Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Дело Евтушенкова: как могут отобрать «Башнефть»
Лента новостей 20:52 МСК
Минтранс подготовил предложения по возвращению чартеров в Турцию Общество, 20:13 Лучшие предложения рынка наличной валюты  20:00   USD НАЛ. Покупка 65,30 Продажа 65,42 EUR НАЛ. 71,70 71,85 В Милане закрыли центральную станцию метро из-за подозрительного пакета Общество, 19:44 Мутко попросил главу IAAF допустить «чистых» легкоатлетов до Олимпиады Общество, 19:44 Розничная сеть «Магнит» проведет редизайн своих магазинов Бизнес, 19:34 МИД Украины направил ноту протеста после поездки Медведева в Крым Политика, 19:29 Трамп высмеял заявления о российском следе в утечке документов демократов Политика, 19:25 ФСБ отвела приближенному Бастрыкина ключевую роль в «деле Шакро» Политика, 19:22 СМИ назвали версию убийства пары на парковке в Москве Общество, 19:10 Рынок нефти вступил в новый цикл спекулятивных продаж Экономика, 19:00 На МКАД загорелся ТЦ «Вэйпарк» Общество, 18:59 Китайский производитель солнечных батарей подал иск к «Роснано» Бизнес, 18:57 Лаврову оказалась мала рубашка для торжественного приема на саммите АСЕАН Политика, 18:53 Главу Калининской АЭС уволили после гибели сотрудника при ЧП на станции Общество, 18:38 UCP заявил о праве заблокировать допэмиссию «Транснефти» на 50 млрд руб. Бизнес, 18:26 Экс-офицеры ФСБ получили до 6 лет за вымогательство у главы Росалкоголя Общество, 18:16 Россия сделала 17 замечаний о безопасности аэропортов Египта Политика, 18:10 Решение о митинге против «закона Яровой» в Москве примет суд Политика, 18:06 «Голос» рассказал о подпольном штабе «Единой России» в Подмосковье Политика, 18:02 Полиция проверит запись с диктофона активиста в Раменском ОВД Политика, 17:58 Глава ОКР обвинил сенаторов США в «сильном давлении» на МОК Политика, 17:56 ИГИЛ взяла на себя ответственность за взрыв в Баварии Политика, 17:44 Власти Швейцарии арестовали активы Сергея Пугачева Бизнес, 17:42 Reuters рассказал о черном рынке оружия на востоке Украины Политика, 17:36 МЧС предупредило москвичей о сильном дожде и шквалистом ветре Общество, 17:35 Кремль исключил личное участие Путина в переговорах о допуске к ОИ в Рио Политика, 17:18 В телефоне взорвавшего себя в Баварии сирийца нашли видео с присягой ИГИЛ Политика, 17:04
Газета № 175 (1950) (2209) //2681 22 сен 2014, 00:25
Тимофей Ермак, адвокат, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»
Дело Евтушенкова: как могут отобрать «Башнефть»
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Одной из самых обсуждаемых новостей прошлой недели стало обвинение Владимира Евтушенкова, главного акционера АФК «Система», в легализации имущества, полученного преступным путем. Еще летом бизнесмен утверждал, что его компания стала объектом рейдерства и что претензии правоохранителей направлены лишь на незаконный передел собственности. Как уголовное преследование позволяет захватывать бизнес в России и как можно этому противостоять?

Схема силового передела бизнеса работает обычно следующим образом. Сначала возбуждается уголовное дело по тому или иному экономическому преступлению, а самого предпринимателя ограничивают в возможности влиять на ситуацию (берут под стражу или отправляют под домашний арест). Затем следователи добиваются ареста основных активов предпринимателя – акций, недвижимого имущества, денежных средств в банках и т.п.

После этого зачастую уже не важно, дойдет ли дело до суда. Многие обвиняемые становятся гораздо более сговорчивыми и соглашаются уступить свой бизнес захватчикам или возместить «ущерб». Некоторые просто покидают страну, бросив свои компании. Но если бизнесмен совсем несговорчив, уголовное дело доводится до приговора, после которого его имущество обращается в пользу мнимых потерпевших или переходит в государственную собственность (если речь идет о незаконной приватизации или если приговор предусматривает конфискацию имущества).

