Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Успеть до пуска
Лента новостей 9:14 МСК
Число жертв землетрясения в Италии превысило 240 человек Общество, 07:44 В Сингапуре запустили первое в мире беспилотное такси Технологии и медиа, 07:37 Жертвами нападения на Американский университет в Кабуле стали 12 человек Общество, 06:51 «Газпрому» и нефтяникам предложили дополнительно заплатить 320 млрд руб. Экономика, 06:48 СМИ узнали о покупке «Абрау-Дюрсо» обанкротившегося кубанского завода Бизнес, 06:30 Минэкономразвития раскритиковало идею расширения полномочий ФАС Политика, 05:45 Путину предложили отдать «Ростелекому» строительство сети для госорганов Политика, 05:40 Власти Колумбии заключили мир с повстанцами после 50 лет конфликта Политика, 05:12 Rusal сократила чистую прибыль почти на 70% за год Бизнес, 04:39 Захватывающее банкротство: кто и зачем взял заложников в офисе Ситибанка Общество, 04:08 ФАС проверит «Газпром» и НОВАТЭК на махинации при торгах газом на бирже Политика, 03:58 В США сообщили об опасном сближении иранских катеров со своим эсминцем Политика, 03:56 Германия задумалась об уходе с турецкой базы Инджирлик Политика, 03:29 США призвали Россию участвовать в наказании виновных в химатаках в Сирии Политика, 03:12 Пассажирский самолет с отказавшим двигателем приземлился в Риге Общество, 02:05 В России арестовали имущество информатора WADA о допинге Политика, 01:46 Число жертв землетрясения в Италии приблизилось к 160 Общество, 01:01 Пентагон сообщил о возможных гражданских жертвах при ударе США в Сирии Политика, 00:40 СМИ узнали о задержании захватчика банка начальником московской полиции Общество, 00:10 Сеть «Эльдорадо» выставлена на продажу Бизнес, 00:00 Ученые обнаружили ближайшую к Земле потенциально обитаемую планету Политика, Вчера, 23:31 СМИ сообщили о возможном избежании наказания захватившим банк в Москве Общество, Вчера, 23:22 Танковый щит Турции: как Анкара поставила Москву в сложное положение Политика, Вчера, 23:01 Приговор с предупреждением: почему власти стали суровее к националистам Политика, Вчера, 22:22 Захвативший банк в Москве предприниматель сдался полиции Общество, Вчера, 22:09 Из здания захваченного банка в Москве освободили последнего заложника Общество, Вчера, 22:04 Захвативший отделение банка в Москве освободил третьего заложника Общество, Вчера, 21:58
Газета № 117 (2134) (0707) 7 июл 2015, 00:25
Александр Соколов, Александра Галактионова, Олеся Волкова, Роман Баданин
Успеть до пуска
Кто и как заработал на космодроме Восточный
Фото: Алена Конюрина для РБК

Восемь из 23 объектов Восточного не успеют построить к первому пуску в декабре 2015 года. РБК изучает, почему Восточный стал самым дорогим космодромом мира.

— Когда вы закончите работы? — на 50-метровой башне обслуживания стартового комплекса космодрома Восточный вопросы надо задавать громко, чтобы ветер не успел унести слова в бесконечную тайгу кругом.

— По идее «Спецстрой» должен был все закончить, а потом начать Роскосмос… — отвечает Денис, инженер Роскосмоса. На этих словах догнавший нас охранник шлепает Дениса по животу. Тот боязливо озирается, и разговор кончается.

Десять минут мы спускаемся с башни молча.

«Работы велись хаотично, бессистемно»

Восточный, может быть, самая тайная и важная стройка в России. Секретный указ президента о создании космодрома был подписан в ноябре 2007 года. Основным конкурентом при выборе места был портовый город Советская Гавань в Хабаровском крае, однако за пару недель до выезда комиссии произошло землетрясение, и после пересчета конкурент в два раза проиграл по деньгам из-за сейсмики, вспоминает события 2007 года членкор Российской академии космонавтики (РАКЦ) Андрей Ионин.

В результате остановились на Углегорске в Амурской области: всего на 6 градусов севернее Байконура, удобные поля падения отработанных ступеней, много солнечных дней, рядом проходит трасса Чита — Хабаровск и Транссиб.

