Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Почему государству не надо раздавать деньги из ФНБ
Лента новостей 0:54 МСК
Еврокомиссия позволит издателям требовать авторские с поисковиков Технологии и медиа, Вчера, 23:43 Россия и США обсудят ответные действия после доклада о химатаках в Сирии Политика, Вчера, 23:23 Юрий Трутнев – РБК: «Закон об одном гектаре — это революция» Интервью, Вчера, 22:47 «Новая нормальность»: чего ждать от встречи центробанков в Джексон-Хоул Финансы, Вчера, 22:30 На Украине проверят «Радио Шансон» из-за песни о «русском спецназе» Общество, Вчера, 22:26 Предсказатель бурь: как Тюдор Джонс заработал $4,6 млрд Бизнес, Вчера, 22:25 Суд в США признал сына депутата Селезнева виновным в кибермошенничестве Общество, Вчера, 22:07 Корабль США открыл предупредительный огонь при сближении с катером Ирана Политика, Вчера, 21:59 Ультиматум Анкары: какие цели у военной операции Турции в Сирии Политика, Вчера, 21:50 Германия призвала к новому договору с Россией о контроле над вооружениями Политика, Вчера, 21:44 Совкомбанк купил Меткомбанк у структур Мордашова Финансы, Вчера, 21:20 Киев назвал сэкономленную на отказе от российского газа сумму Бизнес, Вчера, 21:18 Число жертв землетрясения в Италии достигло 250 человек Общество, Вчера, 20:53 Собянин пообещал провести «самые честные выборы за всю историю России» Политика, Вчера, 20:36 Bloomberg узнал об убытке Uber в $1,2 млрд в первом полугодии Бизнес, Вчера, 20:19 Долю нелегальной продукции на рынке одежды и обуви оценили в 30% Общество, Вчера, 20:12 В Тамбове за долги перекрыли канализацию на объектах Минобороны Общество, Вчера, 19:31 Пользователи WhatsApp начнут получать рекламу Технологии и медиа, Вчера, 19:14 Минобороны Польши созвало совещание после проверки Вооруженных сил России Политика, Вчера, 19:12 Акции Сбербанка установили исторический рекорд Финансы, Вчера, 19:02 Турецкие СМИ анонсировали визит главы Генштаба России в Анкару Политика, Вчера, 18:50 Шнуров написал песню для передачи «С добрым утром, малыши!» Общество, Вчера, 18:11 Эксперты назвали проверку в армии крупнейшей за полтора года Политика, Вчера, 18:05 ЦБ предупредил о неустойчивости роста российской экономики Финансы, Вчера, 18:05 Медведев пообещал российским олимпийцам дополнительные премии Общество, Вчера, 18:05 Захарова отказалась считать заявление по операции Турции в Сирии «мягким» Политика, Вчера, 17:43 МИД назвал заказными сообщения о провале туристического сезона в Крыму Политика, Вчера, 17:33
Газета 1 сен 2014, 00:25
Владислав Иноземцев – доктор экономических наук, директор Центра исследований пост­индустриального общества
Почему государству не надо раздавать деньги из ФНБ
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Трата средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) на помощь крупному бизнесу опасна и посылает инвесторам плохой сигнал. В распоряжении властей есть другие, гораздо более эффективные и традиционные методы поддержки экономики.

Российская экономика все увереннее скатывается в рецессию, и рассуждения чиновников о том, что нам удастся еще долгое время балансировать «около нуля», не вызывают доверия. Лучшим подтверждением того, что не все в экономике хорошо, становятся стремительно растущие запросы крупных компаний и банков, желающих получить поддержку из резервных фондов. Сегодня утверждены несколько крупных траншей помощи — прежде всего это выделение 239 млрд руб. на покупку привилегированных акций ВТБ и Россельхозбанка; 150 млрд руб. на строительство Центральной кольцевой автодороги и столько же — на модернизацию БАМа и Транссиба; 86 млрд руб. — на строительство железной дороги Кызыл — Курагино и портового терминала для экспорта сибирского угля в страны Азии. Претендуют на значительные суммы «Роснефть», Росатом, Министерство транспорта и многие другие структуры.

Трата средств ФНБ в нынешних условиях и на обозначенные цели крайне опасна. Деньги могут потребоваться на более близкие к основной задаче фонда цели — например, на покрытие дефицита пенсионной системы. Кроме того, данный подход посылает инвесторам плохой сигнал о том, что государство начинает в очередной раз менять ранее установленные им же самим правила и регламенты.

