Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
«Государство должно создать понятный механизм стимулирования и применения инноваций»
Лента новостей 0:07 МСК
Омбудсмен рассказала о планах посетить задержанных в Крыму военных Общество, Вчера, 23:41 Франция отказалась выдать России экс-главу БТА Банка Политика, Вчера, 23:14 Генассамблея ООН приняла резолюцию о прекращении боевых действий в Сирии Политика, Вчера, 22:35 Allseas займется прокладкой труб «Северного потока-2» Бизнес, Вчера, 22:13 Мутко прокомментировал обвинения комиссии WADA Общество, Вчера, 21:48 Владелец «Ливерпуля» купил яхту совладельца Внешпромбанка Бизнес, Вчера, 21:46 Какие угрозы для карьеры Мутко несет доклад Макларена Общество, Вчера, 21:45 Сбербанк предложил инвесторам защиту от девальвации рубля Финансы, Вчера, 21:13 МОК проверит допинг-пробы российских спортсменов с Олимпиады в Лондоне Политика, Вчера, 21:13 Власти в Ленинградской области назвали «плановыми» учения с «шахидами» Общество, Вчера, 20:46 Какие последствия ждут Южную Корею после импичмента президента Политика, Вчера, 20:32 Новак предупредил о рисках в поставках газа в ЕС из-за украинского штрафа Экономика, Вчера, 20:29 «МегаФон» повысит цены на связь в роуминге Технологии и медиа, Вчера, 20:04 «Магнит» снизил сумму дивидендов за девять месяцев Бизнес, Вчера, 19:53 Захарова опровергла сообщения об оскорблении оператора Reuters Лавровым Политика, Вчера, 19:46 В Кремле отказались признать невыгодной сделку по приватизации «Роснефти» Бизнес, Вчера, 19:43 «Эльдорадо» после смены владельца объединится с «Техносилой» Бизнес, Вчера, 19:34 Кремль прокомментировал заявления советника Трампа по Крыму Политика, Вчера, 19:30 Биржевой курс евро упал ниже 66 руб. впервые с июля 2015 года Финансы, Вчера, 19:25 Минтранс пообещал выполнить поручение Путина сбалансировать «Платон» Политика, Вчера, 19:10 В Роттердаме у мужчины изъяли заряженный автомат Калашникова Политика, Вчера, 19:02 СКР начал проверку учений с «шахидами» в колледже в Ленинградской области Общество, Вчера, 18:56 Экс-премьер Украины прокомментировал сообщения о квартире с «сокровищами» Политика, Вчера, 18:43 Замглавы управления собственной безопасности МВД подал в отставку Политика, Вчера, 18:30 В США большая зарплата начальника стала основанием для повышения налога Экономика, Вчера, 18:30 Правительство согласовало приватизацию «Совкомфлота», НМТП и ВТБ Бизнес, Вчера, 18:14 Кремль ответил на слова о «заговоре» Минспорта в докладе WADA о допинге Политика, Вчера, 18:09
Газета № 220 (1753) (2711) 27 ноя 2013, 00:04
РБК daily
«Государство должно создать понятный механизм стимулирования и применения инноваций»
Управляющий партнер Global TechInnovations Михаил Цыганков — о экосистеме инноваций в России
Фото: РБК

Российский венчурный рынок в последние годы стремительно растет. Согласно отчету Российской ассоциации венчурного инвестирования, за первое полугодие 2013 года в России появилось 25 новых фондов прямых и венчурных инвестиций. Доля частных венчурных фондов достигла 60% от общего числа, и многие из них ориентированы на поддержку компаний на ранних стадиях. О главных достижениях российского венчурного рынка в последние годы и о том, каких ошибок не удалось избежать государству в построении экосистемы инноваций в России, корреспонденту РБК daily ЕЛЕНЕ КРАУЗОВОЙ рассказал управляющий партнер компании Global TechInnovations МИХАИЛ ЦЫГАНКОВ.

— Удалось ли в России по­строить «инновационный лифт», о котором так много говорят в последнее время?

— «Инновационный лифт» в форме понятных и удобных механизмов снижения рисков и упрощения поступательного развития еще не оформился, потому что каждая из сторон видит его по-своему. Например, в представлении государства госкомпании или компании с государственным участием должны быть конечной точкой потребления инноваций. Государство пытается классическим образом зачать эти инновации в отраслевых научно-исследовательских институтах, а потом каким-то образом «принудить к инновациям» госкомпании, профинансировать НИОКР, создать прототипы, после чего их купить. Для этого даже разрабатывается законодательство, призванное поспособствовать процессам естественным путем. Так как в госкомпаниях практически нет культуры инновационного предприниматель­ства, выращивания и покупки инноваций от состояния идеи до ее воплощения в продукте, говорить об эффективности такого подхода пока сложно.

— Что нужно доработать в конструкции «лифта»?

— Государство должно создать понятный механизм стимулирования, создания и применения инноваций. Например, через налоговые льготы и вычеты, которые позволят существенно сэкономить тем, кто реально вкладывается в перспективные разработки и внедряет новые технологии.

— Насколько «умными» являются сегодня деньги, доступные российским инновационным компаниям и технологическим предпринимателям?

