Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Гараж для стартапера: как мастерские TechShop вернули моду на «железо»
Лента новостей 20:25 МСК
Полицейский автомобиль сбил ребенка в Новой Москве Общество, 19:46 Глава штаба Трампа допустил выдвижение женщины на пост вице-президента Политика, 19:23 Лавров напомнил Керри о необходимости перекрытия границы Турции с Сирией Политика, 19:21 Астахов не подтвердил версию об изнасиловании школьницы в Волжском Общество, 18:43 СМИ узнали об участии ОМОНа в задержании сына вице-президента ЛУКОЙЛа Общество, 18:12 «Запорожец» против «Кадиллака»: самая гламурная ретро-гонка сезона Фотогалерея, 18:11 Нетаньяху поблагодарил Путина за возврат захваченного в 1982 году танка Политика, 17:29 Навальный извинился после утечки персональных данных сторонников ПАРНАС Политика, 16:56 Данные проголосовавших на праймериз ПАРНАС оказались в открытом доступе Политика, 16:39 Навигационный спутник «Глонасс-М» вывели на расчетную орбиту Технологии и медиа, 15:58 Новак допустил новое падение цен на нефть Бизнес, 15:56 Концерт Элтона Джона в Петербурге прошел вопреки сообщению о бомбе Общество, 15:38 Ливанов заявил о победе над «шарашкиными конторами» в образовании Общество, 14:58 В Киеве заявили о гибели пяти военных за сутки Политика, 14:53 На вокзале в Париже возобновилось движение поездов Общество, 14:12 Десятерых футболистов сборной России проверили на допинг Общество, 13:42 ЦСКА подал заявку на проведение финала Лиги Европы на своем стадионе Общество, 13:22 МИД Польши ответил на слова Путина об угрозе ПРО в Европе Политика, 13:13 Против открывшего стрельбу из пневматики по людям в Москве возбудили дело Общество, 12:37 Ракета «Союз» со спутником «Глонасс-М» стартовала с космодрома Плесецк Технологии и медиа, 12:11 Глава Европарламента усомнился в отмене визового режима для Турции Политика, 12:02 Движение поездов на вокзале в Париже прервалось из-за компьютерного сбоя Общество, 11:56 В Киеве назвали возможную причину пожара в доме престарелых Политика, 11:33 В Подмосковье загорелся гостиничный комплекс Общество, 11:10 При пожаре в доме престарелых под Киевом погибли 17 человек Общество, 10:59 Премьер Канады выступил за легализацию самоубийств с врачебной помощью Политика, 10:47 Интерпол объявил в розыск предполагаемого организатора убийства Немцова Политика, 10:29
22 янв, 09:00
Наталья Суворова, Дарья Луганская
Гараж для стартапера: как мастерские TechShop вернули моду на «железо»
Основатель сети TechShop Марк Хетч уверен, что через несколько лет подобные мастерские откроются в каждом крупном городе в мире Фото: Борис Жарков для РБК
Стартапы, выпускающие физические объекты, вызывают сомнения у инвесторов, если не могут показать прототип своего устройства. Мастерские TechShop и их аналоги помогут изготовить его быстро и недорого даже непрофессионалу

Когда Apple в 2010 году анонсировала выход iPad, молодой инженер из Калифорнии Патрик Бакли решил создать чехол для нового планшета. Основать производство дома возможности не было, поэтому он записался в мастерскую TechShop, где много дней проектировал и вытачивал на фрезерном станке с ЧПУ гибкий чехол из бамбука. Три месяца спустя созданная Бакли компания DODOcase продала чехлов по предзаказам на $1 млн, а через год с iPad в таком чехле был замечен президент США Барак Обама.

