Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Три невыгодных сценария «китайской» сделки «Газпрома»
Лента новостей 12:12 МСК
СК прокомментировал версию о крушении Ту-154 из-за перегруза Общество, 12:04 Лучшие предложения рынка наличной валюты  12:00   USD НАЛ. Покупка 56,95 Продажа 57,03 EUR НАЛ. 62,10 62,15 «Газпром» потребовал от «Нафтогаза Украины» еще $5 млрд Бизнес, 11:54 Дворкович назвал сроки принятия закона о телемедицине Бизнес, 11:41 В коллегии подтвердили личность убитого в Москве адвоката Общество, 11:37 Реклама следит за тобой: как билборды oneFactor «узнают» прохожих Технологии и медиа, 11:24 СМИ узнали о нехватке денег на разработку российского военного дрона Технологии и медиа, 11:20 Власти назвали необходимый для сноса пятиэтажек процент голосов жителей Общество, 11:20 Сейм Латвии принял решение о принятии в гражданство Михаила Барышникова Общество, 11:05 США проверит импорт алюминия из Китая на предмет угрозы нацбезопасности Политика, 10:54 Новая эра гонок: в «Формуле-1» изменили регламент Общество, 10:49 Глава Volkswagen заявил о намерении возобновить выпуск Audi в России Бизнес, 10:42 Трамп допустил закрытие заблокировавшего его указы суда Политика, 10:41 Прибыль «Газпрома» в 2016 году выросла более чем на 20% Бизнес, 10:32 В Москве введут временные ограничения на продажу алкоголя Общество, 10:21 На трассе М-5 в Самарской области столкнулись 14 автомобилей Общество, 10:03 Игорь Сечин вошел в наблюдательный совет Федерации бокса России Общество, 09:48 Трамп разрешил увеличить группировку американских военных в Сирии и Ираке Политика, 09:41 Двое сорвавшихся на Эльбрусе альпинистов погибли Общество, 09:38 Глава Хакасии отправил в отставку правительство за нерасторопность Политика, 09:16 МИД Франции опубликовал «доказывающий вину Асада» в химатаке доклад Политика, 09:11 За ночь в Москве выпало 14% месячной нормы осадков Общество, 09:11 United Airlines пообещала больше не выгонять пассажиров из самолетов Общество, 08:50 В Совфеде прокомментировали заявление Генштаба о ядерной угрозе США Политика, 08:42 На Эльбрусе сорвались двое альпинистов Общество, 08:06 Телеканал «Хезболлы» сообщил об ударе ВВС Израиля по аэропорту Дамаска Политика, 08:05 Американский военный вертолет разбился у берегов Гуама Общество, 07:49 В США задержали искавшего убежища россиянина Политика, 07:42
Газета № 184 (1959) (0310) //2895 3 окт 2014, 00:25
Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy
Три невыгодных сценария «китайской» сделки «Газпрома»
Фото: Олег Грицаенко/РБК

Официальные лица один за другим проговариваются о засекреченных подробностях «китайского» газового контракта. Эти сообщения свидетельствуют о том, что определенности с ценой будущих поставок газа нет и китайцы смогут как угодно выкручивать руки «Газпрому».

Когда «Газпром» объявлял конкурс на название будущей газопроводной системы в Китай, одним из самых популярных предложений было окрестить будущую трубу «Золотым потоком» по аналогии с другими газоэкспортными «потоками» российского монополиста – «Голубым», «Северным» и «Южным» – и с намеком на его колоссальную стоимость.

Разрекламированному проекту, все детали которого спрятаны под грифом корпоративной тайны, не везет. То одно, то другое официальное лицо то и дело проговаривается, раскрывая секреты «Силы Сибири» – так в конце концов назвали систему, по которой природный газ из Якутии и Иркутской области должен пойти в Китай.

Оценки стоимости строительства разнятся. В мае, при подписании контракта с китайцами в Шанхае, общие затраты на трассу с российской стороны оценивались в $55 млрд. Летом глава администрации президента Сергей Иванов оценил стоимость проекта в $60–70 млрд (не оговаривая, идет ли речь только о российских затратах). По расчетам же газпромовских плановиков и экономистов, капиталовложения в проект превысят $100 млрд.

