Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Кодекс для бизнеса
Лента новостей 2:49 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  02:00   USD НАЛ. Покупка 63,54 Продажа 63,41 EUR НАЛ. 71,20 71,01 Посольство России в США усилило меры безопасности из-за Дня гнева Политика, 01:20 Обама и Меркель осудили «варварские» авиаудары по Алеппо Политика, 01:15 Google начала исполнять предписание ФАС Технологии и медиа, 01:10 В Минобороны заявили о снижении на треть числа уклонистов от призыва Общество, 00:49 Cartoon Network анонсировал закрытие мультсериала «Время приключений» Технологии и медиа, 00:15 МИД назвал подарком террористам отказ США от сотрудничества с Россией Политика, 00:06 Минус $100 млрд: почему сокращается трансграничное кредитование России Экономика, 00:01 Поспорили из-за водки: как чиновники обсуждают снижение цен на алкоголь Бизнес, Вчера, 23:57 Война слов: к чему приведут споры России и США о Сирии Политика, Вчера, 23:29 Лавров и Керри обсудили «хрупкость» мирных соглашений по Сирии Политика, Вчера, 23:12 Двое пакистанских солдат погибли в столкновениях c индийскими военными Политика, Вчера, 22:22 Полковника Захарченко и его начальника уволили из полиции Общество, Вчера, 21:50 Игрок на выборах: как миллиардер Энди Бил помогает Дональду Трампу Бизнес, Вчера, 21:50 Поезд Москва — Ярославль врезался в легковой автомобиль Общество, Вчера, 21:39 Памфилова выступила за перенос единого дня голосования на октябрь Политика, Вчера, 21:36 Красноярские энергетики пожаловались на компанию миллиардера Мельниченко Бизнес, Вчера, 21:23 В Вене кричавший «Аллах акбар» водитель пытался задавить пешеходов Общество, Вчера, 21:14 Таксисты договорились с властями Москвы обсуждать тарифы на перевозки Бизнес, Вчера, 20:41 Постпред США в ООН назвала действия России в Сирии подарком террористам Политика, Вчера, 20:37 На зеленой ветке московского метро произошел сбой Общество, Вчера, 20:30 СКР отказался проверять деятельность заместителя Мединского Политика, Вчера, 20:26 В Москве впервые за год повысили размер минимальной зарплаты Финансы, Вчера, 20:15 Путин подписал указ об осеннем призыве в армию Политика, Вчера, 19:54 Путин и Меркель согласовали график контактов в «нормандском формате» Политика, Вчера, 19:38 Пятерочка «Билайну»: как сотовый оператор пытается догнать конкурентов Технологии и медиа, Вчера, 19:38 Bloomberg назвал пробелы в плане Илона Маска по колонизации Марса Технологии и медиа, Вчера, 19:32
Газета № 157 (2174) (0109) 1 сен 2015, 00:25
Алиса Штыкина
Кодекс для бизнеса
Власти готовят реформу уголовного законодательства
Фото: РИА Новости

Контроль за следствием должны осуществлять специальные следственные судьи, а если бизнесмен погасил ущерб, его надо освобождать от уголовной ответственности. Такие новации собирает сейчас по поручению премьера Минюст.

Как стало известно РБК, в начале августа премьер-министр Дмитрий Медведев поручил аппарату правительства проработать вопрос о реформе уголовного и уголовно-процессуального законодательства для защиты интересов бизнеса (копия поручения есть у РБК). Собрать предложения бизнеса, Минэкономразвития, МВД, Следственного комитета и Верховного суда и представить их правительству до 4 сентября должен Минюст (это уже поручение вице-премьера Аркадия Дворковича). Работа идет, сообщил РБК представитель Минюста.

Вернуть надзор за следствием

Одно из основных предложений бизнеса — ввести в России институт следственных судей. Концепцию соответствующего законопроекта разработал Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина. В ней предлагается назначить 336 следственных судей (по четыре на каждый регион), которые будут контролировать предварительное следствие по особо важным делам, подсудным судам областного звена. Следственные судьи должны решать, готово ли дело к рассмотрению в суде.

