Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 17:08 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  17:00   USD НАЛ. Покупка 57,25 Продажа 57,26 EUR НАЛ. 61,84 61,90 Суд назвал неправомерным метод выявления сухого молока Россельхознадзором Бизнес, 16:54 Морская мощь Поднебесной: как устроен ВМФ Китая. Фотогалерея Фотогалерея, 16:44 СМИ опубликовали видео убийства Дениса Вороненкова в Киеве Политика, 16:43 Агентство Regnum отозвало из суда иск к Захаровой Политика, 16:41 Суд лишил Александра Кокорина водительских прав Спорт, 16:31 В Минобороны назвали «абсурдными» обвинения США в снабжении талибов Политика, 16:25 На Урале мужчина поджег кабинет в здании прокуратуры и погиб Общество, 16:25 Европа пессимистов: почему граждане стран ЕС хотят вернуться в прошлое Ярослав Шимов историк Мнение, 16:15 Столичные власти определились с первыми сериями пятиэтажек под снос Политика, 16:02 «Газпром» снизил размер поручительства по кредиту Фирташа на 60 млрд руб. Бизнес, 15:54 Зюганов заявил об опасениях о «склеивании» с Навальным Политика, 15:54 «Мы считаем каждую копейку»: 20 фактов о белорусской экономике Экономика, 15:50 Песков рассказал о поводе для встречи Путина с Ле Пен в Кремле Политика, 15:44 Кадыров назвал предполагаемые цели нападения на военных в Чечне Общество, 15:41 Умер летчик-испытатель Степан Микоян Общество, 15:13 Кремль назвал провокацией призывы Навального провести акцию на Тверской Политика, 15:11 Чемпион мира осудил Союз биатлонистов за лояльность к России Спорт, 15:03 Кремль заявил о контроле Кадыровым ситуации в Чечне Политика, 15:02 Авиапрому в 2017 году выделят из бюджета 59 млрд руб. Бизнес, 14:54 Смерть перебежчика: каким будет политическое эхо от убийства Вороненкова Георгий Чижов Руководитель украинского бюро Центра политических технологий Мнение, 14:53 Юнкер оценил стоимость выхода Великобритании из ЕС Политика, 14:48 Фийон опроверг организацию встречи Путина с бизнесменом из Ливана Политика, 14:45 Путин принял Ле Пен в Кремле и обещал не вмешиваться в выборы во Франции Политика, 14:34 Минтруд заявил об автоматической индексации пенсий 1 апреля Экономика, 14:22 Путин назвал «тяжелым событием» нападение на часть Росгвардии в Чечне Политика, 14:22 В Минобороны заявили о неполучении в срок заказанных ракет и кораблей Политика, 14:09 Глава Росгвардии прокомментировал гибель шестерых бойцов в Чечне Политика, 14:06
17 мар, 09:00
Дмитрий Крюков
Глава «Интуриста» — РБК: «Турция ​является раздражающим моментом»

Виктор Тополкараев

  Фото: Олег Яковлев / РБК
Генеральный директор Национальной туристической компании «Интурист» Виктор Тополкараев в интервью РБК — о возвращении Турции, ошибках российских отельеров и перспективах предстоящего летнего сезона

«Мы потеряли большие объемы»

— Как повлияло на «Интурист» закрытие Турции и Египта? У вас были большие объемы продаж за рубеж, но, с другой стороны, «Интурист» — крупнейший туроператор по въездному туризму.

— Закрытие таких основ​ных массовых туристических направлений, как Турция и Египет, очень серьезно сказалось на бизнесе «Интуриста». Давайте не будем забывать, что эти страны занимали как минимум 50% всего выездного потока России, где-то 5–5,5 млн российских туристов в год. Мы потеряли большие объемы, но в то же время, к чести сказать, буквально за пару месяцев сумели переориентировать выпадающие выездные потоки на внутренний рынок. Закрытие Турции произошло 24 ноября [2015 года] в результате трагического инцидента, который никто не мог даже предположить. А к февралю [2016 года] «Интурист» выставил в продаже сформированный пакетный продукт по внутренним направлениям. В результате чего мы отправили на российские курорты сотни тысяч туристов.

— Компенсировать отсутствие Турции и Египта удалось полностью?