DODOcase — лишь один из стартапов, чей путь к успеху был бы извилистее, если бы не TechShop, сеть мастерских, которая за небольшую плату предоставляет круглосуточный доступ к профессиональному оборудованию. Мастерские уже открылись в восьми городах в США и в одном — в Европе. Основал TechShop в 2006 году ученый и бывший научный консультант телешоу «Разрушители легенд» Джим Ньютон. Бизнес-опыта ему не хватало, и год спустя к нему присоединился Марк Хетч, нынешний CEO компании. Бывший десантник, Хетч получил магистерскую степень в бизнесе и MBA, семь лет проработал в компании Avery Dennison, производящей самоклеящиеся материалы. Вместе с Ньютоном они постарались сделать TechShop настоящим раем для тех, кто любит делать вещи своими руками.

В Сан-Франциско TechShop занимает три этажа в просторном офисном здании. У входа — небольшой магазин, где продают краски и стройматериалы. На входе в помещение Марк просит корреспондента РБК надеть стеклянные очки — здесь работают с металлом и другими материалами, которые могут повредить глаза. На втором этаже — классы с компьютерами и швейные мастерские, на третьем — столы, за которыми работают группы, тут же печатают на 3D-принтере.

На третьем этаже офисного здания располагаются столы, за которыми работают группы, тут же печатают на 3D-принтере Фото: Борис Жарков для РБК

Каждая мастерская TechShop оснащена оборудованием на сумму более $1 млн: фрезерные станки с ЧПУ, 3D-принтеры и сканеры, лазерные резчики, сварочные аппараты, перфораторы, швейные машины и пр. Есть также различные программы, например AutoCAD. Круглосуточный доступ ко всему этому стоит $150 в месяц: для сравнения, месячная подписка на AutoCAD обходится в сопоставимую сумму. «Если мы поднимем цены, то заработаем много денег, но кто-нибудь на соседней улице решит открыть похожую мастерскую и брать за посещение, условно, не $500, а $400», — объясняет Хетч.

Плата за «подписку» формирует примерно 50% дохода TechShop, еще 30% приходится на обучающие курсы и тренинги по использованию техники, программированию и т.д., которые оплачиваются отдельно. Курсы стоят в среднем от $50 до $100, и доступ к некоторой технике можно получить только после их прохождения. Кроме того, компания сдает площади в аренду стартапам.

Мастерская TechShop Фото: Борис Жарков для РБК

TechShop привлекает людей самого разного образа жизни и рода занятий: от студентов-«самоделкиных» до профессионалов. В TechShop в 2009 году начинали Джек Дорси и Джим Маккилви, основатели мобильной платежной системы Square, которая в октябре 2015 года вышла на IPO с оценкой $2,9 млрд. Дорси и Маккилви задумали создать простой девайс, который подключался бы к смартфонам и одним движением превращал их в кассовый аппарат. Венчурные инвесторы отвергли идею: у стартаперов не было прототипа, а прошлые успехи в IT-индустрии (Дорси на тот момент уже создал Twitter) не убеждали инвесторов в способности партнеров создать hardware-девайс. Тогда Маккилви в мастерской TechShop в Менло-Парке на машине для литья пластмассы создал прототип считывающего устройства для кредиток. Дорси в это время написал софт, договорился с платежными системами и банками, и три месяца спустя партнеры привлекли $10 млн в первом раунде инвестиций.

Прототип Square мог стоить сотни тысяч долларов, а его производство — занять от шести месяцев до года, утверждает Хетч. По его подсчетам, благодаря TechShop основатели Square сэкономили до 98% возможной стоимости запуска стартапа, а самое главное — дешево изготовили прототип. «Если без прототипа один из самых успешных предпринимателей нашего времени не может получить инвестиции на воплощение бизнес идеи на миллиарды долларов от лучших инвесторов мира, кто вообще сможет их получить? И почему инвесторы должны вкладывать деньги во что-то, что не могут подержать в руках?» — говорит Хетч.