Наконец, здесь была советская ракетная часть, а потом и космодром Свободный, с которого в новой России успели запустить несколько легких ракет. Решение было политическим, вспоминают эксперты, работавшие тогда над проектом, — обеспечить космические запуски с собственной территории. «Как бы ни были хороши отношения с Казахстаном, но политика диктует свое», — говорит президент Московского космического клуба Сергей Жуков.

Стройка началась в 2011-м. «С самого начала работы велись хаотично, бессистемно, — говорил в конце 2014 года тогдашний глава Роскосмоса Олег Остапенко. «Проектно-сметная документация запоздала на два года», — подтверждает в разговоре с РБК первый замглавы Спецстроя​ Александр Загорулько. Когда сметы все-таки пришли, оказалось, что прописанные расценки в два раза ниже тех, что уже понес Спецстрой. В результате и денег потрачено больше, чем выдали, и отчитаться по выполненным работам не получается, объяснил положение Загорулько.

«По основным объектам документация давно существовала, их [Спецстрой] ничто не держало, — возражает в разговоре с РБК генеральный конструктор космодрома Игорь Бармин. Однако проблемы он не отрицает: «Это многострадальная стройка. Сначала предполагали строить комплекс для совсем другой ракеты — «Руси-М». Однако правительство отказалось от нее в пользу «Союза-2», что потребовало заново проводить проектирование и затянуло сроки».

Стройка под личным контролем

К осени 2013 года положение стало критическим, отставание по ряду объектов достигало 18 месяцев. Летом 2013 года был отправлен в отставку глава Спецстроя, вслед за ним гендиректор «Дальспецстроя»​ и глава Роскосмоса. С того времени руководство Роскосмоса успело поменяться еще раз, а «Дальспецстроя» — и вовсе три раза. Начали искать виноватых: по результатам массовых проверок возбуждено уже более 20 уголовных дел.

«Сегодня мы смотрели с вертолета: ряд домов уже заложен, над ними уже работают. Сколько там, восемь домов? А должно быть 40! — распекал строителей приехавший в сентябре 2014 года на космодром Владимир Путин.

Вскоре в правительстве появилась спецкомиссия по Восточному, общее руководство передали от Роскосмоса вице-премьеру Дмитрию Рогозину. «Теперь я здесь буду каждый месяц инспектировать ход работ», — пообещал политик. В июле Рогозин посетил стройку уже в 43-й раз.

«Тема активизировалась в связи с острой геополитической ситуацией [в разгар украинского кризиса] и настойчивостью самого Рогозина, — вспоминает крупный федеральный чиновник, — он ходил к первым лицам и говорил, что там воруют». Путин обратил на это внимание, потому что считает Дальний Восток «темой личного контроля». Рогозин занимается проблемой в ежедневном режиме и регулярно письменно и устно докладывает о ситуации президенту, сказал РБК пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Президент держит ситуацию на контроле», — заверил он.

Сколько потратили на космодром

100 млрд руб. — столько государство выделило на космодром с 2011 по 2014 год. Еще 40 млрд руб. было перечислено Спецстрою с начала 2015-го. В мае агентство попросило еще 20 млрд руб. Дума соответствующие поправки в бюджет уже приняла в первом чтении.

РБК выяснял, на что пошли эти деньги. Общая сумма 96 госконтрактов по космодрому Восточный, заключенных с 2011 года, — 161,3 млрд руб. с учетом корректировок, следует из данных сайта госзакупок. На создание космического ракетного комплекса «Союз-2» ушло 94,4 млрд руб., на обеспечивающую инфраструктуру — 60,8 млрд руб., на работы по комплексу «Ангара» — 6,1 млрд руб. (см. инфографику на стр. 6).

Генподрядчиком президент назначил Спецстрой, который привлек к стройке два своих предприятия — «Дальспецстрой» и «Спецстройтехнологии». По госконтрактам им до 2015 года предусмотрено выделение 109,3 млрд руб. из названных 161 млрд руб.

Еще 38,5 млрд руб. на изготовление и монтаж оборудования получила структура Роскосмоса — Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ФГУП «ЦЭНКИ»); 5,2 млрд руб. — генпроектировщик ОАО «Ипромашпром» (99,9% акций контролирует совладелец Юниаструм Банка Гагик Закарян).

Более 88 млрд руб., или 80% предназначенных Спецстрою средств, пошло на закупки у частных субподрядчиков и поставщиков. Кому же в конечном счете достались деньги космодрома?

