Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 6:17 МСК
Автомобиль въехал в толпу на параде в Новом Орлеане Общество, 05:20 WSJ сообщила об использовании ИГИЛ квадрокоптеров в Мосуле Политика, 05:09 В Петербурге внедорожник сбил трех человек на тротуаре Общество, 04:20 Де Мистура счел теракт в Хомсе попыткой сорвать мирные переговоры Политика, 03:43 Ассоциация корреспондентов ответила Трампу на его решение пропустить ужин Политика, 02:50 В Анкаре прошла акция против присоединения Крыма к России Политика, 02:05 Трамп решил пропустить ежегодный торжественный ужин с журналистами Политика, 01:43 Украину на «Евровидении-2017» представит группа O.Torvald Общество, 01:30 Скворцову наградили за оказание первой помощи пассажирке самолета Общество, 01:16 Новый глава Нацкомитета демократов США пообещал сопротивление Трампу Политика, 01:12 В центре Брюсселя концертный зал эвакуировали из-за сообщений о бомбе Общество, 00:45 Скончался один из пострадавших после наезда машины на толпу в Германии Общество, 00:28 Камера NASA сделала снимок «сердца» Марса Технологии и медиа, 00:13 Власти Малайзии рассказали о результатах вскрытия тела брата лидера КНДР Политика, 00:03 Дамаск призвал оппозицию осудить теракт в Хомсе Политика, Вчера, 23:35 Американцы будут богатеть: о чем говорится в письме Баффета инвесторам Бизнес, Вчера, 23:21 Трамп заявил о сокращении госдолга США в первый месяц его президентства Политика, Вчера, 22:58 В США заявили о планах разместить F-35 на Ближнем Востоке для борьбы с ИГ Политика, Вчера, 21:55 В квартире на востоке Москвы нашли застреленных мужчину и женщину Общество, Вчера, 21:52 Оппозиция заявила о влиянии позиции Трампа на урегулирование в Сирии Политика, Вчера, 21:27 Павел Дацюк установил личный рекорд в КХЛ Спорт, Вчера, 21:02 В Германии мужчина совершил наезд на группу людей Общество, Вчера, 20:58 «Новая газета» назвала имя четвертого фигуранта дела о госизмене в ФСБ Политика, Вчера, 20:26 СКР завел дело из-за нападения на фельдшера скорой в Саратове Общество, Вчера, 19:56 В WADA пояснили заявление о недостатке доказательств в докладе Макларена Общество, Вчера, 19:26 СМИ узнали об обвинении другу Ле Пен в незаконном финансировании партии Политика, Вчера, 19:16 Агент футболиста «Локомотива» обвинил президента клуба во лжи Спорт, Вчера, 19:16 Порошенко утвердил доктрину информационной безопасности Украины Политика, Вчера, 19:00
1 мар 2016, 15:30
Георгий Макаренко
Ученые нашли у россиян и американцев схожее восприятие рынка и демократии
Фото: AP
За 25 лет с распада СССР россияне более-менее приспособились к рыночной экономике, говорят американские эксперты. Уровень толерантности все еще отстает от Запада, но это не говорит о фундаментальном неприятии демократии

​Эксперты Национального бюро экономических исследований (NBER, один из крупнейших частных исследовательских институтов США) опубликовали итоги сравнительного анализа политических и экономических пристрастий американцев и россиян. По сути, документ представляет собой несколько отдельных исследований: опрос жителей Москвы и Нью-Йорка с пригородами.

Опрос проводился в ноябре 2015 года, аналитики задавали респондентам те же вопросы, что и при аналогичном исследовании в 1990 году. Таким образом сравнивались две страны в две эпохи: СССР в последние годы перестройки и путинская Россия и США в период «рейганомики» и либерализма Барака Обамы.

«В последние годы популярно мнение, что виной недостатка прогресса и демократии в России являются наклонности самих россиян. Что русские понимают принципы и преимущества рыночной экономики, но не демократии», — говорят авторы доклада, вспоминая слова Михаила Ходорковского, что президент Владимир Путин «больший либерал и демократ, чем 70% наших сограждан».

Соответственно, целью исследования было доказать или опровергнуть консервативные убеждения россиян, сравнивая их с «развитыми демократиями» и с эпохой перестройки.