Основатель сети TechShop Марк Хетч (справа) Фото: Борис Жарков для РБК

По оценке Хетча, сейчас TechShop стоит $50 млн. При этом он не прибылен как компания, хотя каждый магазин по отдельности приносит прибыль. Для роста в США TechShop использует помощь спонсоров, например Autodesk, которая владеет небольшой долей в компании (какой, Хетч не раскрывает). В Детройте сеть стала партнером компании Ford, руководству которой импонировала возможность отправлять сотрудников на курсы. TechShop начала международную экспансию: в октябре 2015-го мастерская в партнерстве с Leroy Merlin открылась в Париже, в ближайшее время планируется открытие TechShop в Лондоне. «В конце концов в каждом крупном городе мира будет своя TechShop или подобное ей место», — убежден Хетч.

3978 hardware- и 50 577 софт-стартапов зарегистрировано в США

$4,8 млн — средняя оценка стоимости hardware-стартапа в США

$87 тыс. в год — средняя зарплата сотрудника hardware-стартапа

Источники: AngelList, The Economist

TechShop создает экосистему для hardware-стартапов, отмечает инвестор и партнер фонда PV Seed Fund I Сергей Пацко. «Несколько лет назад, чтобы запустить hardware-стартап, человеку нужно было минимум $300 тыс., а сейчас это можно сделать за $5 тыс.», — объясняет он. Благодаря этому мода на «железные» стартапы начинает потихоньку захватывать не только Кремниевую долину, но и распространяться по всем США, создавая тренд на перенос производства из Китая обратно в Америку, говорит Пацко.

Сам Пацко занимается созданием компании для привлечения финансирования в hardware-стартапы и считает, что за такими проектами будущее. Хетч в этом не настолько уверен. «Есть причина, по которой мы называем это hardware, — это очень сложно», — шутит он. При создании устройств есть физические ограничения, отмечает Хетч: «Софт — это просто, загрузил что-нибудь в облако, нанял нескольких программистов, и можно масштабировать бизнес буквально за одну ночь. Но ты не можешь перейти от одного складного каяка к миллиону таких каяков за шесть месяцев». Венчурные капиталисты так подсели на огромную отдачу в короткие сроки от софтверных стартапов, что вряд ли захотят в ближайшее время изменить эту тактику, считает предприниматель.

Гараж для стартапов

В конце 2012 года 27-летний инженер-механик, выпускник Стэнфорда Грег Кресс заметил, что hardware-стартапам не хватает пространства, где они могли бы вести производство, общаться и обмениваться опытом. «Если ты делаешь софт-стартап, для тебя все готово: есть коворкинги, инвесторы, готовые вложиться в такие стартапы на ранней стадии, менторы. В hardware такого нет», — рассказал Кресс РБК. В TechShop, по его мнению, слишком много людей, которые приходят туда сделать украшение на елку к Рождеству. Так появилась Radicand — платформа-инкубатор для «железных» стартапов.

Грег Кресс создал Radicand в 2012 году, чтобы помогать «железным» стартапам основать производство. Сейчас 
его комьюнити насчитывает более 120 участников Фото: Борис Жарков для РБК

За вывеской Radicand в Редвуд-Сити, пригороде Сан-Франциско, находится огромный двор, а в нем — большой сарай с оборудованием. Как и TechShop, место напоминает большой ангар, но Radicand просторнее и проще в плане дизайна или удобств — и то и другое здесь практически отсутствует. В Radicand умельцев-любителей не привечают — сюда приходят только предприниматели, участники тесного комьюнити, которое насчитывает 120 человек.

Офис компании Radicand Фото: Борис Жарков для РБК

«Изначально я думал, что главное — это физическое пространство и оборудование, но со временем осознал, что в гораздо большей степени нужны профессиональные компетенции», — говорит Грег Кресс. На ранних этапах hardware-стартапы часто не понимают, как построить продукт, какую технологию использовать, как продвинуть его на рынок. Поэтому Radicand во многом живет за счет консалтинга: ее специалисты (в лаборатории пять штатных сотрудников) помогают стартаперам продумать технологию и применить ее, а в последнее время помогают еще и с маркетингом. «Как правило, получается не с первой попытки — мы тестируем, а затем делаем новый прототип на основе полученного опыта. И в итоге у тебя готовый продукт, который можно показать инвестору в течение недели, а не полугода», — объясняет Кресс.

