Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Утрата восточных областей — шанс для Украины
Лента новостей 14:55 МСК
В Каире после взрыва у коптского собора погибли 22 человека Общество, 13:44 В Самарской области неизвестные напали на дом начальника полиции Общество, 13:00 Путин выразил соболезнования Эрдогану в связи с терактом в Стамбуле Политика, 12:29 В Нигерии при обрушении крыши церкви погибли не менее 160 человек Общество, 12:13 Число жертв теракта в Стамбуле увеличилось до 38 человек Общество, 12:02 СК возбудил уголовное дело после пожара в Нижнекамске Общество, 11:36 После приватизации Glencore заложит около 5% «Роснефти» Экономика, 11:09 Минобороны сообщило об уничтожении в Пальмире 300 боевиков ИГИЛ Политика, 10:55 В результате взрыва в Сомали погибли 29 человек Общество, 10:30 Число жертв пожара в Нижнекамске увеличилось до пяти Общество, 09:45 Республиканцы получили еще одно место в сенате США Политика, 09:34 СМИ сообщили о гибели трех человек при пожаре в цехе в Нижнекамске Общество, 09:21 В Турции объявили национальный траур после теракта в Стамбуле Общество, 08:49 Юнкер раскритиковал приостановку переговоров о вступлении Турции в ЕС Политика, 08:24 СМИ узнали о недовольстве США из-за встречи Путина и Абэ Политика, 08:09 СМИ узнали о роли российских ВКС и ВВС Сирии в обороне Пальмиры Политика, 06:55 Мэра Лондона попросили на время сделать общественный транспорт бесплатным Общество, 06:25 Макфол предложил считать журналистов RT и Sputnik иностранными агентами Политика, 06:00 Боб Дилан сравнил присуждение Нобелевской премии с полетом на Луну Общество, 05:35 Глава ExxonMobil посчитал за честь стать госсекретарем при Трампе Политика, 05:23 Взрывы у стадиона Vodafone Arena в Стамбуле. Фоторепортаж Фотогалерея, 05:02 Власти Турции заявили о гибели 27 полицейских при теракте в Стамбуле Политика, 04:40 Не менее десяти человек погибли при обрушении церкви в Нигерии Общество, 03:43 В Ярославле боец Росгвардии покончил с собой Общество, 02:55 Михалков объяснил свои претензии к Ельцин-центру Общество, 02:20 Трамп назвал связи с Россией преимуществом кандидата в главы Госдепа Политика, 02:12 Момент взрыва в Стамбуле засняли на видео Общество, 01:42
Газета № 082 (1857) (1205) //1263 12 мая 2014, 00:25
Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества
Утрата восточных областей — шанс для Украины
Фото: Из личного архива

Прошедший вчера «референдум», организованный сепаратистами восточных областей Украины, принес ожидаемый результат — результат, который Россия и сторонники украинского «федерализма» могут счесть ударом по украинским властям, но который (в случае наличия в Киеве и в Европе в целом достаточной политической смелости) принесет куда больше проблем России, чем Украине.

На мой взгляд, высокий процент выступивших за фактическое обособление от Украины Луганской и Донецкой областей открыл перед действующим украинским правительством небывалый шанс на... создание в полной мере процветающей европейской Украины.

Учитывая, что и.о. президента Александр Турчинов не претендует на избрание главой государства на предстоящих выборах, а в Верховной раде доминируют проевропейские силы, ничто сейчас не мешает Украине осуществить радикальный политический маневр. Суть его заключается в том, чтобы признать результаты референдума и объявить суверенитет Украины над Крымом и восточными областями страны утраченным. Установить границу между Украиной и новообразованными «народными республиками», временно запретив въезд граждан из этих регионов на Украину. Прекратить взимание там налогов и выплату пенсий, пособий и дотаций, эвакуировать те подразделения вооруженных сил и силовых структур, которые сохраняют верность Киеву. Внести поправки в ст. 133 Конституции Украины относительно количества входящих в нее субъектов и признать ст. 134—139 утратившими силу. Прекратить полномочия народных депутатов Украины от отделившихся восточных регионов.

Радикальный, но разумный

Последствия этого шага, выглядящего на первый взгляд безумным, окажутся очень существенными.

Во-первых, проблема «многонационального характера» страны исчезнет сама собой: доля русского населения сократится с 17,4% на начало 2014 года до менее чем 11,5%, «стремление к России» и «регионализация» снимутся с повестки дня.

Во-вторых, с уходом Луганска и Донецка объем средств, перечисляемых Киевом из республиканских бюджетов на дотирование этих регионов, сократится на 45%. Будут также высвобождены более 2,3 млрд долл. дотаций угольной отрасли, а объем потребляемого страной газа сократится на 9,8 млрд куб. м в год, или почти на 20%.

В-третьих, Украина станет намного более «проевропейской» страной — как ввиду большей национально-культурной монолитности, так и в связи с очевидной связкой в общественном мнении отделения восточных регионов с влиянием России на этот процесс. С населением в 37,8 млн человек Украина окажется седьмой по численности жителей страной Европы, чуть менее населенной, чем Польша, — и потому рассуждения европейцев как о ее размерах, так и о ее разделенности и потенциальной конфликтности окажутся лишенными основания.

России — головная боль

Россия же получит не только Крым, который будет обходиться ей в миллиарды долларов ежегодно, но и «новое Приднестровье» с населением в 6,6 млн и полностью неконкурентоспособной экономикой.