— Более того. Нам не просто удалось компенсировать — объемы стали больше. Если взять структуру продаж «Интуриста», до закрытия Турция и Египет совместно занимали до 70%; примерно 15% — внутренний туризм и оставшееся — остальные направления: Болгария, Италия, Таиланд и так далее. В прошлом году в структуре продаж на российский рынок приходилось примерно 75%, а 25% — на выездные направления.

— В денежном выражении?

— Да.

— При том что поездки за рубеж стоят дороже, чем по России...

— Не факт. К сожалению или к счастью для российских туристов, Турция и Египет на сегодняшний день дешевле при сопоставимом соотношении «цена — качество», чем поездки на курорты Имеретинской долины в Краснодарском крае или даже в Крым.

— Какова разница в стоимости туров?

— Сегодня можно приобрести примерно за $40–50, это около 2,5 тыс. руб., на человека за сутки прекрасную «пятерку» (all inclusive. — РБК) в Турции. У нас, наверное, за эти деньги — «три звезды» при двухразовом питании. Почему это происходит? За последние два-три месяца курс рубля укрепился по отношению к доллару и евро минимум на 15%, а то и на 20%. При этом турецкие отельеры цены снижают. В то же время наши отельеры по сравнению с прошлым годом цены в рублях повышают. В лучшем случае — на 10–15%, а наиболее популярные — на 20, 30, 40, а то и на 50%.

Просто почему-то никто не хочет задумываться, что результаты прошлых двух лет для внутреннего туризма были уникальны в силу целой совокупности факторов. Это и падение рубля, и запрет на выезд определенным категориям госслужащих (по нашим экспертным оценкам, суммарно под него попали около 4 млн платежеспособных туристов, если считать вместе с семьями). Это и санкции, и чисто психологический фон (многим было некомфортно ехать в Европу), и, конечно, закрытие Турции и Египта. В этом году эти факторы действовать перестают. Турцию открыли, Египет откроют в ближайшее время. Психологический шок от санкций уже прошел, а наши отельеры продолжают повышать цены. Они не учатся на чужих ошибках, почему-то хотят учиться только на своих.

— Насколько в итоге подорожают российские курорты в 2017 году? Так же, как и годом ранее?

— Я бы даже сказал, что некоторые объекты — гораздо существеннее. Потому что прошлый год был самым успешным для внутренних курортов, и на этом фоне возникло ощущение, что так будет всегда. А, как мы знаем, турист голосует рублем. Если разница в цене будет на 20–30% не в пользу наших курортов, то при сопоставимом уровне качества турист будет выбирать поездки за рубеж.

— Сколько клиентов в таком случае потеряют российские курорты?

— За последние два года турпоток на российские курорты рос примерно на 15% ежегодно, а по ряду направлений быстрее: Крым, например, демонстрировал 20–25% роста (по данным министерства курортов и туризма Крыма, в 2016 году полуостров посетили 5,57 млн туристов. — РБК). В этом году, я думаю, рост будет максимум в пределах 5–7%, что тоже неплохо. Ничего страшного для внутреннего туризма в связи с открытием Турции или Египта не произойдет. Давайте начнем с того, что только у 15–20% населения страны на сегодняшний день есть загранпаспорта, то есть потенциальная аудитория внутренних курортов огромна. Но мы сейчас говорим о тех туристах, которые за последние два года вынужденно переориентировались с выезда на внутренний туризм, — по нашим оценкам, это до 2 млн человек. И сейчас, конечно же, Турция будет бороться за них. Турецкие отели сейчас выдают уникально низкие цены: скидки от базовой контрактной цены доходят до 40–50% для туроператоров. Я бы сказал, что это даже полезно с точки зрения развития внутреннего туризма, потому что является неким раздражающим моментом для наших отельеров. Есть с кого брать пример, к чему стремиться.

Что такое Национальная туристическая компания «Интурист»?

Национальная туристическая компания «Интурист» входит в группу компаний «Интурист»; была основана в 2007 году в результате объединения старейшего в России туроператора ВАО «Интурист» (работает с 1929 года) с компаниями «Скайвей», «Ривьера», а позже с «Ориентом». В 2011 году на базе этих туристических активов было создано совместное предприятие с одним из крупнейших европейских туроператоров Thomas Cook, где последнему досталось 50,9%, а 49,1% — АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Позже сообщалось, что доля Thomas Cook в СП увеличилась до 75%. Гостиничный бизнес (ВАО «Интурист», ​восемь отелей в России и за рубежом) остался у АФК «Система».

