Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Ассанж пообещал €20 тыс за информацию об «убийцах» журналистки на Мальте 01:44, Политика Члены «спящей ячейки ИГ» планировали взрыв на концерте Киркорова 01:13, Политика В Лондоне в результате нападения с ножом около метро погиб один человек 01:06, Общество В Испании арестовали глав каталонских организаций за призывы к мятежу 00:26, Политика Телеканал ТВ-3 пригрозил судом организаторам баттла Oxxxymiron и Dizaster 00:06, Общество ЦБ и страховщики перекроют новую схему мошенничества с е-ОСАГО 00:04, Финансы В Иране заявили о продолжении производства ракет при возможной изоляции 00:02, Политика Стало известно имя главаря задержанных в России членов спящей ячейки ИГ 16 окт, 23:35, Общество ФНБ покроет дефицит Пенсионного фонда на 657 млрд руб. 16 окт, 23:17, Экономика «Нацкорпус» потребовал национализации «вертолетной площадки Януковича» 16 окт, 23:12, Политика Более половины россиян выступили против женщины-президента в России 16 окт, 22:30, Политика На Мальте взорвали машину автора расследований для «Панамских документов» 16 окт, 22:25, Политика Маккейн пригрозил Ираку из-за использования оружия из США против курдов 16 окт, 22:12, Политика МГУ возглавил региональный рейтинг вузов QS 16 окт, 22:04, Общество ВТБ докапитализирует «дочку» в Армении на 1,2 млрд руб. 16 окт, 22:03, Бизнес Glencore договорился с CEFC о продаже 14,16% акций «Роснефти» 16 окт, 22:01, Бизнес Исследователи нашли уязвимость в самом популярном протоколе Wi-Fi 16 окт, 21:53, Технологии и медиа МИД объяснил статью The Times о поставках Москвой нефти талибам ревностью 16 окт, 21:51, Политика НОВАТЭК подал ходатайство на покупку «Севернефть-Уренгой» 16 окт, 21:50, Бизнес Бывший замначальника полиции Москвы стал охранять общественный порядок 16 окт, 21:42, Политика Исследователя анархизма Петра Рябова депортировали из Белоруссии 16 окт, 21:38, Общество Суд забрал паспорт у главы полиции Каталонии 16 окт, 21:24, Политика Coca-Cola нашла покупателя на свой завод в Подмосковье 16 окт, 21:18, Бизнес Курц наш: почему итоги выборов в Австрии на руку России 16 окт, 21:18, Политика Стало известно место похорон актера Марьянова 16 окт, 20:58, Общество СМИ сообщили об отстранении Квята от гонок до конца сезона 16 окт, 20:56, Спорт Минобороны рассказало об очередном раунде переговоров с оппозицией Сирии 16 окт, 20:53, Политика Шишханов решил выйти из совета директоров «М.Видео» 16 окт, 20:49, Бизнес
Могут ли бизнесмены успешно управлять государством
Газета № 160 (2177) (0409) Общество, 04 сен, 2015 00:25
0
Могут ли бизнесмены успешно управлять государством
Представители бизнеса эффективны в управлении государством при двух условиях: если нет возможности «извлекать ренту» в пользу своих компаний и когда есть самостоятельность в принятии решений
Фото: Олег Яковлев/РБК

Представители бизнеса эффективны в управлении государством при двух условиях: если нет возможности «извлекать ренту» в пользу своих компаний и когда есть самостоятельность в принятии решений. Возможно ли это в России?

«Эффективные» менеджеры

Неэффективность государства в странах с переходной экономикой периодически порождает надежды, что несовершенства системы смогут исправить люди, продемонстрировавшие свою успешность в крупном бизнесе. Такой запрос на «эффективных» менеджеров обычно возрастает в условиях кризисов. Причем речь идет не о депутатских креслах, а о позициях в исполнительной власти, связанных с ответственностью за результаты деятельности. Однако на вопрос, могут ли предприниматели заставить государственный аппарат работать более эффективно, однозначного ответа нет.

В России крупный бизнес оказывал наибольшее влияние на власть во второй половине 1990-х, но при этом ведущие предприниматели не занимали высших государственных постов (кратковременное исключение — Владимир Потанин, вице-премьер в 1996–1997 годах). В последующие 15 лет предприниматели присутствовали на разных этажах власти. Так, бывший топ-менеджер «Норильского никеля» Александр Хлопонин стал губернатором Красноярского края и затем вырос до вице-премьера и полпреда президента. Среди бывших и действующих губернаторов можно назвать Олега Чиркунова (Пермь, 2004–2012-й), Дмитрия Зеленина (Тверь, 2003–2011-й), Георгия Бооса (Калининград, 2005–2010-й), Владимира Груздева (Тула, с 2011-го).