Невидимая рука

Социологи принципиально не задавали прямых вопросов о рыночной экономике и демократии, но описывали респонденту определенную ситуацию, которая может продемонстрировать его поведенческие предпочтения и наклонности. Например, насколько справедливо со стороны цветочных магазинов поднимать цены по праздничным датам. В 1990 году 66% москвичей считали это неправильным, за четверть века число несогласных почти не изменилось (67%). Жители Нью-Йорка, напротив, стали чуть толерантнее относиться к ценовым скачкам: число недовольных снизилось с 68 до 55%.

Гораздо меньше россиян теперь согласились бы с государственным регулированием: в исследовании в пример бралось установление ценового потолка на цветы — 43% респондентов против 54% в 1990 году. В другой же ситуации, когда фабрика сталкивается с повышенным спросом на товары и раздумывает над повышением цен, более половины современных москвичей (53%) считают, что она не должна этого делать. В советской Москве к такому ответу склонялись 43% респондентов.

Кроме того, за четверть века американцы и россияне поменялись местами в своем отношении к спекулянтам. Теоретический «рост цены на кофе на мировом рынке на 30%» треть москвичей и половина жителей Нью-Йорка в 1990 году объяснили действиями спекулянтов (другие варианты ответов предполагали государственную интервенцию или неурожай). Сейчас уже 54% москвичей упомянули о действиях спекулянтов против 33% ньюйоркцев.

Но при этом россияне показали себя более готовыми к ненормированному труду, нежели американцы. Лишь 42% москвичей не готовы сейчас работать больше при условии, что получают сверхурочные; четверть века назад перерабатывать не были согласны 73% жителей столицы. По Нью-Йорку данные изменились не сильно: 58% сейчас и 51% четверть века назад. Как в 1990 году, так и сейчас лишь треть москвичей предпочитают славу стабильному успешному бизнесу, среди американцев же предпочтения разделились примерно поровну.

Проблема чужих

Кроме отношения к рыночным механизмам авторов доклада интересовало и мнение горожан по социально-политическим вопросам: всего аналитики выделили их семь. В сводной таблице отмечались результаты трех исследований, поскольку в 1990 году в Нью-Йорке подобные опросы не проходили.

Со времен перестройки москвичи стали менее толерантны почти во всех предложенных ситуациях, кроме одной: при подозрении в государственной измене за решетку без решения суда готовы были отправлять подозреваемого 18% жителей столицы СССР и чуть меньше — 15% жителей современной Москвы. Среди американских респондентов схожие мысли высказывали 19% человек.

Наибольшую поддержку среди москвичей имеет суждение, что сохранение общественного порядка важнее безграничной свободы (чреватой разрушением структуры общества). В 1990 году за это высказались 69% москвичей, сейчас — уже 76%. В Нью-Йорке идея «сильной руки» находит поддержку лишь 36% горожан. Заметно ухудшилось отношение москвичей к понятиям «экстремизм» и «радикализм». Лишить подобные группировки права митинговать в 1990 году хотели 37% жителей Москвы, а в 2015-м — уже 59%. В Нью-Йорке подобные взгляды сейчас разделяют лишь 29% респондентов.

Наиболее же либеральное отношение (что у россиян, что у американцев) к свободе слова. Против свободного самовыражения сейчас выступают лишь 8% москвичей и 4% ньюйоркцев (6% москвичей в 1990 году). Москвичи даже больше американцев разделяют идею политического равенства: против равноправия для людей с разными убеждениями высказывались 2 и 3% жителей Москвы 25 лет назад и сейчас соответственно. В Нью-Йорке об этом говорят уже 7% жителей.

Но речь тут идет о политических правах, а не об осуждении общества. Сейчас 37% москвичей (против 22% в 1990 году) считают, что обществу не следует «мириться с теми, чьи взгляды отличаются от позиции большинства». В Нью-Йорке такую точку зрения высказали 29% респондентов. При этом россияне меньше стали задумываться о необходимости защиты свободных СМИ: в Советском Союзе лишь 2% респондентов были не согласны с тем, что прессе требуется законодательная защита от давления властей. Сейчас в Москве об этом заявили 20% опрошенных (в Нью-Йорке — 27%).

В целом эксперты NBER подчеркивают: в 1990 году им удалось наглядно опровергнуть миф о «неготовности русских» к рыночной экономике и демократии. За прошедшие 25 лет россияне (по крайней мере жители столицы) по-прежнему слабо отличаются от американцев в социально-экономических вопросах, с небольшими колебаниями в ту или иную сторону. С другой стороны, москвичи обладают более консервативным сознанием, но это, подчеркивают эксперты, никоим образом не доказывает суждения о «фундаментальном антилиберализме» русских.