Уголь Донбасса не нужен России. В 1985 году в Донецкой области добывалось более 65 млн т угля, в прошлом году добыто 37 млн т. Но при этом в Ростовской области за то же время произошло падение добычи с 31 млн до 5 млн т. Это значит, что в условиях российской экономики уголь в таких объемах не нужен, две трети донецких и луганских шахт будут «в России» закрыты, а сотни тысяч человек окажутся без работы.

Вряд ли московские олигархи обрадуются конкуренции со стороны мариупольских металлургических и вагоностроительных заводов. Им будет гораздо труднее сбывать свою продукцию. А будучи российскими экспортерами, выходить на внешние рынки им будет очень непросто из-за санкций.

Поэтому можно быть уверенным в том, что бывший восток Украины станет для России колоссальной головной болью и огромной «черной дырой», которая, по моим подсчетам, будет требовать не менее 20 млрд долл. в год — безотносительно к тому, станет ли он частью России или удовлетворится статусом Южной Осетии и Абхазии.

В этих местах будут похоронены и российская имперская идея, и российский евразийский проект, так как ни Белоруссия, ни Казахстан не смогут далее упрочивать интеграцию с Москвой при открытой ее экспансии на «русскоязычные» территории. Путинский Drang nach Westen захлебнется.

Смелей, Европа!

Следующий шаг, однако, представляется самым важным и будет зависеть не только от нового украинского руководства, но и от его западных партнеров.

После того как Украина получит нового президента на выборах 25 мая, которые следует провести без участия бывших восточных областей, и после проведения досрочных выборов в Верховную раду, которые новый глава государства сможет объявить немедленно ввиду происшедших в стране из-за отделения Крыма и восточных областей перемен, Киеву следует попросить у Европейского союза статуса кандидата на вступление в ЕС, а у руководства НАТО — принятия в альянс.

Более того, мне кажется, что руководство Европейского союза должно не только предоставить Украине статус страны-кандидата, но в самый короткий срок (желательно до конца 2014 года) утвердить «дорожную карту» присоединения к ЕС и объявить дату принятия Украины в Европейский союз в качестве полноправного члена.

Скептики скажут — этого никогда не случится: у ЕС много проблем и мало денег, ему нужно спасать средиземноморские страны и поддерживать уже принятые государства Восточной Европы, кроме того, европейцам не хочется портить отношения с Россией, радикально приближаясь к ее границам. Однако при ближайшем рассмотрении ситуация выглядит иначе.

Главная проблема для современной Украины — это, несомненно, финансы. Страна имеет торговый дефицит в 8,5 млрд долл. по итогам 2013 года. Объем государственного долга превышает 73 млрд долл. При этом годы олигархического правления и воровского режима не прошли бесследно: инвестиции в развитие инфраструктуры и реального сектора были минимальными, система социального обеспечения находится в катастрофическом состоянии.

Запад и международные финансовые институты готовы дать Украине до 30 млрд долл., но большая часть суммы уйдет на покрытие долгов и оплату российского газа — при этом условием ее получения станут новые «либеральные» реформы в духе МВФ, которых страна просто не выдержит. Поэтому я убежден, что залогом спасения Украины может стать только приток частных инвестиций из-за границы. Причем я даже могу сказать, из‑за какой.

Инвестиции с востока

В марте 1998 года ЕС начал официальные переговоры с Польшей о приеме ее в члены Союза. Страна присоединилась к Европейскому союзу 1 января 2004 года. За прошедшее между этими событиями время приток прямых иностранных инвестиций в Польшу составил 52 млрд долл. В случае если ЕС объявит о принятии Украины, этот поток окажется еще большим, и придет он... с востока.

Сегодня российские бизнесмены массово выводят капиталы из страны, опасаясь диктата силовиков, беспредела властей, рецессии, а теперь еще и санкций. Только за первый квартал этого года из России ушло 55 млрд долл., и процесс продолжается.

Но в Европе или Америке оте­чественные предприниматели смогут жить лишь как рантье: скажется неумение работать по-западному, не говоря уже о конкуренции и налогах. Если станет ясно, что Украина скоро будет Европой, то нет сомнения в том, что как минимум четверть уходящего из России капитала «припаркуется» там.

Почему бы и нет? Активы весьма дешевы, законодательство либерально, границы с ЕС открыты, защита собственности гарантирована в будущем Брюсселем — и при этом в стране говорят на вашем языке, а бизнес-традиции пока сродни российским.

Купить дешевые предприятия, продолжить активный бизнес — и автоматически получить в будущем европейскую компанию и стать гражданином ЕС: что может быть лучше? В итоге российские бюджетные деньги будут закапываться в шахты Донбасса и закатываться в дороги Крыма, а частные — работать на развитие когда-то управлявшей этими областями страны.

Крым и Донбасс потеряны для Украины — это сегодня стоит признать как данность. Но неудачно проведенное сражение — еще не проигранная война. Брестский мир, заключенный большевиками в 1918 году, казался катастрофическим с точки зрения масштабов потерянных территорий — но через три года Красная армия уже подходила к Варшаве. Может быть, Путин сегодня и мнит себя Наполеоном — но в силах украинцев и европейцев превратить его крымский триумф в новое Бородино, а Украину — в нормальное европейское государство. Для этого нужно немного: прекратить рассказывать сказки о «европейскости» украинцев и признать эту европейскость на деле, сделав Украину 30-м членом ЕС не позже чем через десять лет.