Выручка туроператора «Интурист» в 2015 году, согласно СПАРК, составила 640 млн руб., увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 33%. Данные за 2016 год пока не опубликованы. По данным самой компании, до закрытия Турции и Египта в 2015 году она отправила за рубеж более 300 тыс. российских граждан. В 2016 году «Интурист» переориентировался на Россию, обслужив здесь около 500 тыс. человек — россиян и иностранцев. Основными направлениями туроператора в настоящее время являются Краснодарский край, Крым, Греция, Турция, Болгария, Италия, Чехия, Таиланд, Куба и Доминикана.

«Отношение к банкротству у нас было гипертрофированно негативным»

— Вы сказали, что после закрытия Турции и Египта «Интурист» подготовил пакетные туры на российские курорты. Раньше такого продукта не было?

— Технологии пакетирования турпродукта на российском внутреннем рынке просто не существовало. Туроператоры выкупали номера и перепродавали их с некой маржой, не добавляя к этому ни перевозку, ни каких-то услуг на месте. Что сделали мы? В первую очередь законтрактовали под свою полную финансовую ответственность перевозку. В прошлом году у нас на пике летало до 100 рейсов в неделю из 10–11 регионов по направлениям Сочи и Крым.

С объектами размещения мы тоже заключили контракты с довольно серьезным финансовым авансированием. Мы им гарантировали загрузку не на месяц-два, а на три-четыре. С некоторыми наиболее интересными объектами были подписаны круглогодичные договоры. Таким образом, удалось сформировать связку «перевозка и размещение» по цене на 15–25% ниже, чем было в среднем по рынку.

Далее было организовано предоставление услуг на месте. То есть турист приезжает на курорт, его встречают в аэропорту, сажают в автобусы, развозят по объектам размещения, и дальше он имеет круглосуточную связь в режиме 7/24 с представителем компании «Интурист».

В итоге при среднем росте внутреннего рынка на 15–17% у нашей компании объемы выросли в разы. Это говорит о том, что происходит постепенный переток туристов, которые ранее бронировали и ехали самостоятельно, к приобретению пакетных туров. Это выгодно нам, выгодно турагентствам, которые продают наш продукт. И турист под присмотром и в безопасности. Наконец, это выгодно и государству, поскольку мы имеем абсолютно прозрачную цепочку всего бизнеса и с нее платятся все налоги. Противоположная ситуация — это когда турист приезжает на отдых, снимает что-то частным образом, — и непонятно, какое качество, какая криминальная ситуация вокруг, плюс при этом никто ничего никуда не платит.

Фото: Олег Яковлев / РБК

— Кто еще из крупных туроператоров, по-вашему, сделал ставку на российский продукт?

— Из тех, кто серьезно переориентировался с выездных рынков на внутренний, я бы назвал «Интурист» и «Библио Глобус». Плюс, конечно же, хочу отметить традиционных игроков на рынке внутреннего туризма, таких как «Алеан» и «Дельфин».

— А если говорить о международных туроператорах с турецкими корнями?

— Я бы в первую очередь отметил «Пегас» («Пегас туристик». — РБК). У него своя авиакомпания (Pegas Fly. — РБК), и несомненным вкладом в развитие внутреннего туризма со стороны «Пегаса» была постановка полетных программ из многих регионов Российской Федерации в Сочи и Крым.

— Как сказалась на «Интуристе» санкционная война? С одной стороны, основным вашим акционером является британский Thomas Cook, с другой — вы крупнейший туроператор по отправке отдыхающих в Крым.

— НТК «Интурист» является российским юридическим лицом, и мы действуем в полном соответствии с российским законодательством. Отправляя туристов в Крым, мы ничего не нарушаем, а развиваем внутренний туризм, что и должны делать как ведущий национальный туроператор. В то же время как часть крупнейшего международного туроператора мы, естественно, учитываем и требования Евросоюза — и тоже ничего не нарушаем. У нас нет инвестиций в Крыму. Мы работаем там с независимой туроператорской компанией — нашим старым партнером по Крыму.

— Недавно стало известно, что «Библио Глобус» возьмет в управление большой отель Azimut в Сочи. Вместе с тем в ГК «Интурист» отельный и туроператорский бизнес разведены. Почему?