Определенные поставщики

Чтобы определить крупнейших субподрядчиков и поставщиков стройки Восточного, РБК изучил связанные с космодромом закупки структур Спецстроя («Дальспецстроя», «Спецстройтехнологий», «Спецстройсервиса», «Главного управления строительства дорог и аэродромов» и др.) стоимостью выше 10 млн руб. (подробнее см. «Как мы считали»). С сентября 2012-го по 15 июня 2015 год таких закупок «Дальспецстрой» разместил на 50,5 млрд руб. (с учетом заказов меньше 10 млн руб. — 56,2 млрд руб.), «Спецстройтехнологии» — на 35,2 млрд руб. Уже в роли субподрядчиков провели размещения также «Спецстройсервис» — на 3,4 млрд руб., «ГУ строительства дорог и аэродромов» (ГУ СДА)  — 4,7 млрд руб.

Предприятия Спецстроя проводили закупки по 223-му закону, который регламентирует закупки госкомпаний. Процедуры по 223-му закону наименее прозрачны, поскольку заказчики шире применяют закупки у единственного поставщика, объясняет проректор НИУ ВШЭ Александр Шамрин. Такой вид закупок предполагает заключение договора без конкурентных процедур и «является самым непрозрачным и коррупционно опасным ввиду большого влияния субъективного решения конкретного должностного лица заказчика», добавляет эксперт.

По расчетам РБК, 76% закупок по космодрому «Дальспецстрой» провел с одним поставщиком, причем за последние полтора года этот уровень достиг 80%. У «Спецстройтехнологий» доля закупок с одним поставщиком также высока — 60%, у ГУ СДА при Спецстрое — 86%, у «Спецстройсервиса» — 75%. «Исходя из сложности или единственности продукции, проектировщики уже в документацию закладывают название определенного завода или поставщика», — объясняет высокий уровень закупок вне конкурса Александр Загорулько.

Активов — минимум, владельцы — офшоры

В начале июня белорусский спецназ остановил в центре Минска «Мерседес», полностью заклеенный стразами Swarovski. За рулем сидел 40-летний гендиректор нескольких строительных фирм и экс-помощник депутата Госдумы Иван Чопозов. Странно, но в столь приметной машине Чопозов скрывался от уголовного розыска: в России бизнесмена подозревают в хищении 4 млн руб. на стройке Восточного.

РБК проанализировал деятельность 112 негосударственных субподрядчиков и поставщиков с договорами более чем на 100 млн руб. Среди основных показателей были выбраны достаточность основных средств, соотношение выручки от космодрома с прежними доходами, офшорный контроль, объем арбитражных претензий, уголовные дела. Эти и другие критерии помогают понять, является ли фирма добросовестной или ведет сомнительную деятельность, объясняет ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН Руслан Дзарасов: «Если фирма, которая не занималась особенно бизнесом, не приобрела деловую репутацию, вдруг получает большой объем подрядов, это может быть подозрительно».

Среди рассмотренных компаний 40 практически не имеют собственных зданий, станков и оборудования: доля внеоборотных активов в балансе у них меньше 5%. При этом 18 таких фирм основной деятельностью заявили именно производство и строительство.

В Спецстрое разводят руками: таково законодательство: «Основным критерием при закупке является цена. А вот критерий состоятельности убрали, то есть сейчас на рынок может выйти любая фирма и, имея лицензию, дать минимальную цену и выиграть торги», — жалуется Загорулько.

Однако даже у «Спецстройтехнологий» своих мощностей оказалось очень мало: доля внеоборотных активов в балансе в 2013 году была всего 0,2%. Как результат — договоры с Роскосмосом почти полностью передавались «Спецстройтехом» на субподряд.

15 из 112 компаний управляются из офшоров или записаны на номинальных владельцев. Так, один из крупнейших субподрядчиков — ООО «Стройтрансгаз-М» — на 52% контролируется ОАО «СТГ», которое, в свою очередь, на 94,6% принадлежит STG Holdings Ltd (Кипр) — структуре, связанной с Volga Group Геннадия Тимченко. Компания, которую традиционно относят к сфере интересов петербургского знакомого президента, получила два подряда на строительство командно-измерительного пункта (по данным сайта госзакупок — 4,5 млрд руб.; в «Стройтрансгазе-М» настаивают на меньшей сумме — 1,1 млрд руб.) и комплекса хранения компонентов ракетного топлива (КРТ) (5,6 млрд руб. — контракт был расторгнут в конце прошлого года).