Гораздо более явным присутствие бизнеса в исполнительной власти было у наших соседей, прежде всего в Грузии и на Украине. Достаточно вспомнить такие фигуры, как Каха Бендукидзе, Бидзина Иванишвили, Юлия Тимошенко, Петр Порошенко и Игорь Коломойский. Но лишь в случае Бендукидзе, занимавшего в грузинском правительстве в 2004–2008 годах пост министра по координации реформ, можно говорить о видимых результатах деятельности — улучшении условий для ведения бизнеса и ограничении коррупции.

Бизнес выбирают в тяжелые времена

Надо сказать, что такая ситуация характерна не только для переходных экономик. Так, в США есть популярные фигуры политиков-предпринимателей (типа Митта Ромни, экс-губернатора Массачусетса и потенциального кандидата в президенты США от республиканцев). К двум наиболее серьезным кризисам последнего столетия (в 1929 и 2008 годах) американская экономика пришла под управлением Герберта Гувера и Джорджа Буша-младшего, которые пришли в политику из большого бизнеса.

Однако, как показал Флориан Ноймайер из Университета Марбурга, предприниматели могут быть эффективны в роли губернаторов.

Ноймайер собрал и проанализировал данные обо всех губернаторах в США с 1960 по 2009 год. В числе любопытных фактов — наличие бизнес-опыта для публичных политиков в США в целом нетипично: за полвека из 446 губернаторов только 48 до прихода в политику были собственниками или руководителями крупных компаний. Со временем доля губернаторов-бизнесменов росла: если с 1960 по 1986 год их число колебалось в интервале 2–5 на 50 действующих губернаторов, то с 1987 по 2009 год этот показатель трижды достигал десяти. Среди губернаторов-предпринимателей не было ни одной женщины, в среднем они избирались в 56 лет и были на 3,5 года старше своих коллег, не имевших опыта работы на высших должностях в бизнесе.

На момент избрания губернаторов-бизнесменов соответствующие штаты отличались меньшими темпами роста доходов населения, более высокой безработицей и высоким уровнем неравенства, расходов и госдолга. Правда, доходы на душу населения там также были выше.

Чтобы корректно оценить эффективность губернаторов-предпринимателей, Ноймайер путем специальной процедуры сформировал группу «обычных» губернаторов — политических функционеров, которые действовали в тех же условиях, что и выходцы из бизнеса. Дальнейшее сравнение проводилось по трем критериям: рост реальных душевых доходов, уровень безработицы и уровень неравенства.

Оказалось, что в период правления предпринимателей рост реальных располагаемых доходов у жителей соответствующих штатов был на 0,6% выше, чем у губернаторов без бизнес-опыта, работавших в сопоставимых условиях. Одновременно губернаторы-предприниматели активнее создавали новые рабочие места и, что наиболее любопытно, при них происходило сокращение неравенства. Правда, оно сильнее сокращалось там, где бизнесмену-губернатору приходилось работать в ситуации «разделенного правления» — когда хотя бы одна из палат в законодательном собрании штата контролировалась оппозицией.

Таким образом, в США губернаторов-предпринимателей обычно приглашают, точнее, выбирают как «кризисных менеджеров», и в целом они более или менее успешно выполняют эту функцию. Но после «расчистки завалов» избиратели склонны вновь видеть на их месте юристов из университетов «Лиги плюща», сделавших ставку на политическую карьеру.

Самостоятельность и защита от соблазнов

В какой мере эти радужные для бизнесменов-губернаторов результаты, посчитанные на американских данных, можно экстраполировать на Россию?

Ноймайер в своей статье ссылается на предшествующие исследования, в которых в том числе показано, что в России и Китае приход предпринимателей в региональную политику обычно сопровождался активным извлечением ренты в пользу аффилированных с ними компаний. В США такому развитию событий мешают политические институты. С одной стороны, свобода СМИ, активность оппозиции и НКО, наличие независимого суда ограничивают возможности «извлечения ренты».

С другой стороны, свободная миграция людей и переток капитала ведут к жесткой конкуренции между штатами. Именно здесь оказывается полезен предшествующий опыт губернаторов-предпринимателей. При этом важную роль играет такая особенность американской политической системы, как «рыночный федерализм» с очень высокой степенью автономии штатов в проведении экономической и социальной политики. Это дает возможность губернаторам реализовать свои программы, но также предполагает полноту ответственности за достигнутые (или недостигнутые) результаты.

Кроме того, как показал Ноймайер, губернаторы-предприниматели в США в меньшей степени ограничены идеологическими предпочтениями своей партии, так как в отличие от «карьерных политиков» в основном финансируют свои избирательные кампании из собственных средств, а не из «пожертвований» (за которые после избрания так или иначе нужно было рассчитываться).

Иными словами, выходцы из крупного бизнеса могут быть эффективны в управлении регионами при соблюдении двух условий. Во-первых, политические институты должны обеспечивать урегулирование «конфликта интересов» и перекрывать для губернаторов-предпринимателей возможности «извлечения ренты» в пользу своего бизнеса. Во-вторых, в рамках системы государственной власти губернаторы должны обладать достаточными полномочиями для проведения необходимых реформ и повышения эффективности госуправления в своем регионе. В нашей ситуации пока оба эти условия не выполняются.