На первом этапе Кресс вложил в Radicand $100 тыс., привлеченных благодаря знакомому бизнес-ангелу. Денег хватило меньше чем на год: на них Кресс смог приобрести лишь 3D-принтер и лазерный резчик. Остальное оборудование приносили участники комьюнити до тех пор, пока компания не вышла на окупаемость. В первый год Radicand потеряла деньги, признается Кресс, однако уже в следующем заработала небольшую прибыль. При этом компания ни копейки не потратила на рекламу — все клиенты пришли благодаря сарафанному радио, утверждает он.

Жесткой цены у членства в лаборатории нет: со всеми стартапами Radicand сотрудничает по разной модели. «Иногда мы выкупаем долю в компании, иногда у нас партнерство и мы делим будущие доходы», — говорит основатель. В последнем случае Radicand получает с подопечных в среднем около 5% от продаж. Некоторые сотрудничают с Radicand на основе почасовой оплаты: например, стартап Moxxly по разработке «умного» молокоотсоса для молодых матерей. Без Radicand пришлось бы потратить десятки тысяч долларов на разработку, рассказала РБК соосновательница Moxxly Шанти Аналитис. Сейчас эта компания уже получает необходимые разрешения от FDA и готовится запустить устройство в продажу. «Radicand очень хороша в том, что делает: сотрудники разбираются в технике, умеют работать с разными материалами, разрабатывать дизайн и знают, как запустить продукт в производство. Они отлично генерировали идеи, когда у нас возникали вопросы или когда нам надо было протестировать пару безумных затей», — рассказала Аналитис.

Основатель Radicand Грег Кресс вместе с сотрудниками компании Фото: Борис Жарков для РБК

Другие, например стартап MudWatt, выпускающий детские учебные наборы для производства электричества с помощью грязи и электродов, используют Radicand в основном ради помещения и хорошей компании. «У нас уникальная позиция — мы пришли в Radicand с готовым продуктом», — рассказал РБК основатель компании Киган Кук. Через Radicand проходят и более амбициозные проекты — например, Nebia, чей инновационный душ, использующий на 70% меньше воды, чем обычный, собрал на Kickstarter более $3 млн. Или Skully — первый в мире «умный» мотоциклетный шлем со встроенным дисплеем, благодаря которому водитель может видеть GPS-навигатор и панораму на 360 градусов вокруг себя, не отвлекаясь от дороги (проект собрал $2,4 млн на краудфандинговой платформе Indiegogo).

140 тыс. стартапов было в мире на начало 2014 года

$46 млрд — оценка стоимости Xiaomi, самого дорогого 
в мире hardware-стартапа

Источники: AngelList, The Economist

Radicand сотрудничает и с крупными акселераторами, вк​лючая Y Combinator. Если сейчас доля hardware-стартапов в акселераторах в среднем составляет 10–15% от общего числа заявок, то менее чем через пять лет она вырастет до 30–40%, убежден Кресс. «Посмотрите, как сильно изменилась наша жизнь с появлением небольшого смарт-устройства в вашем кармане. Теперь мы возьмем тот же уровень интеллекта и применим его ко всему окружающему миру, к вещам, к которым никто не подступался уже 100 лет. И здесь гораздо больше потенциала, чем в мобильных приложениях», — говорит предприниматель.

«Железо» проникает в Европу

По сведениям базы данных AngelList, в Кремниевой долине сейчас чуть менее 4 тыс. стартапов, которые относят себя к hardware, — совсем немного по сравнению с числом софт-стартапов, которых больше 50 тыс. Акселераторов, которые занимаются только «железом», совсем мало. Зато мастерские, похожие на TechShop, начинают открываться и в Европе. Один из примеров — лаборатория Green Garage, которую летом 2015 года открыла в Вильнюсе бывший гендиректор и основатель игровой компании Game Insight Алиса Мацанюк.

