Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Классовая борьба Игоря Артемьева
Лента новостей 18:31 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  18:00   USD НАЛ. Покупка 57,99 Продажа 58,07 EUR НАЛ. 61,00 61,10 Госдума одобрила перевод бюджетников на карты «Мир» Финансы, 17:56 Чайка отправил в Совет Федерации обращение об увольнении замгенпрокурора Политика, 17:52 «Роснефть» поручилась на $11 млрд за неназванных контрагентов Бизнес, 17:42 В Турции женщинам-офицерам разрешили носить хиджабы Общество, 17:42 Спикер Госдумы и его заместители перевели зарплаты на карту «Мир» Финансы, 17:42 Леонид Михельсон пообещал акционерам НОВАТЭКа рост дивидендов Бизнес, 17:37 В Петербурге встречи депутатов с избирателями приравняли к митингам Политика, 17:23 Экс-глава «РИА Новости» покинула пост старшего вице-президента Сбербанка Финансы, 17:18 Контракт президента МТС продлили до 2020 года Технологии и медиа, 17:06 Обесценение активов в Ираке принесло «Газпром нефти» 14 млрд руб. убытка Бизнес, 17:02 Курс евро на завтра  17:01 EUR ЦБ 60.4535 -0.7555 Курс доллара на завтра  17:01 USD ЦБ 57.4762 -0.3828 Полиция допросила подчиненных Ле Пен по делу о финансовых махинациях Политика, 16:59 Президент Южной Осетии предложил назвать улицу в Цхинвали именем Чуркина Политика, 16:53 МЧС предупредило москвичей о сильной гололедице 23 февраля Общество, 16:49 Захарченко заявил о росте спроса на паспорта ДНР в «десятки раз» Политика, 16:45 В Кремле рассказали о турне Путина в Центральную Азию Политика, 16:30 Генпрокуратура возобновила проверку по заявлению Дадина о пытках в ИК-7 Политика, 16:13 Роскомнадзор включил первые новостные агрегаторы в свой реестр Технологии и медиа, 16:11 Шойгу заявил о размещении дивизии на Курилах в 2017 году Политика, 16:11 Кремль сообщил об отсутствии переговоров по встрече Путина и Трампа Политика, 16:01 Путин подписал закон о штрафах за отказ блокировать запрещенные сайты Технологии и медиа, 15:49 Мир своими силами: как страны Ближнего Востока учатся вести переговоры Василий Кузнецов Руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Мнение, 15:44 Шойгу рассказал о российских войсках информационных операций Политика, 15:41 «СТС Медиа» получит права на «Мир Дикого Запада» и другие сериалы HBO Технологии и медиа, 15:34 Парламент Ингушетии одобрил закон о запрете оправдания Сталина Политика, 15:32 Шойгу предложил отказаться от «бесконечной милитаризации» России Общество, 15:32
Газета № 115 (1648) (0207) 2 июл 2013, 00:05
Дмитрий Иванов, Максим Одинцов
Классовая борьба Игоря Артемьева
ФАС предлагает разрешить коллективные иски против монополистов
Фото: РБК

Руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев приступил к разработке реформы, которая может кардинально изменить правила игры на по­требрынке в ближайшие три года. Он предлагает ввести в судебную прак­тику так называемые классовые (или коллективные) иски, давно применяемые в США. Их подают адвокаты, предпринимательские объединения и потребительские общества при массовых нарушениях. В случае про­игрыша монополист заплатит штраф, втрое превышающий размер убытков пострадавших. Крупные компании уже бьют тревогу.

ФАС приступила к «внутреннему концептуальному обсуждению», как встроить в российское законодательство механизмы классовых исков, рассказал РБК daily начальник правового управления ведомства Сергей Пузыревский. Осенью этого года служба направит свои предложения в виде законопроекта в профильные министерства, после чего он поступит в Госдуму. Разработать соответствующую правовую базу поручил Влади­мир Путин в рамках «дорожной карты» «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики».

Система, которую предлагает ввести ФАС, уже более 60 лет действует в США. Она базируется на институте классовых исков к монополиям, крупным производителям, торговым сетям и другим участникам потреб­рынка. Эта модель основана на трех принципах. Во-первых, пострадавшее лицо автоматически становится истцом по классовому иску, если письменно не откажется от исковых требований. Во-вторых, с нарушителя в пользу истцов взыскивается сумма, в разы превышающая их убытки (в США законом Клейтона установлен трехкратный размер компенсации). В-третьих, адвокаты и потребительские общества, предъявляющие такие иски, получают так называемый гонорар успеха — процент от суммы взысканных убытков (в США это, как правило, 30—40%). В случае проигрыша судебные расходы ответчика не возмещаются. Поэтому крупные корпорации под угрозой гигантских штрафов и многомиллионных расходов на адвокатов часто предпочитают идти на мировые соглашения.