Дело Владимира Евтушенкова пока развивается по вполне типичному сценарию. Сначала появились уголовные претензии к сделке с будто бы незаконно приватизированной нефтяной компанией «Башнефть», затем обвинения в адрес одного из фигурантов сделки, Урала Рахимова. Затем уже Евтушенкова обвинили в легализации похищенных акций «Башнефти», сопряженной с их покупкой АФК «Система», и он был помещен под домашний арест.

Имеющиеся сведения, конечно, не позволяют достоверно заключить, что уголовное преследование Евтушенкова является заведомо незаконным. Но размер ущерба, который вменяется в связи со сделками вокруг «Башнефти», огромен (более 200 млрд руб.). Это и создает серьезную угрозу потери бизнесменом активов. Как это может произойти?

Один из вероятных сценариев: если Владимир Евтушенков будет признан виновным и осужден, установленный судом ущерб должен быть компенсирован. Пока вероятной потерпевшей стороной выступает государство, предположительно пострадавшее от незаконной приватизации «Башнефти». Власти Башкортостана уже заявили гражданский иск по делу Урала Рахимова на сумму 209 млрд руб. Такие же имущественные претензии могут быть заявлены и в деле Евтушенкова (особенно если его решат объединить с делом Рахимова). Если иск коснется Евтушенкова и будет удовлетворен, с того будет взыскана компенсация ущерба в пользу регионального бюджета.

Евтушенков не владеет «Башнефтью» напрямую – ее контролирует головная компания холдинга, АФК «Система». Поэтому если со стороны самого предпринимателя не последует других предложений по компенсации ущерба, взыскание может быть обращено как на его недвижимость и счета в банках, так и на принадлежащие ему акции АФК «Система». Эти акции могут быть проданы с торгов. Условия этих торгов прогнозировать трудно, но можно допустить, что пакет акций могут продать как целиком, так и по частям (и, как показывает практика по подобным делам, цена может быть заметно ниже рыночной). Затем уже новые собственники могут, распоряжаясь акциями АФК «Система», продать «Башнефть» заинтересованным лицам.

Есть другой вариант: «Башнефть» может быть изъята у АФК «Система» и возвращена государству, если по расследуемым уголовным делам будет установлено, что предприятие приватизировали незаконно. При этом даже необязательно будет оспаривать саму сделку по приватизации, тем более что сроки исковой давности для такого оспаривания уже вышли.

В обоих этих случаях также встанет вопрос о законности выплаты дивидендов «Башнефти» после ее покупки АФК «Система». Если исходить из того, что акции были приобретены незаконно, то и дивиденды могут быть признаны преступно нажитым имуществом и взысканы в доход государства (сумма выплаченных дивидендов, очевидно, учтена в сумме гражданского иска со стороны властей Башкирии).

Есть еще один путь изъятия имущества – предусмотренная многими экономическими статьями УК РФ (в том числе и той, по которой обвиняют Евтушенкова) конфискация имущества. Если предприниматель будет осужден, то по решению суда может быть конфискован как его пакет акций в АФК «Система», так и другое имущество. Это может быть даже имущество, в которое были частично или полностью преобразованы полученные от преступления деньги и материальные ценности: то есть в худшем случае дивиденды, полученные «Системой» и вложенные в другие бизнесы, могут стать основанием для конфискации имущества уже этих юридических лиц (статьи 104.1 и 104.2 УК). И поскольку конфискация – не способ компенсации ущерба, а мера наказания за преступление, она может быть применена параллельно с удовлетворением гражданского иска. Если же говорить об установлении контроля над «Башнефтью», то для этого опять-таки может использоваться конфискация акций «Системы».

Как можно противостоять этим сценариям? Гарантировать защиту имущества могут только победа в суде и оправдательный приговор либо прекращение уголовного дела на стадии следствия. Акции «Башнефти», принадлежащие АФК «Система», уже арестованы судом, как и некоторые другие активы, и вывести их из-под удара уже явно не получится. Евтушенкову остается разве что снизить свои потери, продав или подарив свое личное имущество доверенным лицам (это он может сделать и находясь под домашним арестом). Кроме того, предприниматель может попытаться инициировать судебные иски по исследованию обстоятельств приобретения акций «Башнефти». Теоретически они могли бы подтвердить законность этой сделки, а в таком случае использованы и для оспаривания позиции обвинения. Впрочем, успешных случаев такой защиты в России практически нет.