть и исключения. «В Москве изменить цены нереально, а в регионах бывает по‑разному, — рассказал РБК Денис Акимов, владеющий более чем 20 точками «Инвитро» в Москве и Центральной России. — Если один франчайзи занимает весь регион, то ему проще убедить центральный офис».

Экономика лаборатории

В обеих компаниях выручка франчайзи складывается из трех элементов: это взятие биоматериала, агентское вознаграждение и дополнительные услуги (например, УЗИ, ЭКГ, прием врачей и пр.). И в «Инвитро», и в «Гемотесте» взятие биоматериала оплачивается отдельно, и эти деньги полностью остаются у франчайзи. Отдельно клиенты оплачивают собственно проведение анализов в лаборатории. Франчайзи собирает эти деньги и в начале каждого месяца выплачивает большую часть этой суммы за предыдущий месяц головной компании, оставляя себе так называемое агентское вознаграждение. В «Инвитро» агентское вознаграждение составляет фиксированные 35% от выручки франчайзи за анализы для Москвы и 40% — для регионов. Доля, которую франчайзи выплачивают за эти услуги «Гемотесту», падает по мере роста их выручки: от 50% при выручке от исследований менее 100 тыс. руб. в месяц до 36% для выручки выше 1,3 млн руб. Дополнительные услуги, например ЭКГ или УЗИ, составляют порядка 5–10% от выручки.

Количество пациентов, которые ежедневно проходят через отделение, критически важно для бизнеса. По оценкам «Инвитро», средняя посещаемость их медицинского офиса — 35 человек, в «Гемотесте» — около 20, однако на практике рассчитать количество обращений заранее крайне сложно. «У «Гемотеста» была точка в Калуге, где каждый день по 120 человек было — там люди не выдержали, максимально быстро постарались открыть еще одно отделение, чтобы легче стало работать», — рассказывает зеленоградский франчайзи «Гемотеста» Казаков. Но, по его словам, это скорее исключение: случаются и ситуации, когда посещаемость не превышает 15 человек в день, что существенно увеличивает сроки окупаемости инвестиций. «Большое значение имеет уровень государственной медицины: если она предлагает что‑то достойное, как в Москве, посещаемость будет ниже, но в регионах лаборатории часто находятся на таком уровне, что у людей нет другого выхода, кроме как обратиться за платными услугами», — говорит Казаков.

Обе компании помогают франчайзи найти своих клиентов: головные офисы ведут работу с врачами, чтобы те рекомендовали пациентам обращаться в ту или иную лабораторию. Франчайзи обеих компаний говорят, что у «Инвитро» эта работа получается лучше, чем у «Гемотеста». Предприниматель из Коломны, три года назад открывший отделение «Гемотеста», жалуется, что поток пациентов от врачей очень низкий. Из-за этого ему пришлось много вкладывать в рекламу (в первый год — 500 тыс. руб.), отделение окупилось только через три года после основания. Зеленоградский франчайзи «Гемотеста» Казаков в шутку говорит о «мафии» «Инвитро»: «Моя точка в Зеленограде имеет низкую посещаемость и доходность из‑за популярности конкурентов из «Инвитро» в этом районе». По данным «Контур.Фокус», по итогам 2014 года офис в Зеленограде имел выручку в 3 млн руб. и чистую прибыль в 173 тыс. руб. Более успешный офис Казакова в Химках окупил вложения за шесть месяцев.

«В регионах приходится сильно вкладываться в рекламу, — рассказывает франчайзи «Инвитро» Акимов. — В Москве и Московской области 90% людей и врачей знают бренд, а в регионах есть местные игроки, а «Инвитро» входит как неизвестный игрок, и реклама должна быть большая». В среднем каждая из 20 точек Акимова возвращала инвестиции за 2,5 года.

На сроки окупаемости в Москве и Подмосковье сильно влияет конкуренция. «В Москве сейчас почти на каждой станции метро есть уже по одному, а то и по два офиса, и если первый офис мы окупили за два года, то с каждым следующим это было уже сложнее», — рассказывает московский франчайзи «Инвитро» Полякова. По ее оценкам, сейчас новая точка вряд ли окупится в срок менее трех лет. «Сроки окупаемости выросли из‑за большого количества конкурентов, — согласен франчайзи «Гемотеста» Казаков. — В среднем на это требуется от двух лет, при условии что выбрано хорошее место и жители готовы платить».