Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Экономика «снизу»
Лента новостей 23:03 МСК
В Латвии сотрудника железной дороги обвинили в шпионаже в пользу России Политика, 22:13 СМИ узнали о версии об «иллюзорном состоянии» пилота при крушении Ту-154 Общество, 22:11 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 57,20 Продажа 57,25 EUR НАЛ. 61,85 61,80 В Казани в районе порохового завода произошел пожар Общество, 21:22 На Навального попытались напасть возле его штаба в Волгограде Политика, 21:13 Хорватия решила спасти свою экономику от краха должника Сбербанка Экономика, 20:59 В Подмосковье обстреляли съемочную группу телеканала «Авто 24» Общество, 20:54 Погибших в Чечне бойцов Росгвардии наградят посмертно Общество, 20:48 Бывший глава «Вымпелкома» обратился к редакции «Ведомостей» Технологии и медиа, 20:45 США ввели санкции против 30 лиц и компаний за поддержку Ирана Политика, 20:44 Проект стадиона в Самаре упростят в попытке успеть к ЧМ по футболу Бизнес, 20:43 В Нью-Йорке сошел с рельсов пассажирский поезд Общество, 19:46 На Украине потушили пожар на крупнейшем военном складе Общество, 19:18 Росгвардия ответила на заявление ИГИЛ об ответственности за атаку в Чечне Политика, 19:16 «Додо Пицца» подала иск к Delivery Club из-за контекстной рекламы Бизнес, 19:09 В Нацгвардии назвали причину увольнения убийцы Вороненкова из войск Политика, 18:59 Дума одобрила штраф за ввоз в Россию свыше пяти литров крепкого алкоголя Экономика, 18:54 AliExpress запустила в России видеотрансляции с рекламой товаров Технологии и медиа, 18:49 Власти 24 городов согласовали площадки для митингов Навального Политика, 18:44 ЦБ впервые отреагировал на расследование о «молдавской прачечной» Финансы, 18:33 Навального повторно предупредили о незаконности акции на Тверской Политика, 18:26 Рогозин призвал торгпредства России быть «толкачами» продукции на рынки Политика, 18:23 Ретейлеры назвали даты начала продажи красных iPhone 7 в России Технологии и медиа, 18:15 Весна для диктатора: Хосни Мубарак вышел на свободу Фотогалерея, 17:54 ИГИЛ взяла на себя ответственность за нападение на Росгвардию в Чечне Политика, 17:49 Ле Пен исключила связь своего визита в Россию с выборами во Франции Политика, 17:44 Производители холодильников предупредили о возможном росте цен Бизнес, 17:26 Выставку оружия Russia Arms Expo перенесут из Нижнего Тагила под Москву Политика, 17:25
Газета № 088 (1621) (2305) 23 мая 2013, 00:05
Борис Титов, омбудсмен по правам предпринимателей. Александр Галушка, сопредседатель «Деловой России»
Экономика «снизу»
До этого было «опасно» и «неудобно» делать бизнес в России, теперь стало еще и «невыгодно»
Фото: ИТАР-ТАСС

Владимир Путин во время своей «Прямой линии» с народом сказал, что у нас в экономике борются две школы: те, кто за жесткую финансовую политику «затягивания поясов», и те, кто считает, что надо смягчать денежно-кредитную политику и стимулировать экономику рублевыми вливаниями. Да, дискуссия в разгаре, при этом мы видим, что и те и другие, и чиновники, и эксперты, представляют взгляд на экономику «сверху», который часто исходит из воззрений, может быть, и правильных, но теоретических, при этом очень часто далеких от реальной жизни.

Но существует еще один взгляд — взгляд на экономическую политику «снизу», от тех, кто с ней, этой политикой, сталкивается каждый день в реальной практической жизни. Это взгляд бизнеса — главного действующего лица рыночной экономики.

А нас, к сожалению, часто не слышат, и выводы наши весьма неутешительны. Мы видим, что ситуация в экономике балансирует у критической черты: деловая активность отрицательная и по вполне понятным причинам — с 2008 года резко, в разы, выросли издержки: цены на газ, электроэнергию, проценты по кредитам, стоимость рабочей силы, налоговая нагрузка, по которой мы на 156‑м месте в мире, — и это на фоне по-прежнему высокой коррупционной и административной нагрузки, низкого развития инфраструктуры.

Но все было бы ничего, если бы, как раньше, до 2008 года все наши риски и издержки компенсировались бы главным драйвером роста российской экономики — его величеством — растущим внутренним спросом, который у нас зиждется на распределении доходов от сырьевого экспорта, возрастающей покупательной способности населения.

Но, к сожалению, сегодня все изменилось: нефть стагнирует, покупательная способность населения не растет, спрос на внутреннем рынке начинает сокращаться, основной драйвер роста перестает работать. При этом негативные факторы и риски все те же, если не выше.

Тарифы уже выше, чем в США, уж не говоря о Китае, процентные ставки опять бьют рекорды, налоговая нагрузка — чего стоило для нас поднятие до 30% страховых платежей, которое загнало больше четверти зарплат обратно в конверты. Или вот еще — возрастающая конкуренция с Белоруссией и Казахстаном в результате вступления в Единое экономическое пространство, или ВТО, которое поставило под удар одну из самых динамично развивавшихся отраслей российской экономики — свиноводство, а заодно не менее динамичное птицеводство, а чего стоили последние решения по ИП и малому бизнесу, в общем, как говорят англичане: «You name it» (называйте еще).