В России каждый пострадавший на основании постановления ФАС тоже может взыскать с нарушителя антимонопольного законодательства убытки. Но такой механизм плохо дисциплинирует провинившихся, полагают в ведомстве Игоря Артемьева. Ведомство физически не может уследить за всеми нарушениями, для этого ему пришлось бы кратно увеличить штат и превратиться в «антимонопольную полицию». К тому же из-за относительно небольших сумм возмещения и высоких расходов на адвокатов потерпевшим зачастую невыгодно судиться. «В России бремя доказывания нарушения антимонопольного законодательства лежит на пострадавшем лице, — рассказывает партнер адвокат­ского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Анна Нумерова. — Ему необходимо собрать доказательственную базу, разработать правовую стратегию доказывания, представить документацию, подтверждающую факт возникновения убытков, а также провести их точный расчет». Услуги юристов, знакомых с антимонопольной спецификой, стоят недешево, добавляет она.

В Европе и США давно поняли, что простые граждане и малый бизнес не способны противостоять глобальным корпорациям, которые чаще других становятся объектами антимонопольных расследований. Поэтому на Западе борьбу с монополиями ведут потребительские объединения и юрфирмы. Подача классовых исков по антимонопольным делам стала там целым направлением юридической практики.

Следуя логике инициатив ФАС, основным наказанием для нарушителя антимонопольного законодательства теперь станет не административное наказание в виде оборотного штрафа, а взыскание совокупных убытков в кратном размере. К преследованию и поиску нарушителей присоединятся юристы, которые будут готовить необходимые для подачи группового иска материалы, а также выискивать нарушителей и фиксировать нарушения.

Внедрение американской системы классовых исков сопряжено с определенными трудностями, предупреждает Анна Нумерова: «Возникнет множество проблем при расчете размера убытков, так как единый подход к этому вопросу в российском законодатель­стве еще не сложился». «Даже если перечень убытков будет определен, необходимо будет доказать, во-первых, причинно-след­ственную связь между нарушением законодательства и убытками и, во-вторых, что они не возникли бы при отсутствии нарушения», — отмечает эксперт.

Крупные компании забили тревогу. Возможность взыскания убытков в трехкратном размере создает ложные стимулы и мотивирует граждан предъявлять совершенно необоснованные иски, указывает в письме коллегам руководитель юридической службы «Газпром нефти» (копия письма есть в распоряжении РБК daily). По мнению оппонентов идеи ФАС, неоправданно и введение «гонорара успеха» для юристов: такой подход будет стимулировать их подавать иски ради выгоды для себя, а не ради защиты пострадавших.

Те же аргументы критики приводят и в США уже не первый десяток лет. Называются и другие доводы. Крупные корпорации, опасаясь значительных взысканий, заключают мировые соглашения даже по спекулятивным и необоснованным искам на миллионы долларов. Эти издержки закладываются в цену их товаров и услуг, то есть за риски системы в итоге платят потребители.

Источник РБК daily в Ассоциации российских банков сомневается, что инициатива ФАС окажет позитивное влияние на конкуренцию в стране. Наоборот, введение кабальных компенсаций повысит риск ведения бизнеса и приведет к уходу иностранных инвесторов и крупных компаний, обеспечивающих накал конкурентной среды, убежден он. К тому же стоит присмотреться к опыту европейских стран, которые не стали перенимать американскую модель, а разработали собственную.

Но многие эксперты поддер­живают идею Игоря Артемьева. По словам директора департамента налоговой политики УК «Росводоканал» Льва Зинченко, введение классовых исков в пользу неопределенной группы лиц — это прогрессивный правовой инструмент. Сейчас нарушители антимонопольного законодательства понимают, что граждане вряд ли обратятся в суд ввиду малой суммы компенсации и сложности процедур. Если же подавать иск смогут специализированный уполномоченный орган, например та же ФАС, или общество защиты прав потребителей, это бы приструнило нерадивые компании.

Перед внесением поправок в Госдуму ФАС проведет консультации с заинтересованными представителями предпринимательского и экспертного сообществ, а также с объединениями, отстаивающими интересы по­требителей. Поэтому крайностей в итоговом документе удастся избежать, полагает Сергей Пузыревский. Главный юрист ФАС обращает внимание, что нововведения касаются не только потребителей: предъявить классовый иск сможет и предпринимательское объединение, если сочтет, что какой-нибудь монополист нарушает интересы бизнеса.