— Понятие «умные деньги» повторяют последние годы слишком часто, оно уже избито и начинает понемногу терять исходный смысл. Деньги, инвестиции — это кровь в жилах бизнеса, без них мало что можно сделать. На российском рынке они есть и доступны инновационным компаниям и предпринимателям, а вот с экспертизой, которая превратит инвестиционный рубль в «умный», у нас не все хорошо. Слишком мало серийных предпринимателей в стране, еще меньше тех из них, кто занимается инвестициями, и еще меньше тех, кто инвестирует и активно «нянчится» со своими подопечными. Постепенно разворачивающееся менторское движение может на короткое время снять болевой синдром от нехватки «мозгов», но без разумно проработанной системы долгосрочной мотивации менторов этот процесс рискует вскоре задохнуться без притока новых активных и опытных участников.

Отмечу также системную проблему, связанную с тем, что объем средств, доступных для инвестирования в проекты самых ранних стадий, на «предпосевном» и «посевном» рынке, необходимо увеличить.

Практически каждому инновационному бизнесу требуются инвестиции на старте. Традиционные венчурные фонды не готовы работать на ранней стадии по нескольким причинам — очень высокие риски, большое число мелких сделок в портфеле, которые практически невозможно качественно отследить без большого штата сотрудников. С другой стороны, венчурному капиталу как воздух нужен поток хороших проектов, развившихся из ранней «посевной» стадии.

Только ангелы, небольшие «посевные» фонды и акселераторы могут восполнить нехватку стартового капитала и бизнес-компетенций среди подающих надежды ранних проектов. Ангельские инвестиции требуют не только высокой толерантности к риску, с одной стороны, но также и активного участия инвестора в жизни своих «подопечных». Зачастую опыт и компетентность «посевного» инвестора играют гораздо более важную роль в успехе проекта, чем стартовый капитал в форме денежных знаков.

Экосистема ангельского и «посевного» финансирования технологических проектов пока только формируется в России. Радует, что государственные организации включились в этот процесс: в Москве создан Центр инновационного развития, второй год активно работает Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия Москвы и Предпосевной фонд Санкт-Петербурга. Российская венчурная компания поддерживает целое созвездие образовательных, менторских и акселерационных программ.

— Что нужно делать сейчас государству: наращивать объем капитала, поступающего на рынок инноваций, или акцентировать внимание на развитии технологической, управленческой, рыночной экспертизы?

— Прежде всего работать в партнерстве с частным капиталом, предпринимателями, чтобы целевым образом инвестировать в инфраструктуру, работающую на достижение KPI развития инновационной инфраструктуры. Нужно развивать сети бизнес-ангелов, платформы краудфандинга, инкубаторы, акселераторы и, возможно, фонды с «предпосевными» и «посевными» инвестиционными мандатами.

— В последние годы в венчур приходят новые игроки, которые раньше были далеки от инвестиций в хай-тек. Это уже стало трендом?

— Да, оживление в корпоративном венчуре действительно наблюдается. Ошибки — нормальный процесс, через который проходят все. И на них нужно учиться — желательно на чужих ошибках. Поэтому новые игроки должны быть сами заинтересованы, чтобы активнее включаться в инвестиционное сообщество, знакомиться и сотрудничать с профессионалами и экспертами рынка, собирать качественную опытную команду.

— Насколько сильно сейчас ощущается перекос российских инноваций в сторону IT? Что изменилось за последние несколько лет?

— Инвестиции в области, связанные с IТ, составляют порядка 75% от общего объема венчурных сделок. Есть госфонды, инвестирующие за пределами IТ. Государству необходимо накачивать деньгами наукоемкие отрасли — без этого не обойтись.

Существует ряд инфраструктурных проектов, нацеленных на развитие эффективной экосистемы инноваций вне IT. Например, одна из недавних инициатив Russian Startup Rating, который играет важную роль в формировании устойчивой системы, — привлечение внимания инвесторов к проектам не только в IT-секторе, но и биомед, life sciences, промышленные технологии и т.д.

— В высокотехнологичных отраслях для инвестора важен высокий уровень развития «рынка покупателя» портфельных компаний. В каком состоянии он в России?

— Рынок «выходов» для технологических проектов у нас попросту еще не сформировался. Определенные надежды можно связывать с корпоративным сектором — развитие через механизм «открытых инноваций», надеюсь, в ближайшие годы перестанет быть пустым звуком, а станет рабочим инструментом конкуренции. Также я бы не стал списывать со счетов возможности публичного размещения на площадках компаний малой капитализации типа РИИ ММВБ.

— Каков уровень качества проектов в таких российских отраслях, как промтех, биотех, новые материалы и т.д.? Есть точка зрения, что IT-сектор стал активно расти раньше, и сейчас стартапы в этой сфере уже повысили уровень грамотности, они говорят с инвестором на одном языке. Так ли это и что в других отраслях?

— В IT-секторе стали выше компетенции по презентации — факт. И проектов больше, и говорить они стали лучше, и это хорошо. Количество дает возможность проявляться и качеству, а для фондов появляется выбор, во что вкладывать. В других отраслях меньше проектов, соответственно, меньше компетенций и уже возможности выбора. Людям не на кого равняться, нет сложившихся моделей поведения, не всегда то, что работает в IТ, в других отраслях является хорошим примером. Нужно продвигать идею предпринимательства вообще и давать необходимый теоретический и практический минимум через вузы — выпускники должны хотеть стать предпринимателями в той сфере, в которой учились и у них есть компетенции.