Лаборатория и учебный центр Green Garage в Вильнюсе — ближайший аналог мастерских TechShop в Европе Фото: Борис Жарков для РБК

Green Garage объединяет в себе мастерскую, электронную лабораторию и учебный центр. Посетители получают доступ к 3D-принтерам, лазерным резчикам, машинам для работы с деревом, пластиком, металлом, могут посещать курсы по электронике и программированию.

«Мой сын всегда любил делать что-то своими руками. Мне всегда казалось, что у меня растет инженер или дизайнер-конструктор. И я очень много времени провела в размышлениях о том, что я могу сделать для него, чтобы через несколько лет ему было легче воплотить свои идеи в жизнь. Я не нашла ничего в мире, что мне понравилось бы по формату. Тогда я решила открыть такое место», — написала Мацанюк РБК.

Сейчас Green Garage посещают около 200 человек в неделю — от школьников до профессионалов. На открытие центра Мацанюк потратила порядка €250 тыс. и рассчитывает, что проект полностью окупится года через два. Green Garage для нее пока тестовая площадка. «Если мы посчитаем, что наши идеи достойны большего, то мы постараемся открыть более 20 мест до 2020 года», — рассказала Мацанюк.

По духу Green Garage близка к TechShop и Fab lab — некоммерческому проекту мастерских, зародившемуся в Массачусетском технологическом институте в США (одна Fab lab работает и в Москве на территории МИСиС). Других подобных проектов, по словам Мацанюк, в Европе пока не существует, а в России в этом смысле и вовсе «все очень печально».

Энтузиасты пытаются запускать такие проекты в России, говорит Александр Чемерис, основатель стартапа Fairwaves. Летом 2011 года он и трое его партнеров сняли помещение на Воробьевых горах и открыли хакспейс Neuron, на тот момент один из первых в Москве. Проект предлагает рабочее пространство для специалистов из разных областей за умеренную плату — от 500 руб. в день за разовое посещение до 10 тыс. руб. в месяц за статус резидента. В нем есть современное оборудование, но почти все приносят с собой постоянные участники. Вложенные в проект 0,5 млн руб. окупились примерно через два года, но прибыли хакспейс не приносит, говорит Чемерис.

В последний год в хакспейсе прибавилось людей, чей род деятельности связан с производством физических объектов, отмечает Чемерис. Софтверщиков сейчас уже меньшинство, так что тенденция докатывается и до России, говорит он. Желание запустить производство в России есть у многих, но экономические сложности — малая часть того, что предстоит преодолеть. «Чтобы получить что-нибудь из-за рубежа, ты должен пройти десять кругов ада, а чтобы вывезти свою продукцию из России — еще больше кругов. Например, внезапно оказывается, что это продукция двойного назначения, и ты должен получать разрешение в ФСБ», — рассказывает Чемерис. Его стартап Fairwaves, создающий сети мобильной связи в развивающихся странах, обосновался в Бостоне, где компания арендует офис в коворкинге Greentownlabs, нацеленном на hardware-стартапы.

До реального подъема hardware в России еще далеко — подтверждением тому служит и история с неудачной попыткой запуска клона TechShop в Москве. Заняться этим в начале 2015-го пытался основатель «Связного» Максим Ноготков. Как рассказал Ноготков журналу Forbes, от задумки он отказался, посчитав, что проект может быть экономически выгодным только в больших городах и при поддержке крупных корпораций или государства. «Мне показалось, что государство в лице московского правительства само хочет этим заниматься. Мне бессмысленно с ними конкурировать», — написал Ноготков РБК. Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы на запрос РБК не ответил. 

Другие материалы по теме
Фонд Мильнера поучаствовал в рекордном для стартапа раунде инвестиций
Леонардо ДиКаприо и владелец группы «Сумма» вложились в алмазный стартап
Основатель WhatsApp — РБК: «Большинство идей стартапов совершенно глупые»
Хитрости мисс Холмс: почему стартапам придется работать, а не пиариться