Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 22:53 МСК
Эксперты пожаловались на «утаивание» данных об остатках на счетах банков Финансы, 22:06 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 56,98 Продажа 56,95 EUR НАЛ. 62,05 62,08 Полиция установила личности нападавших на Илью Варламова Общество, 21:55 Полиция начала проверку нападения на Навального в Москве Общество, 21:51 Парламент Молдавии утвердил празднование Дня Европы 9 мая Политика, 21:39 В Москве задержали подозреваемого в убийстве фармацевта в аптеке города Общество, 21:30 ОКР ответил на призыв Германии отстранить Россию от Олимпиады-2018 Спорт, 21:23 Россельхознадзор проверит белорусские сельхозпредприятия Экономика, 21:16 Клинцевич объяснил Кириенко «провокацию с преемником Путина» Политика, 21:11 Минюст обжаловал решение ЕСПЧ о выплате Навальному € 64 тыс. компенсации Политика, 21:00 Трамп подписал указ о расширении добычи нефти и газа на шельфе Экономика, 20:54 Фиктивные платежи в Российском авторском обществе достигли 439 млн руб. Технологии и медиа, 20:47 В Израиле умер поэт Ион Деген Общество, 20:36 Минфин и Exxon договорились решить спор о $637 млн без суда Бизнес, 20:27 Директором по коммуникациям в Сбербанке назначена бывший советник Шойгу Финансы, 20:26 В одной из московских аптек обнаружили тело убитой женщины-фармацевта Общество, 20:17 Успеть снизить ставку: почему ЦБ стал действовать решительнее Михаил Хромов директор Центра структурных исследований Института Гайдара Мнение, 20:17 Росгвардия купит четыре водомета до конца года Общество, 20:16 Суд Одессы отменил решение о возвращении улицам города советских названий Общество, 20:07 «Сафмар» раскрыл условия покупки «М.Видео» Бизнес, 20:03 Руслан Соколовский — РБК: «Три года за то, что ты сказал, что бога нет» Общество, 19:55 Двух россиян депортируют из США за незаконный экспорт технологий Политика, 19:41 От популизма к прагматизму: что за 100 дней изменилось в Дональде Трампе Политика, 19:34 «Коммерсантъ» узнал тему тайных телефонных разговоров Путина и Порошенко Политика, 19:27 Сына миллиардера Пумпянского выдвинули в совет директоров ТМК Бизнес, 19:15 В Петербурге полиция задержала 12 активистов «Открытой России» Политика, 19:13 «Зенит» начал переговоры с лучшим бомбардиром чемпионата Израиля Спорт, 19:10 Семья директора ФСО заработала больше всех в органах госбезопасности Общество, 19:09
26 авг 2015, 21:02
Петр Нетреба, Яна Милюкова
Приставы выставят на продажу арестованное имущество на миллиарды рублей
Фото: ТАСС
Минюст предлагает передать судебным приставам (ФСПП) право продажи арестованного имущества, оцененного Росимуществом в 2014 году в 90 млрд руб.

​Минюст готовит проект федерального закона, которым предлагает передать функции по реализации арестованного имущества от Росимущества в службу судебных приставов. Об этом министерство уведомило на портале regulation.gov.ru. Сейчас судебные приставы занимаются только арестом имущества должников. Организация его продажи — обязанность Росимущества. Саму продажу осуществляют специализированные организации, которые отбираются территориальными органами Росимущества на открытых аукционах. Например, в Москве в 2015 году право продавать получили девять компаний, в Московской области — четыре.

По итогам 2014 года Росимущество оценило объем арестованного приставами имущества по России в 90,5 млрд руб. Большого спроса не было: продать удалось только 15% на сумму 13,5 млрд руб. Больше половины имущества было возвращено судебным приставам. Как следует из отчета Росимущества, причина такого высокого возврата — в низком качестве арестованного имущества, высокой вероятности оспаривания действий приставов и риске для покупателей не зарегистрировать право собственности. Кроме того, Росимущество сообщает и о росте объемов заложенного имущества, оценка стоимости которого по решению судов оказывается выше рыночной и неинтересна покупателям. Эти проблемы судебным приставам теперь предстоит решать самостоятельно.

Как рассказали РБК в Росимуществе, основные требования к организации и проведению публичных торгов устанавливаются Гражданским кодексом и законодательством об исполнительном производстве. «В этом смысле законопроект Минюста не устанавливает какого-либо иного механизма, однако направлен на правовое решение многих проблемных вопросов, возникающих при принудительной реализации арестованного имущества», — отмечает представитель ведомства. В частности, законопроектом предлагается изменить порядок вознаграждения специализированной организации, занимающейся продажей. «Планируется установить зависимость размера вознаграждения поверенного от стоимости реализации имущества», — сказал представитель Росимущества. А «оплату вознаграждения поверенного предлагается возложить на покупателя, о чем участники торгов в обязательном порядке должны быть уведомлены в извещении о торгах». По его словам, это не единственное изменение действующей процедуры организации продаж. «Законопроектом предусмотрены положения, существенно повышающие ответственность таких организаций за законность и результат торгов вверенного им для продажи имущества должника», — отметил представитель ведомства.

Еще одно новшество: после вступления в силу законопроекта продажа арестованного имущества «будет проводиться на публичных аукционах в электронной форме, арестованные акции, обращающиеся на рынке ЦБ, — на организованных торгах на бирже», сообщили в Росимуществе.

В службе судебных приставов законопроект не комментируют. В Росимуществе РБК сообщили, что «считают данный законопроект прогрессивным шагом на пути совершенствования процедуры принудительной реализации имущества должников».

Все девять компаний, аккредитованных при Росимуществе в Москве, отказались комментировать передачу полномочий от Росимущества в ФСПП. Но гендиректор одной из них — ЗАО «Оргжилцентр» — Ирина Богомолова отметила, что «за процент от реализованного имущества работать достаточно интересно». «Сейчас размер нашего вознаграждения оговаривается договором с Росимуществом», — говорит она. По мнению Богомоловой, требование о публичных электронных аукционах лишь фиксирует сложившуюся практику продажи имущества. «Большая часть, 90–95% арестованного имущества, уже реализуется через электронные площадки. Это достаточно прозрачная схема, и сейчас компании сами принимают решение, с какой площадкой им работать», — заметила представитель компании.