В то же время в распоряжении властей имеется намного более эффективное (да и более масштабное) средство накачивания экономики деньгами — инструменты кредитования банковской системы со стороны Банка России. Этот инструмент уже был опробован в кризис 2008–2009 годов. Сегодня, видимо, пришло время снова его использовать.

Кредитование банковской системы со стороны Банка России — вероятно, единственное средство направить в экономику средства, которые могут стать эффективным оружием в борьбе с рецессией. При этом нужно учитывать как тот опыт, который был накоплен ведущими странами в борьбе с финансовым кризисом 2008–2009 годов, так и ряд российских особенностей.

Прежде всего политика наращивания кредитования банковской системы (я думаю, что оптимальная сумма — до 20–25% ВВП, или 12–16 трлн руб. в течение 2015–2016 годов) должна реализовываться в условиях снижающейся (а не растущей, как в 2008–2009 и 2014 годах) базовой процентной ставки. Сегодня инфляция в России не носит ярко выраженного монетарного характера. Потребительский спрос анемичен, и объективных условий для существенного повышения цен нет. Напротив, их рост обусловлен или будет обусловлен повышением тарифов на услуги и продукцию монополий, ростом налогов в связи с аппетитами правительства, высокими ставками по кредитам, а также искусственной дестабилизацией потребительского рынка ответными российскими санкциями. Существенное (до 4–4,5% годовых) снижение базовой ставки ЦБ вкупе с расширением беззалогового кредитования банков должно стать главным инструментом борьбы с кризисом.

Вторым важнейшим инструментом должна стать система государственных гарантий. Не нужно непосредственно выделять средства из бюджета или резервных фондов на те или иные проекты. Правильнее насыщать деньгами банковскую систему, подстраховывать важные проекты гарантиями — и заставлять банки конкурировать за финансирование действительно перспективных проектов. Этот момент хорошо поняли в западных странах в годы недавнего кризиса: так, по подсчетам бывшего первого зампреда Счетной палаты РФ Валерия Горегляда, в 23 странах, реализовавших самые крупные антикризисные программы в 2008–2009 годах, в среднем почти половина всех выделенных средств (49%) пришлась на государственные гарантии, тогда как в России — лишь 5,4%. Между тем бесконтрольность трат — главная причина неэффективности антикризисных мер, и сейчас ничто не говорит о том, что мы вновь не наступим на старые грабли. Государственные гарантии стали бы приглашением бизнеса к инвестированию, а не инструментом волюнтаристского перераспределения средств, изъятых из экономики в виде налогов.

Выход из приближающегося кризиса в России сегодня возможен через существенное увеличение денежной массы, расширение кредитования банковской системы со стороны Центрального банка и управление инвестиционной активностью со стороны правительства через инструментарий государственных гарантий. Эти меры могут привести к насыщению экономики деньгами и установлению (при определенном росте инфляции) близкой к нулевым значениям реальной процентной ставки, которая станет предпосылкой для роста инвестиций. Опыт преодоления кризиса 2008–2009 годов в развитых странах показывает, что наращивание финансирования инфраструктуры не может привести к возобновлению экономического роста (именно поэтому на данные цели пришлось лишь 9,7% антикризисных трат в США). В России надежды на успех программы «инвестирования» ФНБ и резервных фондов еще более иллюзорны: мультипликатор инфраструктурных программ невелик, их реализация слишком зависит от импортных комплектующих и труда гастарбайтеров, а окупаемость проектов далеко не очевидна.

Массированное кредитование банков со стороны Банка России способно, помимо роста инвестиций и конечного спроса, обеспечить перекредитовку перегруженных иностранными заимствованиями компаний. Это будет иметь следствием сокращение валютных резервов и ослабление рубля, которое в кризисных условиях также выглядит позитивным фактором (поскольку подталкивает собственное производство и ограничивает импорт).

Подводя итог, можно вспомнить, что кризис 2008–2009 годов сказался на России наихудшим из стран «двадцатки» образом (в 2009 году спад ВВП составил 7,8%); но при этом Россия отличилась самыми высокими (и повышавшимися) процентными ставками и самой большой долей прямого финансирования отдельных компаний и банков в общем объеме антикризисного пакета. Сегодня пришла пора выучить уроки прошлого кризиса и ответить на нынешний (пусть он порожден и не глобальными финансовыми пертурбациями, а во многом действиями российских властей) более традиционными мерами, чем те, которые сейчас лоббируют «генералы» государственного бизнеса — от «Роснефти» до РЖД, от ВТБ до Россельхозбанка.