ОАО «Дальмостострой» управляется через офшоры в интересах министра по вопросам «открытого правительства» Михаила Абызова. ОАО «Буреягэсстрой» также до последнего времени принадлежало Абызову. У «Дальмостостроя» и «Буреягэсстрой» наибольший отрицательный баланс арбитражных претензий: банки требуют 10,1 и 8,9 млрд руб. соответственно.

Тяжбы против ОАО «Амурметалл» достигли 3,8 млрд руб., и компания уже находится в стадии ликвидации. Принадлежит она ВЭБу и контролировалась также через офшорную фирму — кипрскую Amurmetal Holding Ltd.

У 25 субподрядчиков сумма договоров по космодрому более чем в 4 раза превышает выручку за год, предшествующий их заключению, то есть эти фирмы разбогатели именно на Восточном, ведя ранее скромную деятельность. Восемь из этих фирм моложе пяти лет, многие уже также отметились в скандалах. Лидерами по превышению стали ООО «Стройконструкция С» (в 2 тыс. раз), ООО «Строительный альянс» (в 391 раз), ООО «ДВ Автосалон» (в 124 раза), ООО СФ «Квартал» (в 87 раз), ООО «СК ЦФО Лубянка» (в 50 раз) и др.

Еще одна часть субподрядчиков связана с властью. Так, главой ОАО «Транссигналстрой» с 2012 года по сентябрь 2014-го был Константин Шипунов — экс-депутат Госдумы от «Единой России». В этот период фирма получила заказы по космодрому на 923 млн руб. Правда, это не уберегло ее от проблем: чистая прибыль снизилась с 21 млн в 2012 году до минус 454 млн руб. в 2014-м, и на ней ввели наблюдение. Владеет ОАО «Транссигналстроем» сеть офшорных фирм.

Наконец, некоторые подрядчики тесно связаны с силовыми и военными структурами, в том числе имеющими отношение к космической отрасли. Заказ на 756 млн руб. по поставке щебня и песка «Спецстройсервис» 21 мая 2015 года без конкурса передал индивидуальному предпринимателю Александру Васильеву. Такая сумма смело тянет на рекорд — по другим 12 тыс. закупкам 2015 года с участием ИП не удалось найти более удачливого бизнесмена. «У меня низкая цена товара, логистика просчитывается, поэтому я в центре космодрома нахожусь», — сказал сам предприниматель в беседе с РБК. Васильев значится одним из собственников ООО «Амурский клуб охотников и рыболовов», среди других собственников которого есть также соучредитель дальневосточного отделения Комитета по обороне и ВПК Владимир Беляев, соучредитель «Ветеранов прокуратуры Амурской области» Сергей Мансуров и другие выходцы из силовых ведомств.

В целом оказывается, что не менее 18 фирм из 112 имеют прямое или косвенное отношение к представителям власти, силовикам, а также бывшим или нынешним сотрудникам Спецстроя. Не менее 29 фирм с общим объемом подрядов на 32 млрд руб. имеют два и более признаков сомнительной деятельности (подробнее о подрядчиках см. на www.rbc.ru).

Самый дорогой в мире

Стоимость Восточного последовательно росла все годы строительства. В 2007 году строительство всего космодрома оценивалось в 130 млрд руб., рассказывает Андрей Ионин, отстаивавший тогда создание Восточного. Роскосмос позже оценил стройку в 400 млрд руб., Спецстрой — в 300 млрд руб., а в конце 2011 года космическое агентство представило в правительство смету уже на 493 млрд руб.

Сколько точно потратят на первую и вторую очереди космодрома, в Роскосмосе пока не говорят. В Спецстрое считают, что основные расходы еще впереди. «Вторая очередь будет гораздо тяжелее, чем первая, поскольку и ракета другого класса, и комплекс шире», — сообщил РБК Мордовец. Но уже плановые расходы на первый этап в 161 млрд руб. делают космодром одним из самых дорогих в мире (см. инфографику на стр. 6).

Даже если рассматривать только стоимость космического ракетного комплекса «Союз-2» без учета жилья, дорог и другой инфраструктуры, то это будет 94,3 млрд руб. По среднему за последние полтора года курсу (около 50 руб. за доллар) сумма равна $1,9 млрд.