В результате — до этого было «опасно» и «неудобно» делать бизнес в России, теперь стало еще и «невыгодно».

А экономические власти под поддерживающие призывы экономистов монетаристской школы с неослабевающим упорством пытаются нас убеждать, что главное — это макроэкономические показатели, важнейшая задача государства — таргетировать инфляцию, удерживать курс рубля и ни в коем случае ни шагу назад ни в налогах, ни в тарифах, ни в системе рефинансирования банков — то есть в процентах по кредитам.

Родоначальник этой политики — Алексей Леонидович Кудрин, совершенно очевидно, не зря получил аж две международные премии как лучший финансист мира и действительно заслуженно любим президентом — он реально сделал очень много для восстановления финансов России после развала 1990-х.

Он жесткой рукой навел порядок, наладил бюджетную дисциплину, обложив экспортной пошлиной нефтяников, провел очень эффективную для своего времени налоговую реформу. Но его политика — это политика отлаженного «казначейства», цель — сохранить богатства, поэтому — «стабильность» макроэкономических показателей, профицит бюджета и резервы на черный день. И по примеру своих монетаристских учителей — борьба с инфляцией на вершине экономической политики, конечно, ведь чтобы богатства сохранялись — рубль должен быть высоким.

Но такая политика работает при одном немаловажном условии — она успешна, только тогда когда есть постоянный, вернее, увеличивающийся источник пополнения бюджета. В нашем случае он у него был — доходы от экспорта нефти и газа. Кстати, поэтому приоритет у нас всегда был за энергетическим лобби — и в финансировании инвестиционных программ, и в установлении тарифов на внутреннем рынке, и практически во всем другом. И почти всегда за счет другого сектора — промышленных потребителей, — который по всем статьям в течение всего этого времени зажимали и отжимали. Наконец зажали до такой степени, что экономика перестала расти.

Сегодня ситуация другая — выжить в старой парадигме невозможно. Нефть уже не та, да и расходы увеличиваются — один чемпионат мира по футболу чего стоит.

ГЛАВНОЕ НЕ ДЕНЬГИ, А УСЛОВИЯ

Таргетированием инфляции ситуацию не удержишь, нужны новые источники пополнения бюджета — где их искать? В нас — в перерабатывающем секторе российской экономики.

Необходимо таргетировать не инфляцию, а экономический рост. Успех финансовой, налоговой, тарифной и денежно-кредитной политики должен измеряться не низкими процентами инфляции (хотя распускать ее тоже не следует), а показателями экономического роста.

Мы предлагаем таргетировать даже не рост экономики, а рост высокопроизводительной занятости. Для того чтобы добиться задачи в 25 млн рабочих мест с выручкой 3 млн руб. с каждого, нам придется изменить парадигму развития, отдать приоритет не производителям, а потребителям энергоресурсов и создать новую современную диверсифицированную экономику России.

Занятость высокопроизводительная — значит хорошо оплачиваемая, а это значит и социальное благополучие.

Конечно, для роста нужны инвестиции в развитие новых и модернизацию старых производств — одно место стоит не менее 100 тыс. долл. инвестиций.

Основная часть, если создать правильные условия, придет с рынка от бизнеса. Не нужны нам масштабные вливания со стороны государства, о чем всех пугают приверженцы затягивания поясов — от государства нам нужны не деньги, а условия: лишь бы не обдирали наш бизнес как липку, а сделали так, чтобы было и безопасно, и удобно, и выгодно производить.

Государственные инвестиции нужны по существу только в инфраструктуру, и то на условиях частно-государственного партнерства — стыдно ведь с такими дорогами в XXI веке.

Подвижки на этом пути уже начались. Стало чуть безопасней вести бизнес в России: силовые рейдеры чуть поумерили свои аппетиты, а «правильные» правоохранители все больше понимают, что от их сигналов во многом зависит инвестиционный климат в стране. Бизнес нужно опекать, а не смотреть на каждого бизнесмена как на потенциального правонарушителя.

С точки зрения удобства ведения бизнеса дела также сдвинулись с мертвой точки. Оптимизм внушает и работа Агентства стратегических инициатив (АСИ), создавшего уже много «дорожных карт», которые должны облегчить условия ведения бизнеса по конкретным измеримым показателям, как то: снизить сроки получения согласования на строительство, на прохождение таможни, на подключение к сетям естественных монополий и т.д.

Но вот по другому показателю явно отстаем — вести бизнес должно стать выгодно. Если нет прибыли, то и безопасность, и удобство уже никого не интересуют.

И тут нам предстоит многое изменить — налоги, кроме того что пополняют бюджет, должны быть настроены так, чтобы бизнесу было выгодно вкладывать в развитие производства, а не пускать деньги на потребление, проценты. Длина кредитов должна быть не хуже, чем у наших конкурентов, а тарифы не должны расти каждый год выше инфляции.

То, как и за счет чего должна расти экономика России и как при этом обеспечить стабильность нашего государства, мы и будем обсуждать сегодня на встрече бизнеса с президентом России.