— Опыт «Библио Глобуса» я считаю крайне интересным, и я не вижу ничего плохого в том, что они сейчас будут еще и управлять отелем. Причем отель очень хороший, они его переименовали — сейчас он будет называться «Сочи Парк». Что касается «Интуриста», то мы всегда исходили из того, что каждый должен заниматься своим делом. Здесь есть свои подводные камни. Ситуация того же Египта или Турции показала довольно интересный тренд. У многих туроператоров на этих направлениях как раз был выстроен вертикально ориентированный холдинг: то есть своя авиакомпания, свои объекты размещения. И дальше произошла вот такая форс-мажорная ситуация: направление почему-то оказалось закрыто и не востребовано. И дальше если мы имели риски только туроператорские, то люди, у которых были свои отели, словили еще и все риски по отельному бизнесу. То есть здесь накладывается одно на другое, и твои потенциальные потери кратно увеличиваются. Да, в хорошие времена [свои отели] это хорошо. Но не дай бог что-то происходит — это очень плохо.

— Насколько эффективна имеющаяся на сегодня система страхования туроператорской ответственности? Вы ожидаете громкие банкротства в будущем?

— Начну в целом с отношения к банкротству — у нас оно было гипертрофированно негативным. Банкротство любых компаний в любой отрасли — это абсолютно нормальный процесс, некое самоочищение рынка. Если посмотреть по статистике, то в туризме банкротств в процентном соотношении на порядки меньше, чем в том же банковском бизнесе. За последние два года у нас же не было ни одного крупного банкротства. Во многом это заслуга руководства Ростуризма, который в плотном взаимодействии с ассоциацией «Турпомощь» регулярно мониторит ситуацию на рынке. С другой стороны, туризм — это, конечно, социально значимая отрасль. Поэтому с 1 января вступил в действие закон, который вводит новые механизмы повышения уровня защищенности российских туристов. С нашей точки зрения, с момента его введения российские туристы станут одними из самых защищенных в мире.

По факту мы сейчас перешли от системы коллективной безответственности к системе персональной ответственности. Раньше все туроператоры делали взносы в компенсационный фонд, который использовался при уходе с рынка любого туроператора. Сейчас каждый туроператор формирует фонд персональной ответственности, который должен покрыть именно его потенциальные риски. В фонд идет по 1% от оборота, через семь лет он достигнет 7%. Плюс действуют механизмы страхования финансовой ответственности туроператоров. На самом деле это очень большая сумма, она покрывает любые риски.

Здесь вопрос, как этот закон будет действовать? Потому что кроме «Интуриста» на нашем рынке мне известна только одна компания, раскрывающая свою финансовую отчетность. Все остальные не публикуют свои финансовые данные. И в связи с этим возникают опасения, что кто-то может занижать свои обороты. Я ни в коем случае не хочу никого обвинять, потому что туризм — это не высокодоходный бизнес. Его маржинальность — в районе 3–4%, и отвлечение даже 1% от оборота ежегодно — это очень серьезная нагрузка.

«Маршрут «Москва — Питер — Москва и улетел» надо как-то разнообразить»

— Что происходит с въездным туризмом? Каковы прогнозы на 2017 год?

— Были довольно серьезные опасения как раз после введения санкций против России, что въездной туризм резко упадет. Но оказалось, что это совсем не так. Да, европейские туристы ехали гораздо меньше, но в то же время на фоне резкого падения курса рубля Россия стала крайне привлекательным туристическим направлением. Мы должны понимать, что Россия — это нишевой продукт, в основном краткосрочные экскурсионные туры. То есть едут в основном в Москву, Питер, посещают Сибирь, Казань, Золотое кольцо. И до кризиса в связи с довольно сильным курсом рубля и с изначально завышенными ценами на гостиничные услуги наш продукт проигрывал сопоставимым типам туров. Теперь сюда стало выгодно ехать, и резко усилился поток из Китая, Юго-Восточной Азии — то есть из всех стран, где не действовали санкционные условия. В 2015 году рынок не упал, а в 2016 году показал довольно резвый рост.

В этом году, если не произойдет каких-либо форс-мажорных обстоятельств, то я думаю, что въездной поток покажет довольно существенный рост. На сегодняшний день ранние бронирования идут с опережением объемов прошлого года как минимум на 30–40%. Не факт, что они все преобразуются в реальных туристов, но, я думаю, на 15–20% рынок вырастет.