Создание космодрома для ракеты среднего класса обходится примерно в $700 млн, рассказывает РБК гендиректор «Морского старта» Сергей Гугкаев со ссылкой на результаты исследования компании. Комплекс для «Союза-СТ» на Куру с учетом создания ракеты обошелся в $840 млн (здесь и далее — в ценах 2015 года), китайский космодром Вэнчан — в $820 млн, японский Танэгасима с двумя стартовыми комплексами — в $960 млн, а расположенный на Гвианском космодроме комплекс ELA-3 для тяжелых ракет «Ариан-5» — в $1,2 млрд. Компания Space X собирается построить собственный космодром и вовсе за $100 млн.

Как видно, космический ракетный комплекс для «Союза-2» на Восточном оказался в 2,3 раза дороже своего аналога на Куру и на 60% выше даже верхней планки стоимости сравнимых космодромов.

«У нас старт более универсальный, чем был на Куру. Более насыщенный и унифицированный технический комплекс, — отвечает на это Мордовец. — И надо сравнить условия в Амурской области и те условия, где практически 300 дней в году солнце. Конструкции там не морозо- и сейсмоустойчивые, как у нас. Все облегченное».

«Путин, спаси рабочих!»

Парадоксально, но при очень большой смете на строительство рабочие Восточного уже который месяц жалуются на плохие условия труда, долги по зарплате или ее невыплату.

«Уважаемый Путин В.В. Хотим работать. 4 месяца без зарплаты. Спаси рабочих» — эти слова, написанные 14 апреля гигантскими буквами на крышах времянок, были видны с самолетов. Нецелевые траты больнее всего ударили именно по рядовым строителям.

После публикаций в прессе Минтруд выявил долги субподрядчиков по зарплате на 150 млн руб. Прокуратура обнаружила более 1,6 тыс. нарушений трудового законодательства, возбуждены десятки уголовных дел. В мае часть долгов все-таки покрыли, однако протесты продолжаются до сих пор. 22 июня бастовать начали 82 строителя ЗАО «АМД», три месяца не получавшие зарплату.

Неукоснительное исполнение

Ракета «Союз-2» должна полететь с Восточного 25 декабря 2015 года. Посмотреть на это должен приехать сам президент. «Первая очередь космодрома будет готова через год», — обещал 1 июля прошлого года Рогозин. Корреспонденты РБК посетили космодром ровно за полгода до президента, чтобы убедиться, удается ли закончить стройку в срок. Оказалось, что почти треть объектов первой очереди космодрома не успеют построить не то что к июлю, но и вовсе в этом году.

«Первая очередь состоит из 23 объектов. Ряд объектов по решению заказчика будет сдаваться в 2016 году, в том числе из-за отсутствия заключения госэкспертизы», — сказал РБК Мордовец. Всего речь идет о переносе объектов по восьми заключенным контрактам, подтверждают в пресс-службе Спецстроя. По некоторым из них до сих пор нет документации со сметами и полного финансирования, добавляет замглавы Спецстроя.

Среди перенесенных объектов — деловой комплекс, аэропорт, комплекс хранения компонентов ракетного топлива (КРТ) и др. Только в мае начали строить метеорологическую станцию и комплекс эксплуатации районов падения. Жилых домов построят 12 из 40, однако благоустроить успеют не все: «Наша задача — чтобы город в этом году вместил 1,2 тыс. человек. Это боевой расчет для подготовки к пуску ракеты-носителя и обслуживающий персонал», — говорит Мордовец. Ранее планировалось, что к концу 2015 года население Углегорска вырастет на 12 тыс. человек.​

Основные усилия сейчас сосредоточены на так называемом пусковом минимуме — том, без чего в декабре не сможет состояться торжественный запуск «Союза». Минимум состоит из 11 объектов, их стоимость по контрактам — 110,7 млрд руб., подсчитал РБК. Готовность «пускового минимума» на середину июня — 83%, сообщил Мордовец. «Все думали, что 2015 год — это где-то там. Оказалось, что вот он», — иронизирует по поводу этой статистики один из инициаторов гигантской стройки Ионин.

«Указом определены сроки завершения строительства первой очереди, которые подлежат неукоснительному исполнению», — ответили РБК в пресс-службе Роскосмоса на вопрос о возможности переноса первого старта. Однако является ли перенос завершения стройки трети объектов первой очереди нарушением секретного указа президента? В пресс-службе вице-премьера Дмитрия Рогозина не ответили на запрос РБК.

При участии Алены Кондюриной, Михаила Рубина и Павла Кошеленко