Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Сарафанное радио против телевидения
Лента новостей 1:20 МСК
На востоке Москвы неизвестный убил человека и поджег его квартиру Общество, 00:23 Москва сообщила о семи случаях нарушения повстанцами перемирия в Сирии Политика, 00:01 Центральный детский магазин на Лубянке решил сменить концепцию Бизнес, Вчера, 23:51 И невозможное возможно: в каком состоянии Бельянинов оставляет таможню Бизнес, Вчера, 23:38 В Орловской области на территории храма зарезали женщину Общество, Вчера, 23:26 Глава генштаба ВС Турции сохранил свой пост Политика, Вчера, 23:15 Исинбаевой окончательно отказали в допуске на Олимпиаду в Рио Общество, Вчера, 23:14 Lifestyle вместо игрушек: как переделают Центральный детский магазин Бизнес, Вчера, 23:10 Россия попросила оперативно рассмотреть иск о долге Украины на $3 млрд Политика, Вчера, 23:00 Смена элит: что стоит за массовыми перестановками во власти Политика, Вчера, 22:59 В Сочи грузовик столкнулся с маршруткой Общество, Вчера, 22:30 Мутко допустил кадровые изменения в российском спорте после Олимпиады Общество, Вчера, 22:17 Перестановки с прицелом на новый срок: кого повысил Путин Фотогалерея, Вчера, 22:01 Сэр в мышеловке: как Филипп Грин заработал $5,6 млрд и потерял репутацию Политика, Вчера, 21:45 МИД Украины выразил протест против присоединения Крыма к ЮФО Политика, Вчера, 21:45 Украина предложила СБ ООН принять заявление против включения Крыма в ЮФО Политика, Вчера, 21:30 В Кремле разошлись во мнении о праве «Роснефти» купить «Башнефть» Бизнес, Вчера, 21:15 «М.Видео» начнет торговать «валютой» из компьютерных игр Бизнес, Вчера, 20:47 СМИ узнали о планах Эрдогана перевести в свое подчинение армию и разведку Политика, Вчера, 20:43 «Фронт ан-Нусра» сменил название и откололся от «Аль-Каиды» Политика, Вчера, 20:34 Бельянинов выразил надежду на продолжение карьеры на госслужбе Политика, Вчера, 20:24 СМИ назвали причины выемки документов в московском офисе PwC Бизнес, Вчера, 20:14 Прощание с политиками 2000-х: кого уволил Путин Фотогалерея, Вчера, 19:59 Суд приговорил генерала ФТС к пяти годам лишения свободы Общество, Вчера, 19:40 Суд в Петербурге признал Кехмана банкротом Бизнес, Вчера, 19:19 ВТБ24 арендовал ложу в Большом театре на год за 13 млн руб. Бизнес, Вчера, 19:19 Депутаты и сенаторы экстренно обсудят кандидатуру нового посла на Украине Политика, Вчера, 19:08
Газета № 165 (1940) (0809) //2513 8 сен 2014, 00:25
Кирилл Рогов, политический обозреватель
Сарафанное радио против телевидения
Настоящая война на Украине не устраивает значительную часть российских элит, населения и военнослужащих. Но голос их сейчас окажется слаб перед натиском тех, у кого сорвался блицкриг
Фото: из личного архива

Сегодня уже мало у кого, кроме тех, кто почитает единственным заслуживающим доверия источником информации российское телевидение, есть сомнения, что с середины августа поредевшие ряды восточноукраинских сепаратистов планомерно заполнялись российскими военнослужащими, оснащенными тяжелой бронетехникой. И, видимо, именно эти российские военные с тяжелыми вооружениями, вошедшие на территорию Украины в 20-х числах августа, зажали в котел и разгромили группировку украинских сил, осуществлявшую так называемую АТО.