Здесь хотелось бы отметить, что, наверное, целесообразно развивать какие-то альтернативные маршруты. Маршрут «Москва — Питер — Москва и улетел» надо как-то разнообразить. Но что этому мешает? У нас зачастую, для того чтобы перелететь из одного региона в соседний, надо лететь через Москву. Развитие транспортной доступности — это серьезная программа, но она нужна не только для туризма. Не имея разветвленных межрегиональных транспортных сетей, говорить о серьезном развитии экономики страны, наверное, не приходится.

Фото: Олег Яковлев / РБК

— А туристическая инфраструктура успевает за ростом турпотока?

— Здесь надо смотреть по регионам. Москва и Санкт-Петербург всегда были в лидерах по развитию туристической инфраструктуры, поскольку основной въездной турпоток всегда шел именно по этим направлениям. Особенно за последние годы с точки зрения туристической привлекательности преобразилась Москва. Если взять курортные направления, то уникальный толчок здесь дала, конечно, Олимпиада в Сочи. На сегодняшний день можно сказать, что Большой Сочи — это пример того, как должна развиваться туристическая инфраструктура. Второй пример — это Крым. Инфраструктура там была очень сильно изношена; к сожалению, в постсоветский период туда практически не вкладывались средства. Но за последние два года мы наблюдаем довольно быстрый рост. Так что развитие идет, но здесь, конечно же, основным сдерживающим фактором является очень короткий курортный сезон. В Египте он круглогодичный, в Турции высокий сезон шесть месяцев. У нас, к сожалению, в связи с климатическими условиями активный сезон — 3–3,5 месяца.

— Можно каким-то образом увеличить курортный сезон?

— Да, конечно. По крайней мере довести его до 4,5–5 месяцев возможно. Надо развивать услуги в межсезонье. Допустим, в той же Турции, когда погода плохая, все основные объекты размещения имеют внутренние бассейны, имеют спа-центры. И здесь нужна поддержка государства. Потому что любые вложения в развитие объектов размещения — это довольно большие инвестиции. В том же Египте при развитии Шарм-эль-Шейха или других курортов Красного моря государство вводило мораторий на налоги в течение 10–15 лет. Предоставлялись максимально удобные и комфортные условия по кредитам, и государство выступало гарантом по ним. И результаты не заставили себя долго ждать: буквально за десять лет Шарм-эль-Шейх стал курортом мирового уровня.

Второе — необходимо расширение событийного календаря. То есть события и мероприятия, которые проводятся на курортах, не должны концентрироваться в и без того загруженный период. Надо больше мероприятий разносить на «крылья» сезона — проводить в мае, в июне, в сентябре, в октябре.

И третье — это как делают Турция и ряд других массовых туристических дестинаций — поддержка туроператоров, которые в низкий и даже в средний сезон везут организованных туристов. За каждый чартерный самолет до 200 кресел государство выплачивает компенсацию в размере $6 тыс., а если самолет больше — $7,8 тыс. В среднем получается $30–40 на человека. При этом по факту никакого отвлечения денег (из бюджета. — РБК) нет, потому что деньги платятся в течение полугода после завершения сезона, то есть когда турист уже побывал на курорте и бюджет на нем уже заработал.

Мы в свое время провели такой эксперимент. Взяли примерные дотации, которые дают туроператорам Турция, Израиль, Египет — это от 2 тыс. до 3 тыс. руб. за человека, — и поставили в продажу пакеты в апреле—мае за вычетом этой суммы. У нас за три недели было продано 2,5–2,7 тыс. туров.​ Раньше продажи в апреле измерялись в сотнях. То есть разница в разы, причем в десятки раз. Рынок эластичен и чутко реагирует на цену предложения.

— Вы обсуждали вопрос дотаций с властями, с Ростуризмом?

— Да, и, что особенно приятно, за последние годы возросло внимание государства к туристической отрасли. И это нормально, потому что въездной и внутренний туризм становятся одним из важнейших драйверов развития экономики страны. Это как раз то, о чем говорит руководство государства: пора давно уже перестать ориентироваться исключительно на продажу нефти и газа и развивать другие услуги, которые можно экспортировать. В 2015 году был проведен президиум Госсовета РФ под руководством Путина. В прошлом году в январе было рабочее совещание у Медведева. На данных мероприятиях мною как представителем туристического бизнеса были сформулированы предложения по дотациям туроператорам в низкий сезон, и это было включено в поручение правительства. На сегодняшний день есть проект постановления правительства, он был разработан Министерством культуры как курирующим министерством, но пока что не принят.​