Затем в конце сентября член правления «Газпрома» Александр Медведев признал, выступая в Южно-Сахалинске, что китайцы так и не приняли решение взять на себя часть финансирования проекта в виде предоплаты за поставки газа на сумму $25 млрд (по его словам, вопрос «повис в воздухе»). Он также добавил, что такой аванс мог бы служить инструментом корректировки цены, из чего можно сделать вывод, что окончательной договоренности о цене – даже плавающей – на российский газ в Шанхае достигнуто так и не было. В таком случае контракт на самом деле был очередным ни к чему не обязывающим меморандумом о взаимопонимании, коих в архиве «Газпрома» накопилось уже немало за добрый десяток лет. Возможно, статус документа повысили, уговорив китайцев согласиться на такой камуфляж, чтобы отрапортовать российскому руководству об успехе и начать грандиозную стройку – к вящему восторгу подрядчиков.

Новая утечка информации не заставила себя ждать. Один из менеджеров компании «Газпром добыча Ноябрьск», Виктор Селин, сообщил журналистам, что российский газ пойдет через границу КНР только в 2020 году в первоначальном объеме около 5 млрд куб. м в год, а к 2024 году ежегодный поток достигнет только 25 млрд куб. м. Селин должен знать, о чем говорит: его компания занимается освоением Чаяндинского месторождения – основного источника газа для первого этапа строительства «Силы Сибири». В «Газпроме» поспешили опровергнуть его слова, хотя, по сведениям источников автора в компании, Селин просто озвучил рабочий график, утвержденный руководством монополии.

По графику, озвученному этим газпромовцем-практиком, выйти на заявленный максимальный годовой объем поставок 38 млрд куб. м компания не сможет и в 2024 году. Это отчасти объяснило бы нерешенность вопроса о деньгах: никто не в состоянии сейчас предсказать, какие цены будут господствовать на газовом рынке через десять лет. Ясно одно: Китай, который станет единственным покупателем газа на дальнем конце инфраструктуры стоимостью более $100 млрд, начнет диктовать поставщику коммерческие условия – как по ценам, так и по объемам.

При этом объемы более 30 млрд куб. м в год из России китайцам попросту не нужны, как убедительно доказал на недавнем семинаре в Институте мировой экономики и международных отношений в Москве вице-президент и главный экономист компании «ВР Россия» Владимир Дребенцов. Расчеты, что «Газпром» сможет продавать в КНР ежегодно более 60 млрд куб. м, не основаны на анализе реальных потребностей и служат лишь оправданием архизатратного проекта.

Если проект все-таки осуществится и у России появится инфраструктура для отправки газа через китайскую границу, «Газпрому» предстоит выбор из трех возможных сценариев. По первому из них газ пойдет в Китай на китайских условиях, что может привести к его продаже даже ниже себестоимости, то есть субсидированию чужих потребителей за российский счет.

Второй сценарий – продление трассы газопровода до тихоокеанского побережья и строительство там крупного завода по производству сжиженного природного газа. Вот только экономическая рентабельность такой торговли под большим вопросом: цены в Азии демонстрируют устойчивую тенденцию к сокращению, и «Газпрому», возможно, придется и здесь торговать себе в убыток.

Сценарий номер три, озвученный президентом Владимиром Путиным, – соединить «Силу Сибири» с российской газотранспортной системой на западе и перебрасывать потоки газа с европейского рынка на китайский и обратно, добиваясь максимальной прибыли. Однако доставка газа за тысячи километров из Якутии в Европу прибыльной точно не будет, да и объемы газа, которые можно реализовать в Китае, никак не заменят те объемы, которые «Газпром» продает на европейском рынке. Даже если принять на веру не раз объявленный на самом высоком уровне объем будущего экспорта в китайском направлении в 68 млрд куб. м в год, то стоит учесть, что в Западную Европу в прошлом году «Газпром» отправил 138 млрд, а в «ближнее зарубежье» – 58 млрд куб. м. Простая арифметика опровергает домыслы о том, что европейских потребителей можно будет шантажировать угрозой переброски потоков газа с запада на восток.

В свете этих сценариев «Сила Сибири» смотрится как заведомо нерентабельный проект, выгодный только подрядчикам – владельцам трубостроительных компаний. Похоже, именно это его качество и прикрывает завеса секретности, окутавшая все детали пресловутого шанхайского «контракта».