Американская администрация считает, что численность российских военных на территории Украины составляет порядка 3–5 тыс. человек. Цифра 4 тыс. прозвучала на одном из российских телеканалов. Только там их назвали «добровольцами-отпускниками». Но дело не столько в числе людей, сколько в числе танков и артиллерийских установок, которые добровольцы прихватили с собой в отпуск.

Но это не вся история. Из скудно просачивающихся сведений о событиях 14 августа мы можем понять еще кое-что. Во-первых, то, что с середины августа на Украине погибли, видимо, немало российских военных. А во-вторых, по некоторым признакам мы можем предположить, что российские военные не очень хотят воевать и погибать за Донецкую республику. И еще меньше этого хотят их семьи.

Сама идея войны с Украиной звучит для русского уха все еще откровенно дико. Об этом вполне выразительно говорят социологические опросы. На вопрос Левада-Центра: «Будете ли вы поддерживать правительство России в случае начала войны с Украиной?» — положительно ответили 41% опрошенных, а отрицательно — 43%. Причем в мае поддержать российское правительство готовы были около 70%, а в июле — 65%. Эта динамика подсказывает, что российский обыватель, несмотря на усилия телевизора, склоняется к демобилизации.

Опрос проводился в 20-х числах августа — еще до того, как произошло то, что западные политики охарактеризовали как «вторжение» (invasion) России на Украину, и до того, как в России распространились вести о гибели российских солдат. Известия о новых могилах, невидимыми путями со скоростью звука распространяющиеся среди родственников военнослужащих, способны подорвать то доверие к телевизору, которое является сегодня основным политическим ресурсом вступившего в конфликт с половиной мира Владимира Путина. Потребители теленовостей не анализируют достоверность той или иной информации, но скорее ориентируются на некое общее и порой априорное представление о том, правду или нет говорят в телевизоре. Именно поэтому сарафанное радио часто оказывается грозным соперником пропаганды, как это было в позднесоветскую эпоху.

С другой стороны, тот факт, что все центральные российские телеканалы дали в четверг вечером сюжеты о «добровольцах» в Донбассе, свидетельствует о том, что россиян начали приучать к мысли о присутствии российских войск на Украине, т.е. это присутствие в ближайшее время не уменьшится, а, скорее, наоборот. Тактика снимания табличек с могил отвергнута; напротив, демонстрация по всем каналам похорон «отпускников» с полными воинскими почестями призвана повысить антиукраинские настроения в обществе и усилить слабеющую фракцию сторонников большой войны.

Воронка большой войны обычно разворачивается в формате неудавшегося блицкрига. В Крыму блицкриг удался на 90%. Но оставшиеся 10% (нежелание Запада повторять сценарий Грузии-2008) заставили ввести в действие план «Новороссия». Этот план, гораздо более тухлый и неподготовленный, сработал процентов на 50. Жители востока Украины, хотя и настороженно-враждебно настроены в отношении Киева, но совершенно не готовы были воевать с ним и даже к идее собственной независимости относились без особого энтузиазма. Когда провал проекта «Новороссия» стал к началу августа очевиден, пришлось начинать «необъявленную войну» по модели Афганистана («ограниченный контингент советских войск, помогающий братскому афганскому народу в борьбе с финансируемыми США душманами»). Жертвы этой войны должны задним числом подтвердить ее необходимость.

Настоящая война не устраивает значительную часть российских элит, населения и военнослужащих, но голос их сейчас, скорее всего, окажется слаб перед натиском тех, у кого сорвался блицкриг. С другой стороны, общественное мнение России пока совершенно не готово к затяжному конфликту и жертвам. Оторванные ноги и обгоревшие тела — это совсем не то, что «вежливые люди» на футболках, возвращающие родине аквариум утраченного советского рая. Война за Донбасс в конечном итоге перечеркнет политические удачи Путина начала 2014 года. «Необъявленные войны» потому и остаются необъявленными, что политики, их начинающие, не решаются сформулировать их цели. И потому их проигрывают, несмотря на превосходящую военную силу.