Система прокурорского надзора за следствием фактически упразднена, рассуждает партнер юрфирмы «ЮСТ» Александр Боломатов, «функция адвоката на стадии предварительного следствия почти нивелируется, обжаловать решения следователя можно только в административном порядке у его начальства, но эта неполноценная процедура не приносит особых результатов». Детальный судебный надзор за следствием мог бы обеспечить защиту прав граждан, считает он.

Институт следственных судей появился в России в ходе судебной реформы 1864 года, тогда это была самая передовая модель, но сейчас его можно рассматривать лишь как красивую традицию, не согласен представитель Следственного комитета Георгий Смирнов: «Это очень громоздкая и дорогостоящая процедура, так как в досудебном процессе появляется еще один участник — следственный судья. По отношению к нему должны быть еще вышестоящие инстанции. Это предполагает коренную ломку сложившейся системы».

РСПП предлагает поточнее разграничить полномочия следователя и следственного судьи и провести эксперимент в каком‑нибудь регионе, следует из письма исполнительного вице-президента РСПП Александра Мурычева в Минюст. «Регион для эксперимента должен обладать хорошей транспортной инфраструктурой для обеспечения доступности следственных судей. К примеру, это может быть Республика Татарстан или Калужская область, где власти традиционно готовы внедрять инновационные механизмы в управлении и улучшении условий ведения бизнеса», — рассуждает вице-президент РСПП Александр Варварин.

Еще одно предложение бизнеса — запретить судье, принявшему решение о законности возбуждения уголовного дела и избрании меры пресечения, рассматривать дело по существу. «Судья, который выбирал меру пресечения и соглашался с доводами следствия, по сути, уже берет на себя некую ответственность и становится заложником собственного решения, — поясняет вице-президент «Деловой России» Андрей Назаров. — Если потом окажется, что подозреваемый невиновен, то государству придется выплачивать ему компенсацию, и судья помнит об этом».

Ограничить уголовную ответственность

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагает увеличить пороговый размер ущерба (основание для возбуждения уголовного дела) по преступлениям в сфере экономики и расширить действие ст. 76.1 УК, котор​ая освобождает от уголовной ответственности тех, кто возместил причиненный ущерб и заплатил штраф. Сейчас ст. 76.1 распространяется на такие статьи как «Уклонение от уплаты налогов», «Незаконное предпринимательство» и другие статьи главы 22 УК, карающей за преступления в сфере экономической деятельности. Главная «предпринимательская» статья «Мошенничество» (159‑я и ее производные) под нее не подпадает. «Расширение работы ст. 76.1 УК необходимо. В этом виде ее очень редко применяют к предпринимателям, а на свободе они могли бы не только компенсировать ущерб потерпевшим и государству, но и заниматься бизнесом и платить налоги», — констатирует Назаров из «Деловой России».

Оба предложения поддерживает Минэкономразвития, сообщил РБК его представитель. По первому президент Владимир Путин дал соответствующее поручение в апреле 2015 года, а второе содержится в новой редакции Основных направлений деятельности правительства до 2018 года, добавляет он. По его словам, Минэкономразвития инициировало разработку поправок в УК и «совместно с правоохранительными органами и бизнес-омбудсменом прорабатывает подходы по реализации поставленных задач».

Еще одно предложение состоит в том, чтобы вернуть в УК предпринимательскую статью о мошенничестве (она не предусматривает арест в качестве меры пресечения). В декабре прошлого года Конституционный суд признал ст. 159.4 УК («Мошенничество в сфере предпринимательства») не соответствующей Основному закону, 12 июня она перестала действовать. Чтобы вернуть статью, депутаты разработали ее компромиссный вариант. Он выравнивает ст. 159 и 159.4 по степени тяжести, но максимальные сроки наказания будут различаться, рассказал РБК один из авторов проекта депутат Рафаэль Марданшин («Единая Россия»). Во всех статьях о мошенничестве максимальный срок наказания снизится с 10 до 8 лет, по 159.4 — вырастет с 5 до 6 лет. Это позволит исполнить решение Конституционного суда и защитить бизнесменов, уверен депутат.

Пока действовала статья 159.4, возникало множество вопросов, как квалифицировать действия мошенников, которые похищали имущество, прикрываясь видимостью предпринимательской деятельности, и это влекло ненужные широкие усмотрения правоприменителя, комментирует Смирнов из СКР. Выделять преступления в сфере предпринимательской деятельности нет необходимости, говорит он.